НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

ЭКСТРЕМАЛЬНЫЕ ВИДЫ СПОРТА КАК МОДЕЛЬ АДАПТАЦИИ В УСЛОВИЯХ ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНОГО СТРЕССА

О. П. Карпова

* Электронная публикация:
Карпова О. П. Экстремальные виды спорта как модель адаптации в условиях психоэмоционального стресса [Электронный ресурс] // Новости украинской психиатрии. — Харьков, 2001. — Режим доступа: http://www.psychiatry.ua/articles/paper033.htm.

При изучении стресса широко используются различные способы моделирования стрессогенных условий. Как естественную модель эмоционального стресса, позволяющую исследовать общие, основные закономерности его развития, можно рассматривать занятия экстремальными видами спорта.

Понятие экстремальности предполагает, что это небезразлично для организма, более того, что это может вызвать в нём предельно допустимые по тем или иным соображениям изменения.

При действии на человека экстремальных факторов, отчётливее и полнее проявляются общие, неспецифические симптомы адаптации, на изучение которых направлено исследование стресса. Стрессовые реакции и последующие стрессовые состояния, вызванные физически и психологически значимыми воздействиями, являются мощным фактором, обеспечивающим адаптивное поведение человека. Психическая адаптация является наиболее совершенным и сложным приспособительным процессом.

Спортивная ситуация сопровождается значительным психическим и эмоциональным напряжением и приобретает характер стрессовой. Сложность картины психологического стресса может быть адекватно понята только при анализе достаточно многих его проявлений.

Восприятие угрозы (прямой, реальной, непосредственной опасности для жизни и здоровья, и опосредованной, связанной с ожиданием её реализации) порождает состояние тревоги.

Термин «тревога» используется для описания неприятных по своей окраске эмоциональных состояний или внутренних условий, которые характеризуются субъективно ощущением напряжения, беспокойства, мрачного предчувствия, а с физиологической стороны — активацией автономной нервной системы. Состояние тревоги возникает, когда индивид воспринимает определённый раздражитель или ситуацию как несущие в себе актуально или потенциально элементы опасности, угрозы, вреда. Фактор тревожности оказывает сильное влияние на регуляцию устойчивости организма в стрессовых ситуациях, заметно снижая его работоспособность. Тревожность может быть отнесена к числу факторов риска, оказывающих негативное влияние на адаптационные возможности организма в условиях психического стресса. Однако, хотя тревога и переживается как неприятная эмоция, некоторые люди могут искать таких переживаний (например, соревнуясь в опасных видах спорта или косвенно переживая трудности, которые испытывают).

Тревога, беспокойство, чрезмерное волнение являются предшественниками и предвестниками страха. Чувство страха — это защитная реакция организма, закреплённая в процессе эволюции, сигнал о необходимости включиться в активную деятельность, сигнал, мобилизующий организм. Определяющей характеристикой страха является то, что интенсивность эмоциональной реакции пропорциональна величине опасности, вызывающей её.

Страх — это один из основных видов эмоций. Причиной страха может быть событие, условие или ситуация, являющиеся сигналом опасности. Угроза, так же как и потенциальный ущерб, может быть как физической, так и психологической. Причиной страха может быть либо присутствие чего-то угрожающего, либо отсутствие чего-то, что обеспечивает безопасность. Однако, при занятиях экстремальными видами спорта, страх возникает как нормальная реакция, поскольку имеет место реальная угроза жизни, здоровью, благополучию самого субъекта.

Чувство страха небезразлично для организма. Оно вредно, так как связано с боязнью, сомнением, чувством неуверенности, которые ведут к ослаблению защитных сил организма. При страхе появляется чувство недостаточной надёжности, чувство опасности и надвигающегося несчастья. Человек ощущает угрозу своему телу, своему психологическому Я или тому и другому вместе.

Булл писал: «Чувство страха в своей простейшей форме имеет определённо двойственный характер и обязано своим существованием борьбе между исследовательским инстинктом (рефлекс «что такое?» по И. Павлову) и инстинктом самосохранения. Эти две борющихся тенденции ставят страх в особое положение между первоначальным моментом удивления и конечным специфическим адаптивным поведением. Страх изначально связан с чувством неуверенности в отношении, во-первых, истинной природы опасности; и во-вторых, того, как действовать с этой опасностью» (Bull, 1951).

Клинические проявления страха зависят от его глубины и выражаются в объективных проявлениях и субъективных переживаниях.

При простой реакции страха наблюдается умеренное проявление активности: движения становятся чёткими, экономичными, увеличивается мышечная сила. Нарушение речи ограничивается ускорением её темпа, запинками, голос становится громким, звонким. Мобилизуются воля, внимание идеаторные процессы. Мнестические нарушения в этот период представляют снижение фиксации окружающего, нечёткими воспоминаниями происходящего вокруг, однако в полном объёме запоминаются собственные действия и переживания. Характерным является изменение ощущения времени, течение которого замедляется, и длительность острого периода представляется увеличенной в несколько раз.

С другой стороны, человек под влиянием страха может потерять работоспособность, не может сосредоточиться, теряет способность действовать логично и упорядоченно, повышается количество ошибочных действий, ухудшается память, внимание, сообразительность.

Чрезмерно выраженный страх является уже срывом высшей нервной деятельности.

Подверженность реакции страха зависит от пола, возраста, индивидуальных особенностей, социально приобретённой устойчивости и социальной установки личности, исходного соматического и нервно-психического состояния, а также индивидуальной значимости и степени угрозы биологическому и социальному благополучию.

Порог возникновения страха, так же, как и порог возникновения других фундаментальных эмоций, находится под влиянием индивидуальных различий, имеющих биологическую основу, индивидуального опыта и от социокультурного контекста происходящего.

У спортсменов страх может быть двух видов: страх реальной опасности и угрозы жизни и здоровью (характерен для экстремальных видов спорта) и страх необоснованный, связанный не с реальной опасностью, а с чрезмерным волнением. Необоснованный страх является более злокачественным по отношению к возможностям спортивных достижений, поскольку реальная опасность оставляет надежду на благополучный исход и позволяет принять реальные меры безопасности.

Преодоление страха (умение целенаправленно действовать в ситуации страха) не означает избавление от него. Задача состоит в том, чтобы научиться реагировать на опасную ситуацию, не испытывая страха, а лишь реально осознавая степень опасности, вырабатывая диференцированный подход к самому явлению страха. Тренированность нивелирует патогенное влияние фактора риска. Спортсмены, которым часто приходится находиться в экстремальных ситуациях, способны вырабатывать навыки наиболее адекватных реакций, наиболее правильно мобилизовать свои функции. Вследствие этого, страх может становиться менее выраженным, происходит адаптация к ситуации. Значительная роль положительного опыта, чувства удовлетворения в связи с выполненной задачей. Всё это приводит к росту доверия к себе, что способствует лучшей адаптации к трудной ситуации.

Психологическая адаптация в экстремальных условиях зависит во многом от характера и выраженности мотивации — регуляторного процесса, который обеспечивает управление действиями для достижения определённой цели, то есть результата, смысл которого понятен человеку, осознаётся им.

Мотивированное поведение является результатом действия двух факторов: личностного и ситуационного. Под личностным понимаются мотивационные диспозиции личности (потребности, мотивы, установки, ценности), а под ситуационным — внешние, окружающие, человека условия.

Мотивация способствует повышению умственной и физической работоспособности, достижению высоких спортивных результатов. Мотивация зависит от прошлого опыта и научения, от социальных, характерологических и культурных факторов. Уровень мотивации определяется выбором цели, уровнем притязаний, успехом и неуспехом.

С усилением мотивации повышается эффективность действий, но лишь до определённого предела. Чрезмерно значимая мотивация, зависимость от результата выступления на соревнованиях, категорическая недопустимость малейшей неудачи, могут вызвать чрезмерное возбуждение, волнение, беспокойство, тревогу, а подчас и страх, и являются отрицательным стимулом.

Важно учитывать отношение между интенсивностью мотивации и реальными возможностями человека в конкретной ситуации.

На основе существования гипотезы о положительной и отрицательной системе мотиваций, В. А. Файвишевский в книге «Бессознательное: природа, функции, методы исследования» отмечает, что «потребность в биологически и психологически отрицательных ситуациях проявляется столь широко, что эта тенденция, будучи абсолютизированной без учёта её подчинённой роли по отношению к потребности в положительной мотивации, может вызвать иллюзию существования у живого существа стремления к опасности как к самоцели. Если сенсорное голодание системы положительной мотивации создаёт вечную неутолимую неудовлетворённость человека достигнутым, то сенсорное голодание системы отрицательной мотивации, обеспечивает эту неудовлетворённость мужеством, способностью к дерзанию и риску» (Файвишевский В. А. О существовании неосознаваемых негативных мотиваций и их проявлений в поведении человека // Бессознательное: природа, функции, методика исследования. — Тбилиси: Мецниерба, 1978. — С. 433–445).

Среди факторов, определяющих влияние психического стресса не спортсмена, выделяют различные индивидуально-психологические и личностные особенности, и прежде всего — эмоциональную устойчивость (способность спортсмена сохранять высокую психическую и физическую работоспособность при действии сильных эмоциональных факторов), обеспечивая эффективную деятельность и целенаправленное поведение в экстремальных условиях. Спортивная деятельность будет успешной, если она протекает на фоне оптимального для данной деятельности уровня эмоционального возбуждения. Устойчивость к стрессу связана с особенностями нейропсиходинамики не сама по себе, не прямо и непосредственно, а в зависимости от целого ряда индивидуальных и личностных особенностей — мотивов, отношений личности, особенности психических процессов.

Степень эмоционального стресса следует оценивать на основе комплексного и одновременного изучения психических и физиологических компонентов.

На фоне длительного психоэмоционального напряжения происходит нарушение нормального взаимодействия различных функциональных систем и процессов саморегуляции организма человека, что может приводить к развитию различных заболеваний.

Нарушение сложнейших механизмов адаптации человека к меняющимся условиям внешней среды, обусловливает возникновение отрицательного эмоционального напряжения и связанных с ним различных функциональных сдвигов в организме.

Синдром эмоционального перенапряжения сопровождается дезинтеграцией корково-подкорковых отношений, активацией симпатико-адреналовой системы, вазоактивных стресс-индуцированных и стресс-протективных пептидергических систем и играет сначала адаптивную роль, а затем последовательно переходит в свою противоположность, становясь инициальным звеном в патогенезе многих психосоматических заболеваний.

Наблюдаемая в разной степени выраженность биохимических изменений в стрессовой ситуации, отражает индивидуальный стиль адаптации, обусловленной генетически детерминированным статусом единой нейроэндокринной системы регуляции поведения человека.

Особенностями экстремальной ситуации определяется единый процесс, динамика и структура психогенных расстройств. В этом процессе имеется соотношение между качеством психогении и формами психической дезадаптации.

Психогенные расстройства являются наиболее специфическими для спортсменов, не считая травм. Эти явления находятся на грани психической нормы и патологии, и диагностика этих клинически слабовыраженных явлений, относящихся к группе так называемых пограничных состояний, бывает достаточно трудной.

Срывы высшей нервной деятельности могут проявляться в виде различных нарушений и закрепляться условно-рефлекторно, становясь привычной формой реагирования в однотипных ситуациях.

Угроза жизни и здоровью в экстремальных условиях, являясь мощным психогенным фактором, способствует возникновению психических нарушений различной глубины и продолжительности, как изолированных, так и в сочетании с соматическими поражениями. Многообразие психосоматической и спровоцированной эмоциональным стрессом соматической патологии, объясняется целостностью реакций ЦНС на все виды психического и физического воздействия на человека. Стрессор становится патогенным в том случае, если его сила превышает унаследованную и приобретённую реактивность (возможность адаптационных, защитно-приспособительных механизмов) соответствующей системы и организма в целом. Один и тот же эмоциональный стрессор может у различных людей, в зависимости от преморбидных особенностей, оказывать различное влияние — с одной стороны — в рамках психологической и физиологической нормы — мобилизующее и дезорганизующее психическую деятельность и поведение; с другой стороны — в рамках патологических реакций.

В связи с этим возникает необходимость нормализации психического состояния, смягчения отрицательных влияний чрезмерной психической напряжённости и активации восстановительных процессов. В подобной ситуации выявляется важность психической подготовки, умения управлять собой, что повышает эмоциональную устойчивость и резистентность организма к неблагоприятным факторам.

Антистрессовая устойчивость понимается как результат развития адаптации, вследствие которой организм приобретает новое качество, а именно адаптацию в виде резистентности, устойчивости к стрессорному влиянию, тренированность, новые навыки. Это новое качество проявляется в дальнейшем в том, что организм не может быть повреждён теми факторами, к которым приобрёл адаптацию и, следовательно, в широком биологическом аспекте адаптационные реакции являются реакциями, предупреждающими повреждение организма, составляя основу естественной профилактики.

Повышение устойчивости к какому-либо одному фактору риска (вызвавшему первоначальную адаптацию), одновременно повышает устойчивость и к другим повреждающим факторам риска.

Многочисленные данные науки и практики убедительно свидетельствуют о возможностях тренировки эмоций, которые повышают стрессоустойчивость, препятствуют развитию чрезмерных по силе и продолжительности эмоциональных реакций, предупреждают нарушения нервно-психической сферы у здоровых людей в специфических областях деятельности (к которым относится и большой спорт), где нередко возникают стрессовые ситуации, способные травмировать психику, а через неё и многие другие системы организма.

В изучении проблемы эмоционального стресса и при разработке профилактических антистрессовых мероприятий следует исходить из того, что не всякое эмоциональное напряжение причиняет вред здоровью. Определённый уровень умеренного эмоционального напряжения формирует необходимую психологическую основу для успешной спортивной и творческой деятельности, для преодоления естественных трудностей в различных жизненных обстоятельствах.

Таким образом, в эмоционально стрессовых нагрузках следует видеть факторы, заключающие в себе двойственное влияние: с одной стороны — биологические, витальные моменты, затрагивающие эмоциональность в глобальном смысле; с другой стороны — психические реакции, направленность которых может заключать в себе, в зависимости от переработки, как патогенный, так и саногенный характер. Суммация этих двух сторон даёт возможность рассматривать эмоциональные стрессовые нагрузки как фактор исключительного значения и полагать, что им, в наивысшей мере, присущи способность тотального влияния на организм и личность во всей совокупности его соматопсихических и психосоматических отношений.



© «Новости украинской психиатрии», 2001
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211