НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

СИЛЬНОЕ ДУШЕВНОЕ ВОЛНЕНИЕ: ОБЪЁМ И СОДЕРЖАНИЕ ПОНЯТИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

В. Б. Первомайский, В. Р. Илейко, И. Я. Простаков

* Публикуется по изданию:
Первомайский В. Б., Илейко В. Р., Простаков И. Я. Сильное душевное волнение: объём и содержание понятия в законодательстве // Архів психіатрії. — 2005. — Т. 11, № 4. — С. 102–106.

Понятие «сильное душевное волнение», несмотря на длительную историю своего существования в уголовном и административном законодательстве, продолжает оставаться спорным с точки зрения его объёма и содержания. Не последнюю роль в этом играет неоднозначное понимание законодателем этого понятия. Впервые понятие «сильное душевное волнение» появилось в российском Уголовном Уложении в 1903 г., заменив «запальчивость и раздражение». Отражая определённые реалии, оно укоренилось в законодательстве и, переходя из кодекса в кодекс, сохранило свои позиции в Уголовном кодексе Украины.

В действующем законе «сильное душевное волнение» присутствует в ст.ст. 36, 39, 66, 116, 123 УК и ст. 34 КУАП. Напомним их содержание.

Ст. 36 УК (Необходимая оборона)

Ч. 4 «Лицо не подлежит уголовной ответственности, если вследствие сильного душевного волнения, вызванного общественно опасным посягательством, оно не могло оценить соответствие причинённого им вреда опасности посягательства или обстановке защиты».

Ст. 39 УК (Крайняя необходимость)

Ч. 3 «Лицо не подлежит уголовной ответственности за превышение пределов крайней необходимости, если вследствие сильного душевного волнения, вызванного угрожавшей опасностью, оно не могло оценить соответствие причиненного вреда этой опасности».

Ст. 66 УК (Обстоятельства, смягчающие ответственность)

Ч. 1 «При назначении наказания обстоятельствами, смягчающими его признаются:
7) совершение преступления под влиянием сильного душевного волнения, вызванного неправомерными или аморальными действиями потерпевшего».

Ст. 116 УК (Умышленное убийство, совершённое в состоянии сильного душевного волнения)

«Умышленное убийство, совершённое в состоянии сильного душевного волнения, внезапно возникшего вследствие противозаконного насилия, систематического издевательства или тяжёлого оскорбления со стороны потерпевшего…».

Ст. 123 УК (Умышленное тяжёлое телесное повреждение, совершённое в состоянии сильного душевного волнения)

«Умышленное тяжёлое телесное повреждение, совершённое в состоянии сильного душевного волнения, внезапно возникшего вследствие противозаконного насилия, систематического издевательства или тяжёлого оскорбления со стороны потерпевшего…».

Ст. 34 КУАП (Обстоятельства, смягчающие ответственность за административное правонарушение)

Обстоятельствами, смягчающими ответственность за административное правонарушение, признаются:
3) совершение правонарушения под влиянием сильного душевного волнения либо при стечении тяжёлых личных или семейных обстоятельств.

Разумеется, что норму статьи нельзя рассматривать как определение понятия. Такого определения, к сожалению, законодатель не дал ни в одном законе. Вместе с тем, чтобы статья эффективно работала, законодатель не может не указать хотя бы основные существенные признаки главного элемента законодательной нормы, имеющего принципиальное значение для принимаемого судебного решения. С этих позиций попытаемся проанализировать содержание указанных выше статей и комментариев к ним. Все они содержат полностью или частично следующие элементы (табл. 1):

Таблица 1

Основные элементы диспозиции законодательных норм о сильном душевном волнении

  Криминальное действие Причина сильного душевного волнения Признаки сильного душевного волнения Психологический критерий сильного душевного волнения Санкция
Ст. 36 УК. Необходимая оборона Причинение вреда Опасное посягательство, обстановка защиты Нет Не может оценить соответствие причинённого им вреда опасности посягательства или обстановке защиты Не подлежит уголовной ответственности
Ст. 39 УК. Крайняя необходимость Причинение вреда, превышающего пределы крайней необходимости Угрожающая опасность Нет Не может оценить соответствие причинённого им вреда угрожавшей опасности Не подлежит уголовной ответственности
Ст. 66 УК. Обстоятельства, смягчающие ответственность Совершение преступления Неправомерные или аморальные действия потерпевшего Нет Нет Смягчается ответственность
Ст. 116 УК. Умышленное убийство, совершённое в состоянии сильного душевного волнения Умышленное убийство Противозаконное насилие, систематическое издевательство, тяжёлое оскорбление со стороны потерпевшего Внезапность возникновения Нет Ограничение или лишение свободы до 5 лет
Ст. 123 УК. Умышленное тяжкое телесное повреждение, совершённое в состоянии сильного душевного волнения Умышленное тяжкое телесное повреждение Противозаконное насилие, систематическое издевательство, тяжёлое оскорбление со стороны потерпевшего Внезапность возникновения Нет Значительное снижение санкции
Ст. 34 КУАП. Обстоятельства, смягчающие ответственность за административное правонарушение Совершение административного правонарушения Нет Нет Нет Смягчается ответственность

Таким образом, что мы имеем на сегодня в действующем законодательстве. Первое это то, что все перечисленные в таблице признаки объединяются понятием «сильное душевное волнение». Второе — диапазон наказуемых деяний включает в себя административные правонарушения без изъятий, преступления без изъятий, причинение вреда без уточнения характера и отдельно умышленное убийство и умышленное тяжкое телесное повреждение. Таким образом, законодатель теоретически допускает возможность совершения в состоянии сильного душевного волнения любого противоправного деяния или административного правонарушения.

Что касается отличительных признаков сильного душевного волнения, то только при совершении умышленного убийства и причинении тяжких телесных повреждений имеет значение внезапность возникновения сильного душевного волнения. Для других противоправных деяний эта характеристика не имеет значения. Поэтому остаётся неясным, допускает ли законодатель возможность не внезапного, а постепенного развития состояния, которое именуется им сильным душевным волнением?

Во всех случаях возникновения сильного душевного волнения, кроме совершения административного правонарушения, по мнению законодателя, имеет значение предшествующая ситуация. По содержанию она практически однотипна и включает в себя малое число вариантов — от угрожающей опасности, опасного посягательства, обстановки защиты через неправомерные или аморальные действия потерпевшего до противозаконного насилия, систематического издевательства и тяжёлого оскорбления со стороны потерпевшего. Поскольку при административном правонарушении законодатель не нашёл необходимым оговорить предшествующую его совершению ситуацию, остается неясным, означает ли это возможность возникновения сильного душевного волнения в иных, менее угрожающих ситуациях либо вообще вне неё?

Наконец, психологический критерий упоминается лишь в двух статьях, о необходимой обороне и крайней необходимости. Фактически он включает лишь интеллектуальный компонент — невозможность оценить соответствие причинённого обвиняемым вреда угрожавшей опасности, опасности посягательства или обстановке защиты. Но даже в его формуле заложено противоречие. Оценка соответствия в системе действие–противодействие предполагает неразрывность восприятия этих компонентов для сознания субъекта. Это означает, что их восприятие может быть либо адекватным, либо неадекватным, но одновременно в обеих своих частях.

Сопоставление диспозиций цитированных статей закона приводит нас к неутешительному выводу. Кроме декларации сильного душевного волнения, законодатель не даёт практически никаких опознавательных признаков этого понятия, которые дали бы возможность приблизиться к пониманию его объёма и содержания.

Теперь обратимся к научно-практическим комментариям. В отличие от прежних времен, когда специалист располагал одним вариантом официального комментария к Уголовному кодексу, на сегодня мы имеем их четыре: под редакциями Н. И. Мельник [3], Ю. А. Кармазина [7], М. О. Потебенько [4] и С. С. Яценко [5].

Уникальное толкование содержания понятия «сильное душевное волнение» принадлежит авторам научно-практического комментария к Кодексу об административных правонарушениях [2]. Его стоит привести полностью: «Совершение административного проступка под влиянием сильного душевного волнения признаётся смягчающим обстоятельством, если лицо является вменяемым. В тех случаях, когда сильное душевное волнение носит болезненный характер, вследствие которого лицо не может отдавать отчёт в своих действиях или руководить ими, оно является обстоятельством, исключающим административную ответственность…».

В комментарии под редакцией Н. И. Мельник [3] к статье 116 УК сильное душевное волнение идентифицируется с физиологическим аффектом, определяемым как «внезапный эмоциональный процесс, вызванный поведением потерпевшего, протекающий быстро и бурно и в какой-то мере снижающий способность лица осознавать свои действия и руководить ими и чаще всего продолжается всего несколько минут» (комментарий к ст. 123 УК). В комментарии к ст. 66 УК эта формулировка несколько меняется: «Под сильным душевным волнением, вызванным неправомерными или аморальными действиями потерпевшего, понимаются сильные, внезапно возникающие и бурно протекающие кратковременные состояния психики виновного, причиной которого стало неправомерное или аморальное поведение потерпевшего. В подобных состояниях в значительной мере утрачивается способность осознавать свои действия или руководить ими».

В комментарии под редакцией С. С. Яценко [5] (комментарий 1 к статье 116 УК) сильное душевное волнение также идентифицируется с физиологическим аффектом. В комментарии 2 состояние сильного душевного волнения определяется как «такое психическое состояние, при котором интенсивная эмоция (это может быть, например, сильное чувство обиды и гнева…) на протяжении короткого времени занимает доминирующее положение в психике человека, вследствие чего в значительной мере снижается его способность осознавать своё поведение, а также руководить им».

Авторы цитируемого комментария допускают возможность возникновения сильного душевного волнения (т. е. в их понимании физиологического аффекта) и в том случае, если противозаконное насилие, систематическое издевательство или тяжёлое оскорбление совершается не только в отношении виновного, но и в отношении других лиц, как правило, близких родственников. Аналогичным образом сильное душевное волнение комментируется и применительно к причинённому умышленному тяжкому телесному повреждению. Однако в этой части авторы приводят ещё один квалифицирующий признак: «Если время между провоцирующим фактором (противоправным насилием или тяжёлым оскорблением) и состоянием сильного душевного волнения может быть коротким или длительным (например, отец узнал о зверском избиении сына с его слов через определённое время), то время между возникновением состояния сильного душевного волнения и совершением преступления характеризуется минимальной длительностью (как правило, тяжкое телесное повреждение причиняется немедленно) — до того, как пройдёт состояние сильного душевного волнения). С точки зрения экспертной практики утверждение выглядит исключительно умозрительным и не выдерживает элементарной критики. Если предложенное авторами толкование спроецировать на реальную ситуацию, то сразу же возникает проблема определения времени возникновения сильного душевного волнения — сразу же после известия об избиении сына или только тогда, когда отец нашёл обидчика?

В комментарии к ст. 36 УК (Необходимая оборона) авторы наряду с понятием «сильное душевное волнение» вводят понятие «душевное волнение» без указания степени. По их мнению, «общественно опасное посягательство вызывает в большинстве случаев возникновение у лица состояния душевного волнения, при наличии которого лицо не всегда может дать адекватную (точную) оценку характеру и степени угрожающей опасности, а так же избрать способы защиты, применения которых было бы достаточно для прекращения или предотвращения посягательства…».И далее: «Если душевное волнение… приобрело характер сильного душевного волнения, в связи с чем лицо не могло оценить соответствие причинённого вреда опасности посягательства…, то лицо не подлежит криминальной ответственности…».

В комментарии под редакцией Ю. А. Кармазина [7] (комментарии к статье 116 УК) не применяется понятие физиологического аффекта. Сильное душевное волнение определяется как «психическое состояние человека, которое характеризуется кратковременным и интенсивным развитием, сильным и глубоким негативным эмоциональным переживанием, которое сужает сознание действительности и снижает контроль за своими действиями». Авторы отличают это состояние от патологического аффекта, поскольку оно не исключает вменяемости и не является медицинским критерием невменяемости. Термин «аффект», без указания «физиологический», авторы употребляют только в комментарии к ст. 66 УК (Обстоятельства, смягчающие наказание). Авторами допускается возникновение состояния сильного душевного волнения «как непосредственная реакция на событие, которое произошло неожиданно для человека (например, такое состояние может возникнуть у родителей, узнавших, что их ребёнка избил взрослый сосед и т. п.». Из цитированного текста возникает предположение, что авторы допускают возможность одновременного возникновения сильного душевного волнения у обоих родителей после получения травмирующего известия. Интересно, как поведут себя в такой ситуации другие родственники избитого ребёнка, которые, например, были вместе с родителями в это время. Это уже коллективное сильное душевное волнение.

В комментарии под редакцией М. О. Потебенько [4] (комментарий 3 к статье 116 УК), как и в других изданиях, авторы идентифицируют сильное душевное волнение и физиологический аффект: «Состояние сильного душевного волнения (физиологический аффект) — это такое психическое состояние, при котором интенсивная эмоция на протяжении короткого времени становится доминирующей, значительно снижая способность человека осознавать свои действия и руководить ими, почти полностью утрачивается функция самоконтроля и самооценки (интроспекции), суживается до минимума волевая сфера, организм человека значительной мерой переходит на инстинктивные механизмы управления». Авторы комментария указывают на такой обязательный признак сильного душевного волнения, как внезапность возникновения непосредственно на раздражитель. Но тут же допускают отдельные случаи, когда лицо может узнать о событии, вызвавшем у него состояние сильного душевного волнения и от других лиц. Приводится пример, когда жена рассказала мужу про циничное поведение по отношению к ней со стороны пьяного соседа, продемонстрировав разорванную одежду и царапины на лице. И это, по мнению авторов, вызвало у мужа состояние сильного душевного волнения, т. е. физиологический аффект.

В комментарии 9 и 10 авторы допускают возможность убийства в состоянии сильного душевного волнения, например, двух лиц, или убийство одного и причинение при этом другому лицу тяжких или средней тяжести телесных повреждений. В комментарии к статье 36 УК авторы как пример приводят причинение отцом в состоянии сильного душевного волнения тяжких телесных повреждений нападавшему, который пытался «затащить» его малолетнюю дочку в свой автомобиль.

Комментарий авторов к ст.ст. 39, 66 и 123 УК не добавляет ничего нового к пониманию сильного душевного волнения и не содержит никаких указаний на объём и содержание этого понятия.

Подводя итог изложенному, можно сделать следующие выводы. Юридическое понятие «сильное душевное волнение» в изложении законодателя и толковании юристов не имеет определённого объёма и содержания. Так, это понятие включает всю гамму эмоциональных состояний от простого волнения до патологического аффекта. И проявляется различной степенью снижения способности осознавать свои действия и руководить ими — от незначительной («в какой то мере») до её полного уничтожения. Такой широкий подход юристов к пониманию состояния сильного душевного волнения влечёт за собой отсутствие определённости в части:

Проведённый анализ законодательных норм и их толкования свидетельствует об отсутствии в них однозначных объективных обстоятельств, которые могли бы составить суть фактических данных, необходимых для доказательства состояния сильного душевного волнения. Такая же неопределённость присутствует и научных исследованиях по проблеме.

Например, О. В. Бурко [1] на основании изучения 110 уголовных дел по умышленным убийствам в состоянии сильного душевного волнения, рассмотренных судами Украины с 1975 по 1995 годы сделал ряд интересных выводов в контексте рассматриваемой нами темы. Так, он утверждает, что разрыв во времени между неправомерными действиями потерпевшего и возникающим вследствие их совершения физиологическим аффектом виновного лица не является препятствием для квалификации умышленного убийства как совершённого в состоянии сильного душевного волнения. Выборочный подход при поиске предметов материального мира, которые используются в качестве орудия преступного деяния, также не является таким препятствием. Кроме этого, автор считает, что как сильное душевное волнение можно характеризовать и такие, менее интенсивные, чем физиологический аффект, психические состояния, как психическое напряжение, эмоциональный стресс и более интенсивное состояние — патологический аффект.

Парадоксально, но факт, что юристы упускают из вида основной элемент «сильного душевного волнения» — определённое психическое состояние, выявление и квалификация которого есть компетенцией судебных экспертов, психиатров и психологов. По данным А. Б. Мельниченко [3], на 1990 год в СССР из репрезентативной выборки 220 уголовных дел по преступлениям в состоянии сильного душевного волнения или ином эмоциональном состоянии лица только 20% составили дела, при расследовании или рассмотрении которых проводились судебно-психологическая или комплексная психолого-психиатрическая экспертизы.

Литература

  1. Бурко О. В. Кримінальна відповідальність за вчинення умисного вбивства в стані сильного душевного хвилювання. — Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Київ, 1997. — 18 с.
  2. Кодекс Украины об административных правонарушениях. Научно-практический комментарий. — Харьков: Одиссей, 2000. — 1008 с.
  3. Мельниченко А. Б. Уголовно-правовая борьба с насильственными посягательствами на личность, совершаемыми в состоянии сильного душевного волнения. — Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 1990. — 21 с.
  4. Науково-практичний коментар до Кримінального кодексу: Особлива частина / Під ред. М. О. Потебенька, В. Г. Гончаренка. — Київ: Форум, 2001. — 942 с.
  5. Науково-практичний коментар до Кримінального кодексу України / Під ред. С. С. Яценко. — Київ: А. С. К., 2002. — 936 с.
  6. Научно-практический комментарий Уголовного кодекса Украины / Под ред. Н. И. Мельник. — Киев: Канон; А. С. К., 2002. — 1216 с.
  7. Уголовный кодекс Украины. Комментарий / Под ред. Ю. А. Кармазина. — Харьков: Одиссей, 2002. — 960 с.

Консультации по вопросам судебно-психиатрической экспертизы
Заключение специалиста в области судебной психиатрии по уголовным и гражданским делам


© «Новости украинской психиатрии», 2008
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211