НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

ВОПРОСЫ УСТРОЙСТВА И УПРАВЛЕНИЯ ПСИХИАТРИЧЕСКИХ БОЛЬНИЦ В РУКОВОДСТВЕ ПРОФЕССОРА ХАРЬКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА П. А. БУТКОВСКОГО «ДУШЕВНЫЕ БОЛЕЗНИ…» (к 170-летию выхода первого руководства по психиатрии на русском языке)

В. С. Подкорытов, А. Н. Бачериков, П. Т. Петрюк, И. И. Кутько, А. Е. Двирский, С. С. Яновский

* Публикуется по изданию:
Подкорытов В. С., Бачериков А. Н., Петрюк П. Т., Кутько И. И., Двирский А. Е., Яновский С. С. Вопросы устройства и управления психиатрических больниц в руководстве профессора Харьковского университета П. А. Бутковского «Душевные болезни…» (к 170-летию выхода первого руководства по психиатрии на русском языке) // Український вісник психоневрології. — 2005. — Т. 13, вип. 2. — С. 115–118.

Российское общество в начале XIX века в большей мере стало проявлять внимание к положению душевнобольных. В 20-е и в начале 30-х годов этого столетия в популярном издании «Журнал человеколюбивого общества» и в отдельных научных изданиях был представлен ряд сообщений об уничтожении цепей в парижских домах для сумасшедших, биография Ф. Пинеля, возглавившего этот процесс, который в последующем был назван системой нестеснения, а также описание устройства домов сумасшедших во Франции, Англии, Австрии и Швейцарии [8, 9].

В 1834 году профессор хирургии и душевных болезней Харьковского университета П. А. Бутковский опубликовал первое двухтомное руководство по психиатрии на русском языке «Душевные болезни, изложенные сообразно началам нынешнего учения психиатрии в общем и частном, теоретическом и практическом её содержании», в основу которого легли материалы его докторской диссертации [3]. В руководстве П. А. Бутковский впервые ввёл термин «психиатрия», что явилось толчком для развития психиатрии на Сабуровой даче и в России [14].

П. А. Бутковский проявлял нежность и сострадание к душевнобольным, к «несчастным страдальцам» и придавал значение устройству психиатрических больниц и созданию благоприятных условий для их содержания. В главе «Об устройстве и управлении домом сумасшедших» он не только обобщил позитивный опыт строительства психиатрических больниц и ухода за больными в Англии, Германии и Франции, но и отразил свой взгляд на эти проблемы. «Жилища сих несчастных должны быть выстроены на ровном месте в один этаж… разделение их на этажи создаёт затруднения, а иногда и опасности обслуживания и надсмотра за ними», — отмечал автор. «Больница должна быть построена по общему плану, а помещения спланированы так, чтобы были созданы удобства для пребывающих в нём больных и присмотра за ними. В ней должно быть подразделение больных по полу, по характеру и периодам их болезни».

Комнаты больницы должны быть просторными и предохранены от сырости. «При построении такого дома нужно обращать внимание не на одну крепость и надёжность». Обыкновенно все комнаты создаются в расчёте на возбуждённых больных, «…между тем как из ста сумасшедших едва ли десять больных требуют таковых попечений». П. А. Бутковский не упускал никаких мелочей в создании психиатрических больниц. Он отмечает такие детали как: «двери сих комнат не должны быть слишком малы, а крючки или задвижки оных не слишком огромны и звенящи… Пол деревянный теплее». Такие полы он рекомендовал создавать в помещениях для опрятных и выздоравливающих больных. В то же время «для больных возбуждённых и неопрятных лучше каменный пол».

Для спокойных и выздоравливающих больных постели должны быть обыкновенными, однако ножки кровати должны быть прикреплены к полу, а сама кровать отделена от стены. Это способствует лучшему уходу за помещением, а в случае возбуждения больного создаёт возможность его фиксации. Бельё и одежду у больных необходимо содержать в чистоте и порядке. «Одежда должна быть довольно тёплая, особливо для меланхоликов… Предположения, что сумасшедшим не нужна теплота, и что им полезнее быть в холодных комнатах, совершено не справедливо», — подчёркивал П. А. Бутковский. Отопление помещения должно осуществляется «посредством труб, проводящих согретый воздух… Если комнаты нагреваются должным образом, то больные не остаются в постели и охотнее делают движения».

П. А. Бутковский также отмечал, что в больнице необходимо создавать обширные комнаты для отдыха, «служащие вместе с рабочими залами для всех, кои могут работать… Причём они друг друга побуждают к тому, чтоб и работа соделалась господствующею идеею». Эти указания П. А. Бутковского свидетельствуют о том, что он придавал важную роль трудотерапии в комплексном лечении душевных болезней.

Питание всех больных, включая и беспокойных, должно проводиться в «столовой зале». Это побуждает больных «к соревнованию и содействует к восприятию прежних общественных привычек». При благоустроенном психиатрическом заведении должны находиться довольно просторные дворы и сады, чтобы больные не были вынуждены двигаться «в тесных, влажных, а летом до удушья жарких дворах».

Важное значение в терапии душевнобольных П. А. Бутковский отводил пищевому рациону, который должен быть индивидуальным и «производиться по потребностям каждого… Качество питательных средств и питья должно быть легко варимое и не возбуждающее». Автор подчёркивал необходимость создания отдельных комнат для душевнобольных, страдающих сопутствующими соматическими заболеваниями.

В начале XIX века среди психиатров европейских стран шла оживлённая дискуссия об управлении психиатрической больницей. Многие полагали, что ею должен управлять директор, который может не являться врачом. В связи с этим П. А. Бутковский выделяет главу «Об управлении домом сумасшедших», в которой описывает функционирование психиатрической больницы. Это «заведение должно иметь общие свои постановления и предписания, коим подчинён всякий житель и чиновник оного. Они служат как для отказа всякому возражению и сопротивлению, так и побудительными причинами к повиновению… В заведении, управляемом хорошими постановлениями, обретается движимость, деятельность и понуждения, в которые всякий постепенно вовлекается… и удерживается от распутных поступков».

П. А. Бутковский придавал важное значение подбору обслуживающего персонала. По его мнению, эти лица «должны быть избираемы не из самого низшего класса людей, иметь непротивную наружность и одеваться чисто и опрятно, не нося с собою палок или других средств к защите… Они никогда не должны в присутствии больных говорить о их состоянии и не требовать подати от родственников. Гораздо лучше, если они в одном и том же отделении остаются служить не надолго». Автор подчёркивал необходимость приучать пациентов к самообслуживанию, «для больных полезно, если они сами стараются о всём, что относится для их особы».

В отношении штата больницы П. А. Бутковский указывал, что «кроме директора, эконома и чиновников… в каждом доме должны быть установлены ещё частные смотрители, занимающиеся надзором за прислугою и стражею и подчинённые главному смотрителю». Прислуга не должна связывать больных без присутствия смотрителей, они должны наблюдать за раздачей лекарств и выполнением предписаний врача, вникать во всё, чтоб дать отчёт врачу и директору заведения. Для этих целей нужно подбирать образованных людей, ибо «грубые и невежи могут делать большой вред… Смотрители должны во всём повиноваться врачу, видя в нём своего начальника и главнейшую побудительную причину всего заведения».

Главную роль в деятельности психиатрической больницы П. А. Бутковский отводил врачу: «Врач дома сумасшедших составляет… жизненное начало существующей в заведении жизни, ибо через него всё приводится в движение, он управляет всеми действиями… Врач сам по своей части снабжён полною властью» и должен управлять им. В отношении обязанностей врача автор указывал: «Врач должен ежедневно посещать больных, но не через два дня или два раза в неделю, как сие бывает во многих заведениях. Предписания его должны быть ежедневно записываемы». Фельдшер и обслуживающий персонал должны давать информацию врачу о поведении больного. Врач определяет отделение при его поступлении, а в дальнейшем при изменении состояния больного может переместить его в другое отделение. Он должен выдавать свидетельство о выздоровлении больного.

«Врач заведения для сумасшедших должен пользоваться большим почтением и уважением, без чего он никогда не может иметь должного влияния на больных». Для повышения клинического уровня врачей П. А. Бутковский рекомендовал проводить наблюдение за поведением больных в ночное время и при этом подчёркивал: «Кто сумасшедших сам не наблюдал ночью, тот не имеет важных поучений о душевных расстройствах и никакой врач не будет раскаиваться в пожертвовании времени для ночного наблюдения» [3].

Проявляя гуманность к «несчастным страдальцам» П. А. Бутковский писал: «Число цепями связанных больных может в некотором отношении служить мерой уважения, какого заслуживает заведение». По его мнению, до 1794 года цепи были в злоупотреблении во всех заведениях Европы, а Ф. Пинель уничтожил их, так как «они для сих несчастных служили только поношением, изувечивали их и ещё больше раздражали». В отношении даты снятия цепей Ф. Пинелем с душевнобольных: Э. Крепелин её относит к 1798 году, а Н. Н. Баженов утверждал, что это произошло в 1792 году. При этом он указывал, что именно эта дата указана его сыном Сципионом Пинелем [1, 4].

Выступая против использования цепей по отношению к больным, склонным к агрессии и самоповреждениям, П. А. Бутковский, как представитель «тогдашнего времени», перечисляет и описывает существующие в те времена менее травматические способы воздействия на больных в психиатрических больницах Европы и Англии. Закончив изложение этих способов борьбы с возбуждением, он отмечает, что воздействие холодной водой «составляет одно из полезнейших укротительных и успокоительных средств».

Во второй половине XX столетия Т. Добжанский [5], касаясь начальных проявлений шизофрении, утверждал, что «острое» воздействие может значительно ускорить выздоровление. К таким «острым» воздействиям он относил не только электрошок, инсулиновую кому, но и обливание холодной водой. При этом Ф. Фогель и А. Мотульский [13] отмечали, что холодовый стресс оказывает влияние на превращение норадреналина в адреналин. Отмеченный целебный эффект хорошо согласуется с дофаминовой концепцией шизофрении. Помимо этого, терапевтическое воздействие холодных ванн и обливаний холодной водой при эндогенных психозах А. Н. Бачериков [2] рассматривал в качестве варианта терапии, предшествующей современной краниоцеребральной гипотермии, которая эффективно используется при лечении различных вариантов шизофрении, маниакально-депрессивного психоза, а также интоксикационных психозов.

В «Душевных болезнях…» П. А. Бутковский [3] описывает существующий метод насильственного кормления больного с упорным отказом от пищи по бредовым мотивам. Больному «завязав глаза, отдаляют челюсти одну от другой и впускают жидкую пищу посредством металлической трубочки». Автор замечает, что этим методом пользоваться нежелательно, так как он не является безопасным и большего эффекта можно добиться с помощью ванн и обливаний. Зонд для кормления больных в этих случаях был внедрён в психиатрию J. Esquirol, спустя несколько лет после выхода в свет этого руководства [4].

Анализируя методы борьбы с возбуждением душевнобольных, П. А. Бутковский [3] особо подчёркивает, что «никогда не должно позволять бить больных». Он выступает с настоятельным требованием «воспретить доступ праздных и любопытных людей в сие убежище несчастных», и с сожалением отмечает, что «прежде в Лондоне, Амстердаме и Париже давалось позволение на то за деньги и сумасшедших показывали, как редких животных… и через то позабавить глупость любопытного посетителя». Подобные мероприятия, по его мнению, наносили непоправимый вред психическому состоянию больных.

В условиях психиатрической больницы, по мнению П. А. Бутковского [3], должно проводиться не только лечение больных, но и осуществляться «распознавание сомнительной душевной болезни… у подсудимых людей». В связи с этим он приводит критерии невменяемости: «Человек, лишённый ума, не может владеть собою и пользоваться правильно свободным самоопределением». Им подробно описаны методы выявления симуляции. Приведённые факты свидетельствуют о том, что П. А. Бутковский является основоположником судебной психиатрии [4, 10].

Заканчивая описание устройства психиатрических больниц и содержание душевнобольных, П. А. Бутковский указывает, что устройство «больницы Всех скорбящих по всей справедливости может почитаться образцовым для подобных домов не только в России у нас, но и во всей Европе». Из последних фраз этого раздела следует вывод о том, что эту больницу, как и другие больницы за пределами России, очевидно, неоднократно посещал автор «Душевных болезней…». Детальное описание устройства психиатрических больниц имело большое значение при их строительстве.

В период преподавания профессором П. А. Бутковским с 1834 по 1844 годы в Харьковском университете душевных болезней в г. Харькове функционировала одна из первых психиатрических больниц в России, которая носит название Сабуровой дачи (ныне Харьковская городская клиническая психиатрическая больница № 15). История её такова. Вначале в г. Харькове в 1793 году был выстроен смирительный дом, а затем «вскоре к нему присоединился, построенный в 1796 году, дом умалишённых и неизлечимо больных», — отмечал И. А. Устинский [12] в «Описании города Харькова». Этот дом умалишённых в 1820 году был переведён в помещение замка наместника Екатерины II на Слободской Украине генерала П. Ф. Сабурова. В связи с этим в последующем харьковские богоугодные заведения получили название Сабуровой дачи [6].

В период, когда в Харьковском университете читал душевные болезни профессор П. А. Бутковский, дом умалишённых занимал один из двух полутораэтажных флигелей. В нём содержалось небольшое количество душевнобольных, хотя он был рассчитан на 60 коек. В остальных зданиях Сабуровой дачи, кроме этого, числилось ещё 225 соматических коек. Специального врачебного штата дом умалишённых не имел. Наблюдение за психически больными вёл один из ординаторов соматической части больницы, а фактически оно осуществлялось смотрителем. В штат дома умалишённых входили: старший надзиратель — 1; вахтёр — 1; младший фельдшер — 1; служителей — 11; сиделок — 3; кухарка — 1; прачек — 8. Больные содержались в неблагоприятных условиях [6]. В XIX веке тяжёлое положение душевнобольных было характерным для многих психиатрических лечебниц, расположенных не только на окраинах России, но в странах Европы и даже в самой Франции [4, 9].

Малочисленность душевнобольных на Сабуровой даче, их неблагоприятное содержание, а также отсутствие врача-психиатра указывают на то, что во времена преподавания П. А. Бутковским душевных болезней в Харьковском университете ещё не были созданы условия, когда, по словам Ю. В. Каннабиха [7], психиатрия обрела объект своего исследования — душевнобольного в настоящем виде. При этом отсутствовала самостоятельная кафедра психиатрии. П. А. Бутковский понимал, что для повышения качества преподавания этого предмета необходима психиатрическая клиника. Для создания таковой он обращается с просьбой в вышестоящие инстанции, но она осталась без последствий [11].

Таким образом, в период становления психиатрии как специальности, профессор хирургии и душевных болезней Харьковского университета П. А. Бутковский в своём первом двухтомном руководстве по психиатрии на русском языке «Душевные болезни…» подробно описал устройство психиатрических больниц и этим внёс значительный вклад в развитие не только научной, но и практической психиатрии.

Литература

  1. Баженов Н. Н. Юбилейный год в истории психиатрии // Психиатрические беседы на литературные и общественные темы. — М.: Тип. А. И. Мамонтова, 1903. — С. 76–87.
  2. Бачериков А. Н. Краниоцеребральная гипотермия в лечении острых и затяжных психозов // Нетрадиционные методы лечения эндогенных психозов / И. И. Кутько, В. И. Царицинский, А. Н. Бачериков, В. В. Павленко. — Киев: Здоров’я, 1992. — С. 78–101.
  3. Бутковский П. А. Душевные болезни, изложенные сообразно началам нынешнего учения психиатрии в общем и частном, теоретическом и практическом её содержании: В 2 ч. — СПб: Изд. И. Глазунова, 1834. — Ч. 1. — 122 с.; Ч. 2. — 151 с.
  4. Двирский А. Е., Яновский С. С. П. А. Бутковский — основоположник психиатрии славянских стран и его «Душевные болезни». — Симферополь: Таврия, 2001. — 208 с.
  5. Добжанский Т. Вопросы внутренней патологии у психически больных / Пер. с польск. — М.: Медицина, 1973. — 295 с.
  6. Зеленский Н. М. 150 лет Сабуровой дачи. — Киев–Харьков: Госмедиздат УССР, 1946. — 160 c.
  7. Каннабих Ю. История психиатрии. — М.: Госмедиздат, 1928. — 528 с.
  8. Невский В. А., Федотов Д. Д. Отечественная неврология и психиатрия в XVIII и первой половине XIX века (1700–1860 гг.): Библиографический указатель. — М., 1964. — 256 с.
  9. Петрюк П. Т. Система нестеснения и Сабурова дача // Вісник Асоціації психіатрів України. — 1999. — № 1. — С. 174–183.
  10. Петрюк П. Т., Иваников Ю. В. Харьковский профессор П. А. Бутковский — основоположник научной психиатрии в Украине // История Сабуровой дачи. Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии: Сборник научных работ Украинского НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии и Харьковской городской клинической психиатрической больницы № 15 (Сабуровой дачи) / Под общ. ред. И. И. Кутько, П. Т. Петрюка. — Харьков: Б. и., 1996. — Т. 3. — С. 61–64.
  11. Роте А. И. Очерк истории психиатрии в России и Польше // Архив психиатрии, нейрологии и судебной психопатологии. — 1893. — Т. 21, № 1. — С. 4–130.
  12. Устинский И. А. Описание города Харькова. — Харьков, 1881.
  13. Фогель Ф., Мотульский А. Генетика человека / Пер. с англ. — В 3 т. — М.: Мир, 1990. — Т. 3. — 366 с.
  14. Яворский В. С., Москаленко В. Ф., Рогожин Б. А., Никитин Г. А., Химчан А. И., Петрюк П. Т. 200-летие Сабуровой дачи — знаменательная дата в истории украинской медицины // История Сабуровой дачи. Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии: Сборник научных работ Украинского НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии и Харьковской городской клинической психиатрической больницы № 15 (Сабуровой дачи) / Под общ. ред. И. И. Кутько, П. Т. Петрюка. — Харьков: Б. и., 1996. — Т. 3. — С. 3–6.


© «Новости украинской психиатрии», 2005
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211