НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

ЭКСПЕРТНАЯ ОЦЕНКА АФФЕКТИВНЫХ СОСТОЯНИЙ В СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ

В. Б. Первомайский, Л. А. Крыгина, В. Р. Илейко

* Публикуется по изданию:
Первомайский В. Б., Крыгина Л. А., Илейко В. Р. Экспертная оценка аффективных состояний в судебно-психиатрической практике // Архів психіатрії. — 2007. — Т. 13, № 3–4. — С. 60–64.

Изучение и анализ различных научных подходов, взглядов, представлений, касающихся эмоциональных проявлений личности [1–4, 6, 10–14], позволяет на основании характеристики воздействующего фактора (раздражителя) с определённой степенью условности разделить это широкое понятие на следующие группы: а) общий эмоциональный фон (настроение) — эмоциональное реагирование личности на внешние (фоновые, общесредовые) раздражители и внутренние (эндогенные) раздражители как следствие происходящих в организме процессов и психологической переработки имеющейся и поступающей информации; б) эмоциональные состояния (в том числе состояния стресса, фрустрации и т. п.) — эмоциональное реагирование личности на действие долговременных и преимущественно слабых либо умеренных раздражителей; в) аффективные состояния — эмоциональное реагирование личности на действие кратковременных и преимущественно сильных раздражителей (таблица).

Таблица

Структура эмоциональных проявлений личности

Эмоциональные проявления личности
Воздействующий фактор (раздражитель)
Эмоциональное реагирование личности на внешние (фоновые) раздражители и внутренние (эндогенные) раздражители как следствие происходящих в организме процессов и психологической переработки имеющейся и поступающей информации Эмоциональное реагирование личности на действие долговременных и преимущественно слабых либо умеренных раздражителей Эмоциональное реагирование личности на действие кратковременных и преимущественно сильных раздражителей
Общий эмоциональный фон (настроение) Эмоциональные состояния Аффективные состояния

Для судебно-психиатрической экспертизы (СПЭ) из многообразия эмоциональных проявлений личности интерес представляют в первую очередь аффективные состояния, актуальность изучения которых определяется: а) частотой встречаемости и социальными последствиями аффектогенных криминальных действий, которые практически во всех случаях связаны с посягательством на жизнь и здоровье либо на честь и достоинство лица; б) изменениями отечественного законодательства, в которое введена категория «ограниченная вменяемость»; в) определёнными изменениями психиатрической парадигмы с постепенным отходом от нозологических взглядов, понятия болезни и включением в МКБ-10 так называемых психических и поведенческих расстройств, которые по своей природе не являются болезненными; г) последними достижениями судебной экспертологии, касающимися вопросов методологии и методики экспертных исследований, в том числе и в области судебно-психиатрической экспертизы.

Общим недостатком имеющихся научных разработок проблемы является преимущественно априорное определение за целым рядом эмоциональных и аффективных состояний их существенного влияния на способность лица осознавать свои действия и руководить ими; отсутствие чётко выделенных критериев оценки аффективных состояний; путаница в определениях; несформированность удобного для практического применения понятийного аппарата в частности и теоретического обоснования проблемы в целом.

Отсутствие связи между клинической формой аффективного состояния и степенью способности осознавать свои действия и руководить ими делает невозможным исполнение процессуальных требований, касающихся научного обоснования экспертного заключения. При таких условиях акт экспертизы не может рассматриваться как источник судебных доказательств, а выводы эксперта теряют сущность доказательства. Остаются неопределёнными методические принципы судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы и условия их применения в отношении аффективных состояний. Не разрешён вопрос, касающийся разделения компетенции психолога и психиатра при экспертной оценке этих состояний.

Последовательность изучения данной проблемы предполагает анализ используемых понятий и существующей экспертной практики с последующим определением иерархии и взаимоотношения этих понятий в рамках классификации, разработкой методических принципов экспертизы эмоциональных и аффективных состояний с обоснованием пределов компетенции психиатров-экспертов, психологов-экспертов при диагностической и экспертной их оценке.

В настоящем сообщении будут представлены отдельные результаты двух первых этапов исследования проблемы, а именно: анализ используемых понятий и анализ существующей экспертной практики.

Общий эмоциональный фон (настроение) не имеет отдельного судебно-психиатрического значения и является составляющим различных психических состояний в границах психической нормы, адаптационного реагирования личности, различных психических расстройств, где аффективный компонент выступает главной или вспомогательной характеристикой психического состояния лица.

Эмоциональные состояния — это обобщённое понятие, которое объединяет эмоции, эмоциональные переживания вследствие реагирования личности на внешние и внутренние раздражители. Его объём включает личность и различные виды эмоций в ответ на внешние и внутренние раздражители. Содержание этого понятия — это влияние эмоций, эмоциональных переживаний на поведение и деятельность лица в ответ на внешние и внутренние раздражители.

Стресс и фрустрация (как пример наиболее часто используемых терминов при проведении психологической экспертизы эмоциональных состояний) — состояния психического напряжения в ответ на влияние (действие) стрессора или фрустратора, которые могут быть почвой, предпосылкой аффекта при действии дополнительного раздражителя на лицо, находящиеся в стрессогенной ситуации или выступают составляющими формирования кумулятивного аффекта. Продолжение пребывания в стрессогенной или фрустрирующей ситуации, без влияния дополнительного (сильного) раздражителя приводит к декомпенсации адаптивных механизмов лица с развитием психических нарушений в виде реактивных состояний невротического и психотического уровня. Основной (стержневой) клинической характеристикой состояний, которые обозначаются терминами «стресс» и «фрустрация», является так называемое психическое напряжение, при этом основной составляющей такого напряжения являются расстройства в эмоциональной сфере, поэтому понятие «психоэмоциональное напряжение» может использоваться как обобщающий термин (тем более, что в криминальных действиях вследствие аффективного состояния часто объединяется продолжающееся действие стрессора и наличие фрустратора) с его применением в экспертной практике.

Аффективное состояние — это обобщённое понятие, которое объединяет психические расстройства вследствие реагирования личности на внешние и внутренние раздражители. Его объём включает личность и психические расстройства (болезненные и неболезненные расстройства психической деятельности) в ответ на внешние и внутренние раздражители. Содержание этого понятия — это ограничение способности лица (в том числе существенное) или отсутствие такой способности вследствие болезненных и неболезненных расстройств психики в ответ на внешние и внутренние раздражители. Попытки отождествления понятий «аффект» и «стресс» («фрустрация») при обосновании неспособности лица осознавать значение своих действий и руководить ими или существенного ограничения такой способности (что иногда встречается в актах судебно-психологической экспертизы) свидетельствует о недостаточном понимании исполнителями подобных экспертных заключений сути и содержания используемых понятий.

В границах понятия «аффективное состояние» присутствуют болезненные (психотические — патологический аффект) и неболезненные (непсихотические) расстройства психической деятельности (аффективная реакция, аффект, в том числе физиологический). Имеется схожесть как предпосылок, так и клинических (динамических и статических) характеристик неболезненных расстройств психической деятельности в континууме: аффективная реакция — аффект — физиологический аффект, наличие количественных отличий, касающихся их дифференциации и разграничения.

Возникновение аффективного состояния обусловлено взаимодействием различных факторов, основными из которых являются сила раздражителя, особенности психотравмирующей ситуации (ситуации эмоционального напряжения), которая предшествовала аффекту (аффективной реакции) и существовала непосредственно при её возникновении, личностные особенности индивида, который совершил криминальные действия, обусловленные аффектом, и индивидуальная значимость раздражителя для личности как вообще, так и непосредственно в границах психологической ситуации его реализации.

Психотические и непсихотические аффективные состояния имеют качественные различия, определяемые состоянием сознания лица. При непсихотическом аффективном состоянии сознание лица является не помрачённым и может варьировать от обычного (неизменённого) до аффективно суженного. При психотическом аффективном состоянии, т. е. состоянии патологического аффекта, сознание лица помрачено, что проявляется синдромом сумеречного расстройства сознания.

Как видно из приведённых определений и их анализа, эмоциональные и аффективные состояния включают в себя составляющие, которые могут стать предметом исследования и оценки как психиатра-эксперта (аффективная реакция, физиологический и психологический аффекты), так и психолога-эксперта (различные виды эмоциональных переживаний, аффект психологический). В основе разделения этого предмета исследования лежит наличие либо отсутствие психопатологических симптомов (в соответствии с существующими глоссариями и диагностическими критериями МКБ-10 [5]) в структуре этих составляющих, и, в свою очередь, наличие либо отсутствие ограничения (существенного ограничения, исключения) способности лица осознавать свои действия и руководить ими. При этом различные эмоции (их сочетания) могут влиять на поступки, поведение, деятельность лица; степень этого влияния связана с сочетанным действием различных факторов, включающих в себя особенности личности, количественные и динамические характеристики эмоционального переживания и должна находить подтверждение конкретными фактическими данными в ситуации правонарушения.

Для предупреждения необходимости самостоятельной предварительной «диагностики», «специальной оценки» возможного эмоционального или аффективного состояния на период правонарушения органом, назначающим экспертизу, при её назначении (и наличии оснований для этого), целесообразно:

а) на этапе назначения

  1. Назначение судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы (а не изначально — судебно-психологической, судебно-психиатрической экспертиз).
  2. Формулирование экспертных вопросов с учётом компетенции психиатра-эксперта и психолога-эксперта.

б) на этапе выполнения экспертизы

  1. Первоначальная оценка психического состояния подэкспертного по представленным объектам экспертизы психиатром-экспертом и лишь при отсутствии у подэкспертного аффективного состояния (аффективная реакция, аномальный, физиологический, патологический аффекты, коморбидные состояния, включающие сочетание эмоционального реагирования личности с теми или иными психическими расстройствами непсихотического уровня) — оценка и квалификация этого состояния экспертом-психологом.
  2. При наличии у подэкспертного аффективного состояния его исследование, описание, анализ, диагностическая и экспертная оценка проводится экспертом-психиатром с учётом и использованием существующих клинико-диагностических и методических требований; а исследование и оценка иных вопросов экспертизы (если таковые интересуют судебно-следственные органы), например, индивидуально-личностных особенностей подэкспертного, мотивации противоправных действий и т. д., проводится экспертом-психологом.
  3. При наличии у подэкспертного эмоционального состояния его исследование, описание, анализ, квалификация, наличие влияния на поведение проводится экспертом-психологом (при этом вывод о степени подобного влияния подтверждается конкретными фактами, т. е. доказывается).

в) на этапе формирования экспертного заключения (акта комплексной психолого-психиатрической экспертизы)

  1. В акте экспертизы отдельно представляются результаты исследований (психиатрического, психологического), мотивируются (доказываются) выводы и формулируются ответы на вопросы судебно-следственных органов в рамках компетенции специалистов.

Для анализа существующей экспертной практики были изучены 202 экспертных случая из различных регионов Украины, в которых подэкспертные совершили противоправные действия в различных аффективных и эмоциональных состояниях.

Тематический материал отбирался в соответствии с имевшимися диагностическими и экспертными выводами и был разделён на две группы. При этом в 1-й группе (113 случаев) объединены наблюдения, в которых экспертными комиссиями для диагностической и экспертной оценки психического состояния лица на период совершения им преступления, использовались различные психолого-психиатрические понятия, кроме аффекта (физиологического, патологического, аномального), а именно: аффективная реакции, стресс, фрустрация, состояние эмоционального напряжения, эмоциональное возбуждение. Во 2-й группе (89 случаев) у подэкспертных экспертными комиссиями были диагностированы различные виды аффектов (физиологический — 67 случаев; аномальный — 14 случаев; патологический — 8 случаев). Исследование экспертного случая проводилось с помощью специально разработанной детализованной карты, в которой отражены составляющие элементы системы аффективного преступления: подэкспертный — потерпевший — событие (ситуация) преступления — психическое состояние подэкспертного до события преступления, на период его совершения и после того; иные факторы, которые влияли на событие преступления и реализацию противоправных действий (включая виктимность поведения потерпевшего).

В 1-й группе психолого-психиатрические понятия (аффективные реакции, стресс, фрустрация, состояние эмоционального напряжения, возбуждения и проч.), которые использовались экспертами для диагностической квалификации психического состояния лица на период совершения преступления, оценивались как существенно не влияющие на способность лица осознавать свои действия и руководить ими (61 наблюдение), или, наоборот, как такие, которые существенно влияли на эту способность (52 наблюдения).

Анализ этой группы (113 случаев) в целом показал: во-первых, отсутствие очерченной фазности эмоциональных и аффективных состояний, т. е. очерченных периодов накопления аффекта, аффективного взрыва и постаффективного истощения; во-вторых, отсутствие целостной клинической характеристики фаз аффективного взрыва и истощения, которые бы свидетельствовали о глубине и выраженности аффекта, определяющего существенность влияния. Вместе с тем в подгруппе «существенного влияния» в фазе аффективного взрыва и постаффективного истощения экспертами достоверно чаще отмечались следующие клинические феномены: изменённое сознание в виде его сужения, нарушение восприятия с элементами деперсонализации, дереализации, наличием иллюзий, фрагментарная амнезия. Развитие аффективного состояния в подгруппе «существенного влияния» происходило по типу аффективного взрыва с качественным изменением эмоционального фона; в то время как в группе «несущественного влияния» развитие аффективного состояния происходило по типу «плато» с количественным нарастанием и углублением той или другой эмоции.

Получены также статистически достоверные данные по следующим показателям: а) наличие более низкого интеллектуального уровня (в границах психической нормы) в подгруппе «существенного влияния»; б) более свойственное этой подгруппе реагирование тормозного типа, а в подгруппе «несущественного влияния» — реагирование по возбудимому типу; в) более свойственное подэкспертным подгруппы «существенного влияния» наличие таких особенностей личности, как сенситивность, эмоциональная чувствительность, склонность к застреванию на психотравмирующих событиях (обстоятельствах); г) недостаточное исследование и освещение в актах экспертизы индивидуальных особенностей личности подэкспертного, форм его поведения и реагирования. Подгруппа «существенного влияния» оказалась гетерогенной и включала в себя как проявления аффективного расстройства, так и проявления декомпенсации, ухудшение течения других психических расстройств (например, органического психического расстройства, расстройства личности и проч.) коморбидных с аффективным состоянием.

Эмоциональные проявления, которые предшествовали событию преступления, определяли психическое состояние лица на период преступления и квалифицировались в актах СПЭ как «стресс», «фрустрация», «эмоциональное напряжение», в ряде случаев по своему клиническому описанию, наличию психопатологических симптомов отвечали диагностическим критериям разделов МКБ-10 (например, рубрикам «нарушение адаптации», «реакция на стресс» с соответствующими симптомами и синдромами), т. е. их определение являлось компетенцией психиатра-эксперта и диагностироваться они должны были в соответствии с действующей классификацией.

Изучение 89 экспертных случаев, в которых лица совершили противоправные действия в выраженных аффективных состояниях — патологическом, физиологическом, аномальном, позволило отметить следующее. Признаки аффективных состояний, которые были исследованы, в большинстве экспертных случаев отвечали теоретическим судебно-психиатрическим представлениям [8, 9], касающимся возникновения, течения и клинических проявлений патологического и физиологического аффектов в части основных характеристик: внезапность начала, изменение (расстройство) сознания, нарушение восприятия окружающего (фрагментарное — при физиологическом и аномальном аффектах либо полный отрыв от окружающего при патологическом аффекте), особенности поведения (импульсивность, стереотипии и автоматизмы двигательной сферы), проявления постаффективного истощения, нарушение памяти — от частичной амнезии при физиологическом аффекте, до полной — при патологическом аффекте. Однако отсутствие в актах экспертизы данных по многим показателям, которые детализируют событие аффектогенного деликта (например, способ исполнения, предметы исполнения, характер повреждений и т. д.), структуру и продолжительность аффективного состояния (начало, аффективный взрыв, выход из аффекта и т. д.), поведение и состояние подэкспертного (речь, эмоционально-мимические, вазо-вегетативные, двигательные проявления) исключали возможность проведения статистического сравнения как с научными данными, так и групп исследования между собой. Попытка провести оценку аффективного состояния по актам СПЭ, исходя из фактических данных, которые приведены в этих актах, без предварительного ознакомления с выводами комиссии, и, в первую очередь, оценить глубину имеющихся аффективных состояний для дальнейшего решения экспертных вопросов, не удалось почти в половине выборки, которая была исследована.

Группа «аномального аффекта» по своим клиническим проявлениям приближалась к группе «физиологического аффекта». Хотя течение и симптоматика аффективного состояния имела некоторые отличия, обусловленные наличием в его структуре психических расстройств (проявлений обострения и декомпенсации), которые были у подэкспертного до возникновения аффективного состояния, т. е. проявления имеющегося психического расстройства отражали взаимодействие и взаимовлияние психогенно обусловленной аффективной реакции и почвы, на котором она возникла. Такое сочетание при менее выраженной по глубине аффективной реакции (в сравнении с таковой при физиологическом аффекте) обусловливало существенность влияния на способность лица осознавать свои действия и руководить ими, т. е. наличие психиатрической предпосылки признания лица ограниченно вменяемым.

Клинические проявления аффективных состояний, которые были исследованы, более всего отвечают диагностическим критериям рубрики F43.0 «Острая реакция на стресс» МКБ-10 (соответственно умеренной и тяжёлой степени острой реакции на стресс). Между тем, такое соответствие является несколько условным и целиком не отражает клиническую суть понятий «патологический аффект», «физиологический аффект», что объясняется несовершенством МКБ-10 в отношении диагностической оценки некоторых психических расстройств, которые существуют в судебно-психиатрической экспертной практике (например, исключительные состояния, нарушения сознания, реактивные состояния и проч.).

Клиническая психопатологическая структура аффективных состояний, которые были исследованы, их соответствие диагностическим критериям МКБ-10 свидетельствует о том, что диагностическая и экспертная оценка таких состояний является компетенцией психиатра-эксперта в рамках комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, где компетенцией эксперта-психолога является исследование и оценка индивидуально-психологических особенностей подэкспертного, периода психо-эмоционального напряжения (накопления аффекта), если этот период не характеризовался развитием психического расстройства и если он предшествовал возникновению аффективного состояния, а при отсутствии, по заключению психиатра-эксперта, выраженного аффективного состояния на период совершённого правонарушения (т. е. такого, которое существенно влияло на способность лица осознавать свои действия и руководить ими либо исключало эту способность) — оценка эмоционального состояния, если такое имело место при совершении преступления и его влияния на поведение подэкспертного.

В обеих группах при анализе актов СПЕ были выявлены существенные недостатки, касающиеся: а) формирования экспертного заключения, т. е. непосредственно структуры акта экспертизы c отсутствием его составляющих в соответствии с методическими требованиями; б) отсутствия анализа психического состояния подэкспертного до, на период ситуации преступления и после преступления (как непосредственно, так и в процессе следствия); в) несоответствия мотивационной части (если таковая вообще имела место) исследовательской части акта СПЭ, т. е. отсутствия в акте экспертизы фактов, на которых базируется обоснование выводов; г) формулирования диагностического и экспертного выводов с отсутствием как их обоснования, так и доказательного разграничения состояний, которые существенно влияют на способность лица осознавать свои действия и руководить ими либо исключают эту способность; д) согласованности с диагностическими рубриками и критериями МКБ-10; е) пределов компетенции психологов и психиатров-экспертов при исследовании объектов экспертизы, включая подэкспертного, и формулирования выводов.

Выявленное в подавляющем большинстве экспертных случаев их полное или частичное несоответствие действующим методическим и нормативно-правовым документам [7, 15], отражает состояние подготовки и квалификации психиатров и психологов-экспертов, определённый разрыв между современными научными разработками и экспертной практикой.

Литература

  1. Василюк Ф. Е. Психология переживаний: Анализ преодоления критических ситуаций / Предисл. В. П. Зинченко. — М.: Издательство МГУ, 1984. — 200 с.
  2. Китаев-Смык Л. А. Психология стресса. — М.: Наука, 1983. — 368 с.
  3. Короленко Ц. П. Психофизиология человека в экстремальных условиях. — Л.: Медицина, 1978. — 271 с.
  4. Костицкий М. В. Судебно-психологическая экспертиза. — Л., 1987. — С. 86–89.
  5. Международная классификация болезней (10-й пересмотр). Классификация психических и поведенческих расстройств. Клинические описания и указания по диагностике / Пер. под. ред. Ю. Л. Нуллера, С. Ю. Циркина. — Киев: Факт, 1999. — 272 с.
  6. Немчин Т. А. Состояния нервно-психического напряжения. — Л., 1983. — С. 12–17, 116–126.
  7. Нормативно-правові документи з питань надання психіатричної допомоги. — Київ: МОЗ України, 2002. — 60 с.
  8. Первомайський В. Б. Афект патологічний // Юридична енциклопедія. — Київ: Українська енциклопедія ім. М. П. Бажана, 1998. — Т. 1. — С. 170.
  9. Первомайський В. Б. Афект фізіологічний // Юридична енциклопедія. — Київ: Українська енциклопедія ім. М. П. Бажана, 1998. — Т. 1. — С. 170.
  10. Психология эмоций: Тексты / Под ред. В. К. Вилюнаса, Ю. Б. Гиппенрейтер. — М.: Издательство МГУ, 1984. — 287 с.
  11. Психологический словарь / В. В. Давыдов и др. — М.: Педагогика-пресс, 1996. — 440 с.
  12. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. — СПб, 1999. — 720 с.
  13. Сафуанов Ф. С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. — М., 1998. — 192 с.
  14. Селье Г. Стресс без дистресса. — М., 1979. — 163 с.
  15. Складання акту судово-психіатричної експертизи: Методичні рекомендації. — Київ, 1995. — 25 с.

Консультации по вопросам судебно-психиатрической экспертизы
Заключение специалиста в области судебной психиатрии по уголовным и гражданским делам


© «Новости украинской психиатрии», 2008
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211