НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

К УТОЧНЕНИЮ ОСНОВНЫХ ПОНЯТИЙ И ВИДОВ ТЕРРОРИЗМА

П. Т. Петрюк, А. П. Петрюк

* Публикуется по изданию:
Петрюк П. Т., Петрюк А. П. К уточнению основных понятий и видов терроризма // Ліки України. — 2007. — № 112 (додаток). — С. 151–154.

Общеизвестно, что международный терроризм появился как антигосударственное образование в международном масштабе. Террористы разных стран явно демонстрируют возможность успешного противостояния не только какому-то отдельному государству — они демонстрируют, что можно противостоять самой идее государственности как таковой. Иными словами, речь идёт о противостоянии двух способов организации, двух разных форм связей — формальных и неформальных. Вот почему все развитые государства мира готовы объединиться против неформальной общности террористов — просто потому, что иначе всем станет очевидной бессмысленность государства как системы формализованных структур и связей, ничего не могущих толком противопоставить неформализованным связям террористов. Несомненно, любое государство создаётся для того, чтобы защитить своих граждан, формализовать их взаимоотношения между собой и обеспечить всем им возможность законного, равного, одинакового для всех свода правил для регулирования этих взаимоотношений. Пока террористы, к сожалению, вполне успешно демонстрируют, что современные государства не в состоянии это сделать. Рано или поздно налогоплательщик поймёт это, и задаст естественный вопрос: а зачем мне такое государство, которое не может выполнять свои функции? Уж лучше будем жить не по законам (всё равно террористы их не соблюдают), а по «понятиям», опираясь при этом не на формальные структуры, а на неформальные связи [1].

«С каким бы лозунгом не выступал террорист, он адепт и порождение глобализма. Основные заповеди глобализации: 1) каждый обязан быть услышанным; 2) должно быть пространство для высказываний. Террорист — тот, кто считает, что его не слушают, и с кем не считаются в коммуникации и практике. Поэтому он берёт слово и весь мир «гласности» устремляется к нему. Терроризм сегодня — как художественное произведение, как шоу, как картина. Он творится перед объективом сотен тысяч фото- и кинокамер. Он только там и возможен, где есть эти камеры и эта гласность, то есть в цивилизованном мире. Но заложники, которых он берёт — это символ системы. Он убивает систему в их лице, как система убивает его. Стратегии чеченцев, арабов поразительно современны. Им дали западные ценности, но Запад сам не справляется с большим количеством своих адептов. И они берут своё то тем, то иным способом» [2].

Первичное значение латинского слова «terror» — страх, ужас. То есть в буквальном смысле, террор — это и есть ужас. Ужас же психологически нередко определяется как циркулярное (повторяющееся и нарастающее) переживание страха. Значит, террор — такое повторяющееся и нарастающее переживание страха, которое приводит к ужасу. По мнению К. Е. Изадр (2000), «страх — это эмоция, о которой люди думают с ужасом… И всё же страх — реальная часть нашей жизни. Человек может переживать страх в самых разных ситуациях, но все эти ситуации имеют одну общую черту. Они ощущаются, воспринимаются человеком как ситуация, в которой под угрозу поставлено спокойствие или безопасность» [3]. Террор — это и есть возникающий в результате некоторых действий (прежде всего насилия) ужас от утраты человеком спокойствия или безопасности. Таким образом, с точки зрения психологии террор — это состояние очень сильного страха (ужаса), возникающее как реакция на некоторые действия, имеющие целью вызвать именно это состояние у тех, в отношении кого они осуществляются или же тех, кто является их свидетелем. Следовательно, террор есть цель и результат используемых для их достижения действий и методов.

Террор складывается из террористических актов — отдельных слагаемых, звеньев, компонентов, способов и инструментов террора. В. Ф. Пирожков (1995) полагает, что «в зависимости от объекта посягательства теракт может быть направлен как против конкретных лиц, так и анонимных жертв, которые не имеют никакого отношения к террористам и их пути до сих пор не пересекались (например, взрывы и угоны самолётов, современные диверсии на промышленных объектах, транспорте и т. п.). В последнем случае террористический акт имеет цель дестабилизировать обстановку в обществе, вызвать панику у людей. Террор в таком случае становиться безадресным, его жертвы — случайные рядовые граждане. Террористы в подробных случаях принимают в расчёт общественный резонанс, вызванный их действием, за которым следует обвинение в адрес правоохранительных и властных органов, неспособных защитить граждан. Держать население в страхе и неуверенности — это и своеобразное проявление власти над обществом в целом» [4].

Террористические акты осуществляют террористы, которые делятся на инициаторов, организаторов и исполнителей таких террористических актов. Чаще всего террористами называются непосредственные исполнители. Террористические методы — это методы осуществления террористических актов и террора в целом. Они могут быть очень разными в зависимости от того, с каким видом террора мы имеем дело в тот или иной конкретный момент. Принято говорить, в первую очередь, о физическом, политическом, идеологическом и экономическом терроре [1, 5].

И, наконец, терроризм — это обобщённое понятие, обозначающее уже комплексное явление, включающее страх и ужас как цель определённых (террористических) актов и действий, сами акты и действия, их конкретные результаты и весь спектр более широких последствий. Терроризм предназначен для установления власти там, где её нет, или для укрепления власти там, где она недостаточно сильна. Следует подчеркнуть, что возрождение религиозного и государственного терроризма привело в движение процессы глубоких изменений в мотивациях и возможностях террористов, которые до сих пор не завершились. Появление профессиональной субкультуры террористов-наёмников, наряду с распространением террористов-любителей, продолжило этот процесс, превращая терроризм во всё более бесформенный феномен. Задача терроризма — сеять страх изнутри и таким образом запугивать, куда большую целевую аудиторию, которой может являться соперничающая этническая или религиозная группа, целая страна, национальное правительство или политическая партия, а также общественное мнение в целом.

Д. В. Ольшанский (2002) выделяет четыре основных вида терроризма: политический, информационный, экономический и бытовой (общесоциальный) терроризм [1].

Политический терроризм — это террористические акты разного рода, имеющие целью оказание влияния на политических лидеров, власти или проводимую ими политику, вынудить те или иные политические действия или властные решения. В отдельных случаях политический терроризм направлен на устранение неугодных политических лидеров — в том числе и на изменения политического строя в целом.

Мишенью политического терроризма часто являются символы государства, наиболее значимые общественные нормы и государство как токовое. При этом чем более политически структурированным и развитым является общество, чем больше у него культурных, материальных и нравственных ценностей, тем более привлекательным оно оказывается для террористов.

Наиболее частым в последнее время методом терроризма является захват заложников, жизни которых затем предлагаются в обмен на более или менее серьёзные уступки со стороны властей (например, требуя освобождения из тюрем своих сторонников), — имеет шанс на успех только в тех странах, в которых человеческая жизнь действительно является реальной, а не декларируемой ценностью. Захваты заложников — это своеобразное свидетельство гуманизации и демократизации общества, становящегося объектом нападения террористов.

Цели всех террористических групп и организаций подразделяются на реалистичные и утопичные. Например, цели Организации освобождения Палестины и связанных с ней организаций (создание собственного палестинского государства), несмотря ни на что, оказались достаточно реалистичными. И напротив, совершенно утопичными явились цели итальянских «Красных бригад» — попытки силового переустройства жизни Западной Европы по коммунистическому образцу не увенчались успехом.

Информационный терроризм — прямое воздействие на психику и сознание людей в целях формирования нужных мнений и суждений, определённым образом направляющих поведение людей. На практике под информационным терроризмом обычно подразумевают такое насильственное пропагандистское воздействие на психику, которое не оставляет для человека возможностей для критической оценки получаемой информации, как правило, откровенно тенденциозной информации, которая добивается своих целей не качеством манипулятивного воздействия, а его объёмом. Помимо использования официальных средств массовой информации, информационный терроризм опирается на распространение определённого типа слухов, которые многократно усиливают атмосферу страха и ужаса, на создание которой направлены усилия террористов. Выделяют два вида наиболее значимых слухов: так называемые слухи-пугало и агрессивные слухи [6].

«Слух-пугало» — это слух, несущий и вызывающий выраженные негативные настроения и эмоциональные состояния, отражающий некоторые актуальные, но нежелательные ожидания аудитории, в которой они возникают и распространяются. Обычно слухи такого типа возникают или откровенно «запускаются» силами, развязывающими информационный террор, в массовое сознание в периоды социального напряжения (террористические акты, стихийные бедствия, война, подготовка военного переворота, в ситуациях сложных социальных и политических реформ, смены власти, режима или социально-политической системы в целом и т. д.).

Наиболее часто встречаются «слухи-пугала», основанные на якобы неизбежном повышении цен на продукты питания, их исчезновении и приближающемся голоде. Аналогичным образом распространяются слухи о «грядущем контрнаступлении реакции», близком военном перевороте, «неотвратном отмщении» лицам, активно сотрудничающим с новой властью, и т. д. В таких случаях усиление пессимистичных настроений стимулируется ещё и типичными для таких ситуаций слухами о якобы имеющихся разногласиях, борьбе за власть в новом руководстве, безудержной коррупции и т. д. Особую роль играют слухи, непосредственно строящиеся на ожидании повторения происшедших террористических актов и возникновение новых. «Сверхзадача» таких слухов понятна: это прямое запугивание населения, усиление атмосферы террора в сфере информационного воздействия, умножение хаоса и неразберихи.

«Агрессивный слух» — слух, не просто вызывающий негативные настроения и состояния, отражающие нежелательные ожидания аудитории, а конкретно направленные на стимулирование агрессивного эмоционального состояния и поведенческого «ответа», жёсткого агрессивного действия. Слухи такого рода возникают в ситуациях острых противоречий, связанных с социальными межгрупповыми и межэтническими, межнациональными конфликтами. К примеру: «В Леопольдвиле негры вырезают белое население» (Заир, 1960), «Новая власть грабит страну, отправляет зерно на Кубу и Россию» (Никарагуа, 1980) и т. д. Основная функция агрессивных слухов — не простое запугивание, а прямая провокация агрессивных, террористических действий типа геноцида и массовых убийств. Эти слухи строятся отрывочно, «телеграфно». Они несут сильный эмоционально-отрицательный заряд, формируя аффективную общность «мы» («нормальных людей») в противовес общности «они» («зверствующих нелюдей»). Такие слухи требуют ответной агрессии. Из последних примеров — слухи о «зверствах федеральных войск в Чечне», распространённые чеченцами, и аналогичные — о «зверствах чеченских боевиков» в отношении федеральных войск.

Экономический терроризм — это различные дискриминационные экономические действия, имеющие целью оказание влияния на экономических конкурентов, социальные группы и слои населения, а также целые государства и их лидеров ради достижения конкретных экономических выигрышей или, шире, проводимой ими политики, что сводится к осуществлению требуемых действий или принятию нужных решений.

Экономический терроризм осуществляется на различных уровнях. Например, это игра на понижении стоимости акций конкурента, их скупке, доведению до банкротства и в рамках конкурентной борьбы между корпорациями создание экономических барьеров, ухудшение условий жизни и снижение её уровня; экономическая блокада, введение разного рода эмбарго и запретов на ввоз или вывоз тех или иных товаров представляют собой средства экономического насилия. «Экономическим терроризмом» называли кубинцы ту блокаду, которая была организована американцами после прихода к власти на Кубе Ф. Кастро. Аналогичный термин использовали советские власти в оценке принятой конгрессом США поправки Джексона–Вэника, ограничивающей экспорт в СССР высоких технологий.

Социальный (бытовой) терроризм — это то повседневное запугивание, с которым мы сталкиваемся на улице, в доме и бытовом общении. Разгул уличной преступности, нарастающий криминалитет, общая социальная нестабильность и массовая бытовая неустроенность. Обилие беженцев и эмигрантов, маргинальных элементов, дестабилизирующих жизнь. Шайка подростков, дестабилизирующих двор; банда «скинхедов», терроризирующих рыночных торговцев; бригада рэкетиров, терроризирующих малые предприятия в округе и вымогающих регулярную плату за «охрану» от самих себя. Здесь же — возникновение эпидемий, отравленная вода в водопроводе и колодцах и т. д., и т. п. В целом, это социальная ситуация, держащая всех в страхе и постоянном напряжении. В физическом плане — это постоянная угроза жизни и здоровью. В социальном плане — деструкция управления. В психологическом плане — это утрата уверенности в завтрашнем дне, хаотизация сознания, иррациональное состояние психики, деструкция привычного, нормального, «регулярного» поведения.

Некоторые авторы выделяют особую, физическую, разновидность социально-бытового терроризма, которая заключается в реальном воздействии на жизнь и состояние здоровья людей, создании постоянной угрозы для них. Оно может осуществляться с использованием самых разнообразных средств — от ножа и обрезка трубы до применения взрывчатых веществ и массового биологического или радиационного оружия [1]. В последнее время выделяют еще одну разновидность данного варианта терроризма — это моббинг, который подразумевает психотеррор на рабочем месте и имеет свои разные формы проявления: постоянная критика, игнорирование вплоть до полной изоляции, завышенные или заниженные требования, бессмысленные или вредные для здоровья задания, угрозы и сексуальные домогательства на рабочем месте [7].

Террористы способны самым серьёзным образом изменить общественную атмосферу, посеять страх, неуверенность и недоверие ко многим институтам власти [8].

Проведённый предварительный анализ выделенных видов терроризма позволяет увидеть главное: основой терроризма является насилие, которое может проявляться в разных сферах — политической, информационной, экономической, бытовой. Оно может использовать разные инструменты — от политического убийства или захвата заложников до распространения слухов, введения экономических санкций или разгула уличного криминала.

Вышеописанные виды терроризма, которые лишают жизни или угрожают ей, охватывают практически всю жизнедеятельность человека. Различия в деталях не должны заслонять главное: терроризм — всегда насильственное воздействие на людей с целью запугать их и добиться от них реализации своих целей. Бесспорно, такой бесформенный и сложный современный феномен как терроризм нуждается в дальнейшем комплексном мультифакториальном исследовании.

Литература

  1. Ольшанский Д. В. Психология терроризма. — СПб: Питер, 2002. — 288 с.
  2. Уши машут ослом. Современное социальное программирование / Д. Гусев, О. Матвейчев, Р. Хазеев, С. Чернаков — Пермь: Alex J. Bakster Group, 2002. — С. 136.
  3. Изадр К. Е. Психология эмоций. — СПб: Питер, 2000. — С. 293.
  4. Психологи о терроризме («круглый стол») // Психологический журнал. — 1995. — Т. 16, № 4. — С. 40.
  5. Хоффман Б. Терроризм — взгляд изнутри / Пер. с англ. Е. Сажина. — М.: Ультра Культура, 2003. — 264 с.
  6. Ольшанский Д. В. Политико-психологический словарь. — М.: Академический проект, 2002. — С. 274–291.
  7. Колодей К. Моббинг. Психотеррор на рабочем месте и методы его преодоления / Пер. с нем. — Харьков: Гуманитарный Центр, 2007. — 368 с.
  8. Гозман Л. Я., Шестопал Е. Б. Политическая психология. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1966. — С. 314–315.


© «Новости украинской психиатрии», 2008
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211