НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

АКАДЕМИК ВАСИЛИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ ГИЛЯРОВСКИЙ — ВЫДАЮЩИЙСЯ ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ ПСИХИАТР И БЫВШИЙ САБУРЯНИН (к 130-летию со дня рождения)

П. Т. Петрюк, А. П. Петрюк

* Публикуется по изданию:
Петрюк П. Т., Петрюк А. П. Академик Василий Алексеевич Гиляровский — выдающийся отечественный психиатр и бывший сабурянин (к 130-летию со дня рождения) // Український вісник психоневрології. — 2006. — Т. 14, вип. 2. — С. 120–125.

Василий Алексеевич Гиляровский (1876–1959) — выдающийся отечественный психиатр, крупнейший учёный, много сделавший для разработки теоретических основ психиатрии и для сближения её с другими медицинскими дисциплинами. Являясь одним из виднейших представителей московской психиатрической школы, основоположником которой был С. С. Корсаков, Василий Алексеевич создал передовую психиатрическую школу, использующую достижения современной физиологии, анатомии, общей медицины и экспериментальные данные в клинике для разработки основных проблем теоретической и клинической психиатрии. Можно с уверенностью утверждать, что В. А. Гиляровский оказал большое влияние на развитие психиатрической науки целой эпохи.

В психиатрии к таким учёным, оказавшим влияние на развитие избранного ими раздела психиатрической науки, относят С. С. Корсакова, В. М. Бехтерева, П. Б. Ганнушкина, а также В. А. Гиляровского, имя которого известно не только широким кругам отечественных, но и зарубежных психиатров. Прибегая к сравнениям, можно с полным основанием утверждать, что жизнь Василия Алексеевича была равноценна, по меньшей мере, двум обычным, так значительно его наследие, так весома его роль в истории отечественной психиатрии [1, 3, 4, 6, 11–13].

В. А. Гиляровский родился 26 декабря 1875 года (по новому стилю 8 января 1876 года) в г. Бузулук Самарской губернии в многодетной учительской семье, в которой было 10 детей. Из-за материальных соображений он был вынужден ещё в детские годы начать трудовую жизнь. С 12 лет он уже давал уроки. Всегда учился на отлично: с золотой медалью окончил в 1899 году гимназию, также с отличием — медицинский факультет Московского университета и был оставлен в ординатуре при кафедре нервных болезней, возглавляемой А. К. Кожевниковым. Официально работая в клинике, он большую часть времени проводил в психиатрической клинике основоположника московской школы психиатров С. С. Корсакова, позднее руководимой В. П. Сербским. Все их лекции он систематически посещал, демонстрируя на них больных под руководством этих маститых психиатров, он со студенческой скамьи изучал психиатрию. В студенческие годы Василий Алексеевич прослушал лекции И. М. Сеченова, которые, как он сам говорил, создали благоприятные условия для формирования его материалистического мировоззрения. В своей дальнейшей психиатрической деятельности он продолжал направление С. С. Корсакова, учеником которого он себя, не без основания, считал [1, 4].

По окончании ординатуры В. А. Гиляровский работал в Харьковской губернской больнице на «Сабуровой даче», большая часть которой была в то время отведена для лечения психически больных, но здесь были также общесоматические и неврологические отделения. На «Сабуровой даче» Василий Алексеевич сотрудничал с крупным невропатологом Б. С. Грейденбергом и, работая как клиницист — невропатолог и психиатр, одновременно выполнял функции прозектора [4, 9]. Представители харьковской психиатрической школы до настоящего времени с глубоким уважением относятся к научным достижениям и личности В. А. Гиляровского, а в конференц-зале Сабуровой дачи, где читаются лекции студентам медицинского университета и проводятся врачебные конференции, среди плеяды выдающихся отечественных учёных-сабурян имеется и его портрет.

Уже в этом раннем периоде своей деятельности Василий Алексеевич обратил на себя внимание как талантливый клиницист и патологоанатом, и когда А. Н. Бернштейн начал организовывать в Москве клиническое психиатрическое учреждение нового типа — Центральный приёмный покой для душевнобольных, он пригласил в качестве своего ближайшего помощника Василия Алексеевича, которому и поручил работу старшего ординатора и прозектора. Одновременно он работал в Преображенской больнице, которую в то время возглавлял Н. Н. Баженов. Исследовательская деятельность В. А. Гиляровского в то время была сосредоточена на сопоставлении клинических данных с патоморфологическими особенностями: установлении клинико-морфологических соотношений при заболеваниях, характеризующихся нарушениями памяти, морфологическому доказательству существования переходных болезненных состояний, в основе которых лежат анатомические изменения, характерные и для третичных форм сифилиса, и для прогрессивного паралича. Наряду с этим Василий Алексеевич, уже в то время интересовавшийся психическими расстройствами детского возраста, опубликовал результаты тщательно проведённого исследования, посвященного патологической анатомии и патогенезу порэнцефалии, которое было защищено как диссертация на соискание учёной степени доктора медицины. В докторской диссертации «К вопросу о патологической анатомии и патогенезе порэнцефалии» (1909) он высказал предположение, что порэнцефалия не представляет собой самостоятельную болезнь; в большинстве случаев причиной её является сифилис. В данной работе он впервые пользуется методом клинико-анатомических корреляций, который в дальнейшем широко применяет в своей работе [1, 2, 4, 13].

В 1908 году Н. Н. Баженов был избран на кафедру невропатологии и психиатрии Московских высших женских курсов. Спустя 2 года он пригласил В. А. Гиляровского занять место ассистента на руководимой им кафедре. Через 5 лет Н. Н. Баженов, уезжая во Францию в качестве главного врача русского экспедиционного корпуса, разделил кафедру невропатологии и психиатрии Московских высших женских курсов между двумя своими ассистентами: вести невропатологию он поручил В. К. Хорошко, а психиатрию — В. А. Гиляровскому. На этой кафедре (высшие женские курсы были преобразованы далее во II МГУ, а позднее во II Московский медицинский институт им. Н. И. Пирогова) Василий Алексеевич читал лекции по психиатрии почти 4 десятилетия (39 лет) [1].

Главная и самая большая часть жизни В. А. Гиляровского была связана с психиатрической клиникой II Московского медицинского института и Донской психоневрологической лечебницей — больницей № 8 им. З. П. Соловьёва, ставшей с 1920 года базой кафедры психиатрии вышеупомянутого института. Здесь протекала врачебная, научная и педагогическая деятельность Василия Алексеевича. Здесь он построил аудиторный корпус, весь 2-й этаж которого целиком занимала кафедра, а 1-й — амбулатория — детище В.А. Гиляровского; в своё время (в связи с 70-летием В. А. Гиляровского) она была названа его именем [1].

Больница, в которой обосновалась клиника и в которой Василий Алексеевич был длительное время главным врачом, создавалась как учреждение нового типа, где должны были лечиться не только больные с выраженным психозом, но и с начальными, ещё мало выраженными фазами психоза, а также больные с так называемыми пограничными состояниями. Данная больница приобретала всё больший авторитет и стала известной на всю страну образцом гуманного и душевного отношения к больным. Благодаря неустанным трудам и заботам В. А. Гиляровского, очень много внимания уделявшего лечению и исследованию психически больных, возглавляемая им кафедра и больница превратились в крупнейший научный центр, где велась подготовка кадров врачей-психиатров и научных работников. Чрезвычайно разносторонние интересы Василия Алексеевича к психиатрии, физиологии и другим смежным областям никогда не влияли на его приверженность к клинике и клиническим методам исследования. Именно здесь под его руководством и при непосредственном участии был разработан метод коллективной психотерапии, широко распространённый в настоящее время как за рубежом, так и в нашей стране; именно здесь родилась и осуществилась идея дневного стационара, который значительно позже получил признание и в других местах, например, во Франции под названием «L’hospitale du zouz». Здесь же были открыты амбулатория для душевнобольных, созданы детские отделения, логопедический полустационар и прекрасные трудовые мастерские.

Много внимания в этот период Василий Алексеевич уделял узловым проблемам клинической психиатрии, в частности, вопросу о роли экзогенных факторов в этиологии психических расстройств, вопросу о сущности и патогенезе шизофрении, о причинах неврозов, о патогенезе и клинике реактивных психозов и другим вопросам [4].

Определяя психоз как заболевание не только головного мозга, но и всего организма, В. А. Гиляровский разрабатывал биологические методы лечения, стремясь воздействовать на природу болезненного процесса, на его патогенетические механизмы. Василий Алексеевич один из первых в СССР ввёл такие методы лечения, как малярийная терапия прогрессивного паралича, лечение шизофрении длительным сном, инсулиновым шоком, антиретикулярной цитотоксической сывороткой А. А. Богомольца и другие. В. А. Гиляровский также разработал систему отношения к больному, проникнутую принципами психотерапии. Предложенная им система психотерапевтических мероприятий по отношению к коллективам невротиков была подробно описана его учеником Д. С. Озерецковским. Принцип коллективности положен также в основу организованного Василием Алексеевичем, как уже отмечалось выше, логопедического полустационара для детей, страдающих заиканием, являвшегося первым в Советском Союзе логопедическим учреждением для детей. Организация такого отделения имела важное значение ещё и в том смысле, что здесь впервые логопедическая работа проводилась не в качестве изолированного метода устранения дефектов речи, а на основе всестороннего комплексного изучения психоневрологического и соматического состояния ребёнка [1, 3–5, 10].

Следует подчеркнуть, что В. А. Гиляровский очень большое внимание уделял детской психиатрии, одним из основоположников которой в России и в Советском Союзе он являлся. Детское психиатрическое клиническое отделение Донской психоневрологической больницы было первым клиническим отделением, открытым в СССР. В годы первой мировой войны (1914–1918) он организовал приют для ненормальных детей-беженцев и опубликовал работу «К вопросу о положении ненормальных детей в России и, в частности, в Москве в переживаемое время». В этой работе подчёркивалась необходимость организации широкой лечебной помощи нервнобольным детям. Позднее уже, при советской власти, опыт работы организованного Василием Алексеевичем лечебного учреждения для психически больных детей (детское отделение в больнице № 8 им. З. П. Соловьёва) позволил ему обобщить теоретические, клинические и организационно-психиатрические исследования в области психиатрии детского возраста. На основе наблюдений над этим контингентом больных Василий Алексеевич сформулировал ещё в 20-х годах прошлого столетия ряд весьма существенных положений: о важности исследования предпсихотических особенностей личности, начальных (инициальных) симптомов болезни; о клиническом и прогностическом значении психотических эпизодов, выявляемых в анамнезе детей, больных шизофренией; о неразрывной связи детской психиатрии с общей психотерапией; об абсолютной необходимости для детских психиатров глубокого знания детского возраста, с одной стороны, и общей психиатрии — с другой.

Большое внимание В. А. Гиляровский уделял изучению механизмов и путей лечения логоневроза, связывая его возникновение с врождённой слабостью речевого аппарата. Появление невроза заикания он объяснял травмированием ребёнка в наиболее ранимый период особенно бурного развития речи в возрасте от 2 до 5 лет [1, 3].

В. А. Гиляровский всегда интересовался вопросами соматопсихиатрии. Он не уставал повторять, что мозг — это орган, объединяющий соматические и психические процессы. Соматопсихический принцип, по мнению Василия Алексеевича, не исключал, а дополнял церебральный, так как психозы представляют собой не только заболевание головного мозга, но и организма в целом. Он обращал внимание на изменение психики при инфекционных болезнях и роль последних в возникновении эндогенных психозов. По его указанию очень плодотворные шаги в этом направлении сделал К. А. Скворцов, который был первым психиатром, отправившимся в терапевтические и хирургические клиники изучать психические изменения у соматических больных.

В. А. Гиляровским была предпринята первая попытка классификации органических психозов на анатомической основе; внутри названной группы он выделил 2 типа психозов — «церебральный» и «сомато-биологический». Эта классификация страдала известным схематизмом, была связана с рядом отступлений от нозологического принципа и вследствие указанных недостатков не выдержала проверки временем. Однако самый факт создания подобной классификации в период попыток отрицания роли патоморфологических изменений в генезе психозов имел прогрессивное значение. Не менее важной была и развернутая критика эквипотенционалистской концепции Флуранса, нивелировавшей роль локализации поражения [2].

В самых различных разделах клинической психиатрии Василием Алексеевичем было много сделано ценных и оригинальных исследований. К таким исследованиям следует отнести его тонкие клинические наблюдения над изменением психики сыпнотифозных больных (бред двойника и другие), работы о роли сыпного тифа и других эпидемических инфекций в возникновении шизофрении и маниакально-депрессивного психоза, учение о «шизотропности» различных экзогенных факторов. В своих трудах о шизофрении Василий Алексеевич широко осветил вопросы, касающиеся её клиники в начальной и ранней фазах, патологической анатомии и галлюцинаторных изменений после терапии длительным сном. В клинике травматических психозов ценны работы В. А. Гиляровского о псевдоорганической деменции с описанием неожиданно быстрого и весьма полного обратного развития клинической картины такой деменции. Большой интерес представляют также его работы, посвящённые классификации травматических психозов и вопросу о психогениях и их классификации [1, 3, 5].

В своё время острой проблемой была клиника, патогенез и лечение прогрессивного паралича. У большинства страдающих им можно было точно установить наличие в анамнезе сифилиса, но был ли он причиной заболевания, было неясно до открытия спирохеты в коре мозга японским учёным Ногуши (1911). В. А. Гиляровский, много занимавшийся патологической анатомией, обратил внимание на то, что патологоанатомические картины при прогрессивном параличе и сифилисе мозга во многом сходны, а в отдельных случаях почти идентичны. Работа Василия Алексеевича, опубликованная в том же 1911 году независимо от Ногуши и, по-видимому, раннее его, называлась «О связи прогрессивного паралича помешанных с сифилисом мозга в анатомическом отношении». В ней В. А. Гиляровский показал, что анатомические изменения при сифилисе мозга и при прогрессивном параличе весьма близки, но поражение оболочек и сосудов, очень типичное для сифилиса мозга, является как бы своеобразной подготовкой для патологического процесса при известных условиях и на паренхиму мозга, где в дальнейшем «разгорается пожар» прогрессивного паралича. Из многих других патологоанатомических работ В. А. Гиляровского следует остановиться на широко известной в своё время монографии «Введение в анатомическое изучение психозов» (1925), являющейся в тот период настольной книгой патоморфологов. В этом первом руководстве на русском языке он, в частности, подчёркивал то положение, что изучение патоморфологии нервной системы и других систем и органов должно проводиться в теснейшей связи с исследованием клиники болезней, обменных и серологических изменений при них.

Эта книга сыграла огромную роль в творческой биографии Василия Алексеевича, сразу выдвинув его в ряды психиатров с мировым именем, но прежде всего в связи с тем влиянием, которое оказал выход этой книги на дальнейшее развитие отечественной психиатрии. Книга В. А. Гиляровского увидела свет в период кризиса зарубежной психиатрии, когда такие крупные её представители, как Э. Крепелин, говорили о тупике, из которого психиатрия, обходясь только прежними методами работы, не может выйти. Э. Крепелин, как и многие другие представители западной психиатрии, считали, что анатомический метод изжил себя. К. Ясперс в своей широко известной книге «Общая психопатология» также утверждал, что патологическая анатомия бессильна дать что-либо важное для понимания сущности душевного расстройства [2]. Именно в это время В. А. Гиляровский чётко сформулировал концепцию психоза как общего заболевания всего организма в противовес воззрению Т. Мейнерта на психоз как на заболевание только мозга или его полушарий. Признавая ведущую роль изменений в мозге при возникновении психоза, Василий Алексеевич в тоже время указывал и на патогенную роль нарушений деятельности внутренних органов.

Большой интерес представляет раздел книги «Введение в анатомическое изучение психозов», посвящённый шизофрении. В. А. Гиляровский не только привлёк внимание исследователей к роли патологоанатомического изучения шизофрении и систематизировал разрозненные данные специальной литературы в этой области, но и описал результаты лично им проведённых патоморфологических исследований. При этом было обращено внимание на значение изменений во внутренних органах и железах внутренней секреции. Василий Алексеевич получил важные данные о состоянии сердечно-сосудистой системы у больных шизофренией: так, были отмечены частота митрального стеноза, иногда сочетавшегося с малыми размерами сердца, сужение аорты, ряд изменений в мелких сосудах.

В. А. Гиляровский предпринял попытку, не ограничиваясь констатацией обнаруженных им у больных шизофренией анатомо-гистологических изменений, оценить последние с точки зрения генеза клинических явлений. Учитывая преобладание частоты дебюта заболевания в пубертатном возрасте, он выдвинул гипотезу, согласно которой преобладание в психике больных шизофренией более ранних филогенетических элементов объясняется преимущественным поражением системы элементов, поздно развивающихся у отдельного идивидуума. Эта гипотеза была впервые сформулирована Василием Алексеевичем в более ранней работе, опубликованной до появления работ Шторха и К. Юнга, развивавших концепции об архаической психике больных шизофренией. В отличие от названных концепций, гипотеза В. А. Гиляровского была лишена психоаналитического оттенка, хотя и является уязвимой во многих отношениях [2].

Василий Алексеевич пытался связать данные анатомического исследования с некоторыми клиническими проявлениями шизофрении, в частности, с расщеплением. Он указывал, что глубокие нарушения ассоциативного аппарата в виде недоразвития или разрушения соответствующих систем волокон приводят к тому, что вновь приобретённые сведения остаются изолированными, не складываются с прежним достоянием психики в единую систему, а скорее отягощают мозг, являются для него лишним балластом. Этим В. А. Гиляровский пытался объяснить отсутствие цельности, стройности и гармонии в психике больных шизофренией. Некоторые из этих корреляций представляются слишком прямолинейными и даже механистичными; следует, однако, отметить, что сам Василий Алексеевич заявлял, что он далёк от намерения вывести болезненные явления при шизофрении из особенностей гистологической картины, но полагает, что между теми и другими существуют далеко идущие взаимоотношения и что анатомические изменения при шизофрении не могут считаться чем-то случайным, не имеющим отношения к психозу [2, 5].

В. А. Гиляровский с первых дней советской власти принимал активное участие в создании советской психиатрии. Он был организатором и участником первого совещания при Мосгорздравотделе, членом редакционной коллегии первого советского «Московского медицинского журнала». В течение ряда лет Василий Алексеевич являлся научным руководителем Института судебной психиатрии им. В. П. Сербского, научным руководителем Центрального института психиатрии РСФСР, председателем Всесоюзного научного медицинского общества невропатологов и психиатров. С созданием Академии медицинских наук СССР В. А. Гиляровский был избран её действительным членом (1944). В 1945 году ему было поручено организовать в системе Академии Институт психиатрии, позднее перешедший в непосредственное ведение Министерства здравоохранения СССР (ныне Государственный научный центр психического здоровья АМН РФ) [3, 4, 6].

Почти все формы специфических нервно-психических расстройств, с которыми психиатрам пришлось встретиться в военное время, послужили предметом обсуждения в работах Василия Алексеевича, суммировавшего основные свои выводы в опубликованной им по окончании Великой Отечественной войны монографии «Старые и новые проблемы психиатрии» (1946), где освещаются проблемы неврозов, психогений и шизофрении [1, 2, 4].

Проблемы общей психопатологии всегда живо интересовали Василия Алексеевича. Он посвятил им оригинально составленные и иллюстрированные собственными наблюдениями специальные отделы в выпущенных им руководствах, а также монографическое исследование о патогенезе галлюцинаций.

Совместно со своей ученицей Р. С. Повицкой Василий Алексеевич разработал концепцию катестезического бредообразования, перекликающуюся с созданным позднее К. М. Быковым учением о кортико-висцеральных связях, учением, исходящим из тех же идейных истоков. Вопросам психиатрической теории Василий Алексеевич посвятил ряд специальных работ, не говоря уже об освещении их на страницах изданных им руководств [1, 2, 5].

Уже с самых первых шагов своей научной деятельности он был убеждённым материалистом. Ещё в студенческие годы он одновременно с углублённым изучением анатомии центральной нервной системы проявлял живой интерес к проблемам физиологии, который пробудился у него в значительной степени под влиянием лекций И. М. Сеченова. В Москве В. А. Гиляровский был одним из первых психиатров, пытавшийся применить учение И. П. Павлова к решению психиатрических проблем.

Василий Алексеевич подготовил фундаментальное руководство по психиатрии, завоевавшее широкую популярность и выдержавшее четыре издания. Это руководство, служившее много десятилетий основным пособием при изучении психиатрии в медицинских вузах, одновременно является настольной справочной книгой, которой пользовались и пользуются не только врачи-психиатры, но и все интересующиеся теми или другими вопросами психиатрии [4, 5]. Надо сказать, что учебник его оказался весьма удачным, легко читался, легко запоминался благодаря хорошо подобранным иллюстрациям. Данное руководство было переведено на 6 иностранных языков: польский, немецкий, сербский, болгарский, японский и китайский [1].

В. А. Гиляровский был выдающимся клиницистом, большим учёным и тружеником. Владея несколькими иностранными языками, он прекрасно знал состояние зарубежной психиатрии и всегда живо откликался на все важнейшие вопросы современности, творчески и критически их воспринимал, поднимая свой голос против многих ошибочных и тем более реакционных направлений в психиатрии, в частности, против лейкотомии, запрещённой у нас благодаря его настояниям. Всю свою жизнь он провёл в неустанном труде. Даже будучи в весьма преклонном возрасте, он продолжал постоянно работать. Приблизительно за год до его смерти, при последнем посещении сотрудниками (П. Н. Ягодка с М. В. Коркиной и М. В. Соловьёвой) его на даче, застали учёного за правкой статьи на французском языке, заказанной ему французской медико-хирургической энциклопедией [1, 11].

Перу Василия Алексеевича принадлежит более 250 научных работ, в т. ч. и монографий, а именно: «К учению о полиэнцефалитах травматического происхождения» (1902), «О пограничных состояниях и их лечении» (1924), «Введение в анатомическое изучение психозов» (1925), «Форма и содержание психоза» (1932), «Узловые моменты в проблеме неврозов» (1934), «Спорные вопросы в современном учении о шизофрении» (1936), «Психиатрия» (учебник, 1931, последний раз переиздан в 1954 году), «Психиатрия, клинические лекции» (1942), «О роли соматовегетативных нарушений в возникновении психогений военного времени» (1942), «О нервно-психических изменениях при экстрацеребральных ранениях» (1943), «О лечении истерических расстройств у контуженных» (1943), «Функционально-динамические расстройства речи и восстановительная терапия» (1944), «К вопросу о структуре и динамике травматических психозов» (1944), «Концепция рефлекса на различных этапах развития шизофрении» (1945), «Старые и новые проблемы психиатрии» (1946), «Учение о галлюцинациях» (1949), «Проблема лечения на современном этапе развития советской психиатрии» (1950), «Электросон» (1958) и многие другие.

Его первая научная работа была опубликована в 1902 году, последняя — в 1959 году. При знакомстве с трудами В. А. Гиляровского поражает широта его научных взглядов. Трудно назвать какую-либо область в психиатрии, которая не была бы предметом его исследования.

В. А. Гиляровский является автором более 20 обзоров и рецензий, посвящённых самым разнообразным вопросам. Его перу также принадлежат много статей по истории психиатрии и некоторым другим вопросам. Можно без преувеличения сказать, что В. А. Гиляровский на фоне отечественной психиатрии возвышается как огромная титаническая фигура. Личность этого замечательного учёного может служить примером для молодёжи и образцом для подражания. Самым важным аспектом деятельности Василия Алексеевича была, конечно, научная, педагогическая и общественная работа. Однако только этим в воспоминаниях о В. А. Гиляровском, разумеется, ограничиться нельзя [11, 13].

Необходимо подчеркнуть, что научные работы В. А. Гиляровского были посвящены изучению анатомических основ психозов, общей психопатологии, главным образом проблеме галлюцинаций, а также исследованию шизофрении (особенно её начальных форм), психогений, неврозов, органических инфекционных психозов, психических расстройств при соматических заболеваниях, а также вопросам детской психиатрии.

Он описал ряд особенностей инфекционного бреда (в частности, «бред двойника» больных сыпным тифом), установил механизм «катестезического» бредообразования, вызываемого патологическим ощущением, разработал вопрос о псевдоорганическом слабоумии, обусловленном стойким торможением деятельности головного мозга, а также новые терапевтические методы: психотерапию в коллективах, электросон. В ряде работ им освящены организационные вопросы психиатрической и логопедической помощи [6].

Среди ближайших учеников академика В. А. Гиляровского следует назвать О. В. Кербикова, К. А. Скворцова, Е. Н. Каменеву, И. И. Лукомского, Т. П. Симпсон, Г. В. Морозова, Н. М. Жарикова, В. Е. Рожнова, Н. А. Власову, В. А. Галенко, В. А. Ромасенко, В. С. Кочергину, Д. С. Озерецковского, М. А. Джагарова, Н. М. Ливенцева, Ю. Е. Сегаль, З. А. Кириллову и многих других [1, 3].

Будучи всегда увлечённым наукой и углублённым в важнейшие многогранные вопросы текущей жизни, В. А. Гиляровский живо интересовался искусством — любил живопись, музыку, сам в молодости музицировал и пел, он хорошо знал литературу. Василий Алексеевич был мягким, отзывчивым и чутким человеком, хотя внешне это не всегда проявлялось. Он очень любил детей, его карманы всегда были полны сладостей или других гостинцев для них. Однако Василий Алексеевич всегда был принципиален и там где нужно проявлял свойственную ему твёрдость. Например, давая оценку деятельности Института судебной психиатрии им. В. П. Сербского, он писал: «Нет особой судебной психиатрии как какой-то самодовлеющей изолированной дисциплины, оторванной от общей психиатрии. Судебная психиатрия имеет некоторые специфические особенности в клинической характеристике психических нарушений, с которыми чаще всего приходится иметь дело эксперту… Отсюда следует, что институт должен уйти от своей односторонности и изолированности, в тесную связь с другими психиатрическими институтами и психиатрическими больницами» [7, 8].

Отношение В. А. Гиляровского к персоналу было чутким и сердечным: к нему могла подойти каждая медицинская сестра или няня со своим горем и могла рассчитывать на его помощь и поддержку. Вместе с тем любые распоряжения Василия Алексеевича, любой его совет выполнялись сотрудниками не только охотно, но даже с энтузиазмом. Если няня или сестра удостаивались похвалы за свою работу «от самого Гиляровского» — это было лучшей для неё наградой. Врачи ловили каждое его слово на обходах, разборах и конференциях. Авторитет В. А. Гиляровского был высок и непререкаем [1].

В настоящей работе, касаясь лишь вскользь терапевтического раздела деятельности Василия Алексеевича, нельзя не упомянуть о его взаимоотношениях с больными. Он любил больных, и они платили ему взаимностью. Его обращение с пациентами было простым, порой даже несколько суховатым, но отличалось большим уважением к их человеческому достоинству. И больные отвечали ему за это неизменной признательностью.

В своей педагогической деятельности В. А. Гиляровский проявлял высокую требовательность к самому себе и к своим сотрудникам, постоянно пополняя содержание лекций новыми данными и заново переосмысленными фактами [2].

Об академике В. А. Гиляровском можно говорить много и всё равно всего сказать не удастся — так велика и полна его жизнь. Вдохновенный педагог и врач по призванию, талантливый учёный, скромный человек и большой труженик — таким был замечательный отечественный учёный и гражданин В. А. Гиляровский [1, 3, 4, 6, 11–13].

Отмечая 130-летие со дня рождения талантливого врача, выдающегося учёного и бывшего сабурянина, действительного члена АМН СССР, заслуженного деятеля науки РСФСР, профессора Василия Алексеевича Гиляровского, хочется ещё раз воздать должное уважение ему, его трудам, его благородной деятельности на благо охраны психического здоровья людей.

Тот поистине огромный труд, который проделал В. А. Гиляровский, его целеустремлённость, научная честность и творческое горение, не оставлявшие его до последних лет жизни, принесли свои плоды, привели к созданию научных ценностей непреходящего значения.

Оставленное В. А. Гиляровским научное наследие прочно вошло в золотой фонд отечественной и мировой психиатрии.

Выражение признательности

Авторы выражают благодарность за поддержку и ценные советы в подготовке данной работы профессору, доктору медицинских наук Е. В. Кришталю и доценту, кандидату медицинских наук Р. Б. Брагину.

Литература

  1. Ушаков Г. К., Ягодка П. Н. Василий Алексеевич Гиляровский (к 100-летию со дня рождения) // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1976. — Т. 76, вып. 1. — С. 127–130.
  2. Лукомский И. И. О творческом наследии В. А. Гиляровского // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1976. — Т. 76, вып. 1. — С. 130–133.
  3. Василий Алексеевич Гиляровский (к 75-летию со дня рождения) // Невропатология и психиатрия. — 1950. — Т. 19, № 6. — С. 3–6.
  4. Василий Алексеевич Гиляровский // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1956. — Т. 56, вып. 4. — С. 358–360.
  5. Гиляровский В. А. Психиатрия: Руководство для врачей и студентов. — 4-е изд., испр. и доп. — М.: Медгиз, 1954. — 520 с.
  6. Зиновьев П. М. Гиляровский Василий Алексеевич // БМЭ / Под ред. Б. В. Петровского. — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1977. — Т. 5. — С. 1170–1171.
  7. ЦХСД (Центр хранения современной документации) РФ, ф. 6, оп. 6, д. 1683.
  8. Прокопенко А. С. Безумная психиатрия // Карательная психиатрия: Сборник / Под общ. ред. А. Е. Тараса. — М.: АСТ; Минск: Харвест, 2005. — С. 33–204.
  9. Зеленский Н. М. 150 лет Сабуровой дачи. — Харьков: Госмедиздат УССР, 1946. — 160 с.
  10. Гиляровский В. А., Ливенцев Н. М., Сегаль Ю. Е., Кириллова З. А. Электросон (клинико-электрофизиологическое исследование). — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Медгиз, 1958. — 172 с.
  11. Vassili Alekseevich Gilyarowsky // Lancet. — 1960. — Vol. 1. — P. 502.
  12. Фрумкин Я. П., Воронков Г. Л., Шевчук И. Д. Психиатрия: Таблицы и схемы: Учебное пособие. — Киев: Вища школа, 1977. — С. 65.
  13. Гиляровский В. А. Избранные труды. — М.: Медицина, 1973. — 328 с.


© «Новости украинской психиатрии», 2007
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211