НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

ПРОФЕССОР ТИХОН ИВАНОВИЧ ЮДИН — КРУПНЕЙШИЙ ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ ПСИХИАТР И БЫВШИЙ САБУРЯНИН (к 130-летию со дня рождения)

В. Н. Кузнецов, А. П. Петрюк, П. Т. Петрюк

* Публикуется по изданию:
Кузнецов В. Н., Петрюк А. П., Петрюк П. Т. Профессор Тихон Иванович Юдин — крупнейший отечественный психиатр и бывший сабурянин (к 130-летию со дня рождения) // Психічне здоров’я. — 2009. — № 2. — С. 154–159.

Тихон Иванович Юдин
Тихон Иванович Юдин
(1879–1949)

Тихон Иванович Юдин (1879–1949) — один из крупнейший отечественных психиатров советского периода, основоположник отечественной и советской генетики психических заболеваний, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки УССР, бывший заведующий кафедрой психиатрии Казанского университета, II Харьковского медицинского института, Московского медицинского института МЗ РСФСР, директор Клинического института (Института клинической психоневрологии) и вице-президент Украинской психоневрологической академии, заместитель директора по научной работе Украинского психоневрологического института и бывший сабурянин, много сделавший для изучения вопросов клинической генетики психических заболеваний, клиники психических расстройств, организационных вопросов психиатрической службы и истории психиатрии. Он был один из активных проводников в жизнь идеи С. С. Корсакова об организации Русского союза психиатров и одним из инициаторов созыва в 1911 году Первого его съезда в память С. С. Корсакова в Москве. Тихон Иванович является автором капитальной монографии «Очерки истории отечественной психиатрии» (1951), в которой идеально сочетается единство развития научной и практической отечественной психиатрии с древнейших времен [1–5].

Т. И. Юдин родился в 1879 году. В 1903 году окончил с отличием медицинский факультет Московского университета. Уже в студенческие годы он проявлял интерес к психиатрии, активно посещал психиатрическую клинику медицинского факультета и слушал лекции В. П. Сербского и А. Н. Бернштейна. После окончания университета Тихон Иванович учился в ординатуре, а затем работал на университетской кафедре психиатрии, которую в то время возглавлял В. П. Сербский. Первыми научными работами, написанными ещё в университетской клинике, были «Психозы у близнецов» (1907) и «О сходстве психозов у братьев и сестёр» (1907). Характерная для Т. И. Юдина социальная организаторская активность, вероятно, явилась основой для его участия в движении врачей за «коллегиальное управление» больницами и клиниками, которое для того времени (в годы политической реакции после революции 1905 года) было прогрессивным движением. В 1906 году он был избран в состав комитета врачей по управлению клиникой. Коллегиальный подход к руководству больницами и клиниками не получил официального одобрения. Тихон Иванович пострадал за это и вынужден был вместе с другими товарищами оставить клинику на Девичьем поле и уехать для дальнейшей работы в Харьков, где работал ординатором, а вскоре стал заместителем главного врача Харьковской губернской земской психиатрической больницы (Сабуровой дачи) [2, 5].

За время работы в Харькове Т. И. Юдин опубликовал ряд клинических работ по организации психиатрической помощи, работ по изучению наследственности психозов и ряд статистических. Во время службы в Харькове, он с 1909 по 1912 годы состоял, кроме этого, секретарём редакции «Харьковского медицинского журнала» и как член хозяйственной комиссии Харьковского медицинского общества принимал участие в организации Харьковского женского медицинского института. В 1908 и 1910 годах совершил заграничные поездки во Францию, Германию и Италию, где знакомился с организацией психиатрической службы.

В 1912 году Тихон Иванович перешёл на службу в Москву — состоял ординатором в психиатрической больнице на Канатчиковой даче (ныне Московская психиатрическая больница им. П. П. Кащенко). Кроме этого, с 1912 по 1914 годы Т. И. Юдин состоял совместно с П. Б. Ганнушкиным редактором журнала «Современная психиатрия» и вёл в ней отдел хроники. В 1912 и 1914 годах слушал лекции профессора Э. Крепелина в Мюнхене. С началом Первой мировой войны в августе 1914 года был призван из запаса на действительную военную службу, причём с 1915 по 1918 годы находился в германском плену, где всё это время работал старшим врачом лазарета для русских и французских пленных в Сувалках. Здесь имел возможность наблюдать все проявления голодной болезни. Результаты этих наблюдений Тихоном Ивановичем изложены Московскому терапевтическому обществу в докладе «Голодная болезнь» (1919) и работе «Расстройство чувствительности при голодании» (1922). Вернувшись из плена, Т. И. Юдин поступает на работу ассистентом в родную для него психиатрическую клинику Московского университета, которую в это время возглавил П. Б. Ганнушкин. С этого периода начинается длительная и плодотворная педагогическая и научная деятельность Т. И. Юдина. При этом в 1919–1924 годах Тихон Иванович состоял членом президиума медицинского факультета университета, в 1922 году — членом правления I МГУ, в 1922 году — членом бюро Московской секции научных работников, в 1921–1924 годах — членом медицинского квалификационно-методического совещания при Наркомпросе, в 1922–1924 годах — профессором Академии Комвоспитания им. Н. К. Крупской и в 1922–1924 годах — профессором психиатрии Московского института дефективного ребёнка. Т. И. Юдин является одним из организаторов Первого съезда союза российских психиатров (1911), инициатором изучения «наследственных взаимоотношений» при психических заболеваниях и автором первых публикаций в странах бывшего Советского Союза по генетике психических расстройств [6].

В 1921 году Т. И. Юдин защищает диссертацию на соискание учёной степени доктора медицинских наук на тему: «Наследственность душевных болезней», и вскоре в 1924 году его приглашают возглавить кафедру психиатрии Казанского университета и Окружную психиатрическую лечебницу Татарской республики. Наряду с научной, врачебной и педагогической работой он выполняет большой объём административной работы, связанной с ремонтом больничных корпусов, организацией поликлинического приёма больных, решением множества хозяйственных вопросов. Вскоре Тихон Иванович был избран деканом медицинского факультета Казанского университета. Он становится председателем Казанского общества невропатологов и психиатров, редактором «Казанского медицинского журнала». В годы работы в Казани Т. И. Юдиным написаны монографии «Евгеника. Учение об улучшении природных свойств человека» (1925), «Психопатические конституции» (1926), основополагающие статьи по вопросам клинической генетики, которые публиковались в энциклопедиях и ведущих отечественных и зарубежных журналах.

В связи с развернувшейся в стране критикой евгеники и генетики Тихон Иванович вынужден был отойти от евгенического движения и признать ошибочными свои взгляды на природу психических заболеваний. Можно предполагать, что это спасло его от развернувшихся репрессий и позволило продолжить активную творческую деятельность [5, 6].

В 1931–1945 годах Т. И. Юдин работал в Украине. В продолжение ряда лет он был заведующим кафедрой психиатрии II Харьковского медицинского института, директором Клинического института (Института клинической психоневрологии) и вице-президентом Всеукраинской психоневрологической академии, а с 1937 года — директором, затем — заместителем директора по науке Украинского психоневрологического института и заместителем директора по науке II Харьковского медицинского института. С 1930 года Тихон Иванович — редактор, а с 1933 года — заместитель редактора психоневрологического отдела БМЭ, член Учёного медицинского совета Наркомздрава Украины. С 1945 года и до конца жизни Т. И. Юдин был заведующим кафедрой психиатрии Московского медицинского института МЗ РСФСР [3].

Наряду с генетическими исследованиями психических болезней Тихоном Ивановичем выполнен ряд не менее оригинальных и значительных клинических работ в области шизофрении и экзогенных психозов. Он является, как уже выше отмечалось, автором капитального труда по истории отечественной психиатрии и ряда интересных статей, посвящённых организации психиатрической помощи. Говоря о последних работах, следует особо подчеркнуть постоянный интерес Т. И. Юдина к практической психиатрии, вопросам развития психиатрической помощи населению. В этом отношении он был одним из виднейших представителей московской психиатрической школы, последователем традиций, заложенных С. С. Корсаковым [4].

В статьях, посвящённых патогенезу шизофрении, на основе исследования особенностей её течения (изучение длительного катамнеза больных шизофренией, смертельных форм, развития дефекта) Т. И. Юдин обосновал единство его при всех формах шизофрении. Шизофрения, по его мнению, представляет собой исподволь протекающей «под занавесом» органический процесс, которому в ряде случаев предшествует «первый надлом». Особенно интересна его работа о так называемой «смертельной шизофрении», где им было прослежено более 110 случаев на протяжении 25 лет. Тихон Иванович полагал, что в основе шизофрении лежит первичное поражение головного мозга.

Приводя положение Т. И. Юдина о единстве шизофрении как выражении первичного поражения головного мозга, объединяющего её различные клинические разновидности, академик А. В. Снежневский справедливо указывал, что оно находит своё подтверждение и дальнейшее развитие в клинических, генетических и эпидемиологических исследованиях сотрудников Института психиатрии АМН СССР (в настоящее время — Научный центр психического здоровья РАМН) и других научных коллективов. В результате этих исследований, в частности, вырисовывается единство двух, казалось бы, совершенно различных, полярных форм течения шизофрении — непрерывной и приступообразной (в широкой трактовке — шизоаффективной). Различия в проявлении и течении названных двух форм шизофрении, как показывают данные указанных исследований, обусловлены прежде всего конституционально-генетическими факторами. Так, один или оба родителя больных непрерывной шизофренией, обычно довольно быстро приводящей к выраженному дефекту, отличаются скудностью аффективных проявлений, аутизмом, схематизмом мышления, его формальностью, напряжённостью в общении, недоверчивостью, порой подозрительностью, иногда крайней застенчивостью, недостаточной мимикой, угловатой моторикой. Выраженность перечисленных свойств у них обычно настолько интенсивна, что заставляет думать не о психопатическом складе характера, а о перенесённом в прошлом «первом надломе» шизофренического генеза. Иногда у родителей и ближайших родственников больных шизофренией, протекающей приступами с преобладанием шизоаффективных, образно-бредовых, разнообразных онирических расстройств и неглубоким дефектом, склад личности бывает нерезко гипертимный; в других случаях склад личности определяется наличием фазно развивающихся аффективных расстройств, нередко с односторонней увлечённостью той или иной областью деятельности, недостаточностью проявлений заботы о близких и внимательности к ним, ограниченной синтонностью, отсутствием непосредственности в общении с окружающими, несмотря на наличие гипертимии, фазности аффективных состояний. В этом кругу семей нередки приступы шизоаффективных и атипичных аффективных психозов [4].

Наряду с названными двумя далеко не абсолютно идентичными формами проявления и течения шизофрении постоянно возникают, как писал Т. И. Юдин, многочисленные переходные и промежуточные формы. Чрезвычайно важно отметить, что и среди родственников больных подобными формами шизофрении также обнаруживаются столь же многочисленные (в том числе и промежуточные) разновидности этой болезни, что является свидетельством их конституционально-генетической обусловленности.

Среди всех больных шизофренией, основываясь на данных 27-летнего катамнеза, Т. И. Юдин обнаружил свыше 40% случаев полного или относительного выздоровления.

Тихон Иванович считал, что успех в исследовании шизофрении возможен лишь в результате совместного усилия клиницистов, патофизиологов, биохимиков, патологоанатомов и других специалистов, т.е., говоря современным языком, он может быть обеспечен только мультидисциплинарным подходом к изучению этого заболевания [4].

Т. И. Юдин постоянно стремился к обнаружению единства обще- и частнопатологических закономерностей расстройства психической деятельности. В одной из своих работ, а также в докладе Украинскому съезду психиатров и невропатологов он показал двойственное значение понятий «невроз», «психопатия», «психоз». С одной стороны, это нозологически самостоятельные болезни, а с другой — этапы развития расстройств психической деятельности. Возникновение всех психических болезней начинается с невротических расстройств, далее следуют личностные, т. е. психопатические сдвиги, кульминацией же развития нарушений становится психоз.

Суть этих закономерностей может быть обнаружена даже в экзогенно обусловленных психических расстройствах, когда наблюдаются разные стадии их — от неврастении (астении) в начале до аменции в ряде случаев при прогрессировании заболевания. Последняя, по Т. И. Юдину, складывается из явлений инкогеренции мышления при сохранности контакта с окружающим миром, галлюцинаторных расстройств, адекватных им эмоциональных переживаний. Аменция вновь сменяется длительным состоянием психической слабости (астении). Делирий Тихон Иванович относил к форме проявления более локального воздействия, своего рода избирательности действия экзогенной вредности.

При изучении психических расстройств Т. И. Юдин придавал решающее значение изучению последовательных этапов развития патологического процесса, меняющегося соотношения вредностного и защитного его компонентов. При этом он постоянно подчёркивал, что психиатрия изучает не изолированные психозы, а расстройства психической деятельности при общеорганизменном процессе [1, 4].

В соответствии с подобным принципом Тихон Иванович трактовал и патологию травмы головного мозга как «травматическую болезнь» всего организма. Значительное число работ, особенно в период Второй мировой войны, посвящено психозам при травматических поражениях мозга. Работая в годы войны в госпиталях, Т. И. Юдин собрал значительный материал по этому вопросу. Часть работ была им опубликована, но завершить эту работу, к сожалению, он не успел.

Его работа о психических расстройствах при острых энцефалитах вышла далеко за границы описания отдельной болезни, ибо в ней были освещены основные аспекты экзогенно-органических психозов — формы их проявления, особенности течения и исхода. Именно Т. И. Юдин задолго до К. Шейда и других последователей обосновал единство развития острых экзогенных реакций, протрагированных и органических психозов. Тихон Иванович писал, что он не считает возможным обнаружение специфических для каждой вредности форм реакции. Вместе с тем он утверждал, что каждой вредности свойственна присущая ей динамика морфологических и физиологических изменений в головном мозге, соответствующая интенсивности и темпу её воздействия на мозг. На этом основании он выделял 3 типа патогенетических рядов экзогенных реакций (не противопоставляя при этом экзогенные реакции органическим психозам). 1-й ряд — раздражительная слабость, онирическое состояние (гипнагогические галлюцинации), аменция, корсаковский синдром, состояние психической слабости, выздоровление, или — в тяжёлых случаях — оглушение, мусситирующий делирий, сопор, смерть. Этот первый ряд расстройств свойствен общим токсическим реакциям невоспалительного характера. 2-й ряд — различные степени оглушения, делирий с оглушением, delirium furibundum, корсаковский синдром, деменция. Этот ряд характерен для воспалительных процессов. 3-й ряд — рауш, последовательный делирий без оглушения (delirium tremens), корсаковский синдром, выраженная деменция или изменение характера. При этой, дисгемической, форме не поражается весь мозг, но имеют место очаги поражения в форме стаза, мелких кровоизлияний [4].

В развитии экзогенного процесса Т. И. Юдин подчёркивал закономерность возникновения следующих фаз: инициальной, расцвета патологических явлений и исходной. В связи с этим он рассматривал и 3 формы делирия — furibundum, tremens, mussitans. Тихон Иванович отмечал, что корсаковский синдром, как и делирий, неоднозначен.

Суть терапии шизофрении Т. И. Юдин видел в достижении максимальной компенсации болезненного процесса на основе исследования особенностей всего хода болезни, изучении развития компенсаторных механизмов. Тихон Иванович придавал исключительное значение новым методам лечения психических болезней, видя в этом выражение прогресса в развитии психиатрии. Он считал абсолютно бесспорной необходимость подчинения любого эксперимента терапевтической целесообразности, принципу «не вредить». Соблюдение интересов больного, уважение к его личности всегда были для него основой врачебной тактики.

В статьях, посвящённых А. В. Фаворскому, С. С. Корсакову, П. Б. Ганнушкину, Ю. В. Каннабиху, он особенно подчёркивал их любовь к больному, сочетание в их деятельности науки и практики, чувство нового. Уместно отметить, что единство науки и практики было свойственно и самому Т. И. Юдину.

Много работ Тихона Ивановича посвящены непосредственно практической психиатрии — различным вопросам организации психиатрической помощи, её совершенствованию. Например, он неоднократно обращался к идее создания лечебниц для терапии курабельных форм психических расстройств, которая в наши дни реализовалась в форме психиатрических (психоневрологических, психосоматических) отделений в общих больницах.

А. В. Снежневский, будучи учеником Тихона Ивановича, справедливо подчёркивает, что венцом научного творчества Т. И. Юдина стала его капитальная монография, изданная посмертно и скромно названная «Очерки истории отечественной психиатрии», — исследование, идеально сочетающее в себе единство развития научной и практической отечественной психиатрии с древнейших времен. Вряд ли в психиатрии какой-либо другой страны мира имеется столь полное изложение её истории, гармонично сочетающей развитие как психиатрической науки, так и практической психиатрической помощи населению. Развивая положение о мировой психиатрии как синтезе всех национальных психиатрий, Т. И. Юдин подчёркивал, что из всех медицинских дисциплин практическая и научная психиатрия более всего подвержена национальным влияниям [4].

Следует подчеркнуть, что Т. И. Юдин стал основателем отечественной клинической генетики психических заболеваний. Он изучал наследственное предрасположение к психическим болезням, широко используя генеалогический метод, провёл генетический анализ психопатических конституций и установил их наследственную связь с психозами, занимался вопросами взаимодействия факторов наследственности и среды, исследовал популяционную частоту наследственных психических заболеваний, в том числе шизофрении.

Т. И. Юдин является автором более 100 научных работ. Среди важнейших работ Тихона Ивановича следует отметить диссертацию «Наследственность душевных болезней» (1922), книги «Евгеника. Учение об улучшении природных свойств человека» (1925, 1928), «Психопатические конституции» (1926), «Очерки истории отечественной психиатрии» (1951) и другие. Кроме того, значительное число небольших статей печаталось в Большой медицинской энциклопедии, Большой советской энциклопедии, Украинской энциклопедии. Рефераты, рецензии и заметки — в журналах «Современная психиатрия», «Современная психоневрология», «Советская психоневрология», «Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова», «Казанский медицинский журнал», «Харьковский медицинский журнал», «Русский евгенический журнал», «Центральный реферативный журнал», «Врачебное дело» и других. Например, только в Большой медицинской энциклопедии были помещены следующие статьи: «Генеалогия» (1929), «Евгеника» (1929), «Кровосмешение» (1930), «Учение Краузе» (1930), «Неврозы» (1931), «Норма» (1932), «Психические болезни» (1933), «Психиатрические больницы» (1933), «Сознание» (1935), «Схизоид» (1935), «Функциональные психозы» (1935) и «Эмоции» (1935).

Т. И. Юдин был одним из наиболее широко и разносторонне образованных отечественных психиатров. Ученик В. П. Сербского, он впитал в себя лучшие традиции и дух корсаковской психиатрии. Во все периоды своей врачебной деятельности — в Москве, затем в Казани и Харькове, и снова в Москве — Тихон Иванович прилагал громадные усилия для создания благоприятных условий максимально бережного и гуманного отношения к психически больным и неустанно прививал соответствующие качества своим многочисленным ученикам; он постоянно призывал к активному лечебному вмешательству, особенно в начальных стадиях развития болезни.

Наиболее характерное в творческой индивидуальности Т. И. Юдина — это сочетание качеств врача-психиатра, общественника и биолога широкого диапазона. Как события общественной психиатрической жизни, так и чисто клинические явления он рассматривал в плане исторической преемственности. Отсюда его интерес к генетическим вопросам в клинике, стремление понять психопатологические явления в их истоках — в наследственно-биологических корнях личности и исторически сложившихся условиях социальной жизни. Всё это сочеталось у Т. И. Юдина со строгой, математической логикой мышления [2].

Таким образом, Т. И. Юдин внёс значительный вклад в развитие отечественной научной и практической психиатрии, в т. ч. и харьковской психиатрической школы, и других дисциплин. Вне сомнения, биография и научное наследие, в том числе и клинические работы, Тихона Ивановича нуждаются в дальнейшем тщательном исследовании, особенно его украинский период жизни и научного творчества.

Литература

  1. Тихон Иванович Юдин: некролог // Невропатология и психиатрия. — 1950. — Т. 19, № 3. — С. 85–86.
  2. Галачьян А. Г. Т. И. Юдин как основоположник русской и советской клинической генетики (к пятнадцатилетию со дня смерти) // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1965. — Т. 65, вып. 12. — С. 1883–1890.
  3. Вартанян М. Е. Тихон Иванович Юдин (к 100-летию со дня рождения): генетические взгляды Т. И. Юдина и современная генетика психических болезней // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1979. — Т. 79, вып. 12. — С. 1748–1753.
  4. Снежневский А. В. Тихон Иванович Юдин (к 100-летию со дня рождения): клинические исследования Т. И. Юдина // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1979. — Т. 79, вып. 12. — С. 1753–1754.
  5. Менделевич Д. М. Заседание кафедры. — Казань: Школа, 2004. — 205 с.
  6. Автобиография профессора Юдина Тихона Ивановича с приложением списка печатных работ, составленная и подписанная 20.10.1934. — (Из личного архива П. Т. Петрюка).
  7. Юдин Т. И. Психопатические конституции. — М.: Издание М. и К. Сабашниковых, 1926. — 168 с.
  8. Юдин Т. И. Механизмы и патогенез шизофрении // Тезисы докладов VII сессии Психоневрологического института (г. Харьков, 17–20.05.1936 года). — Харьков, 1936. — С. 23.
  9. Петров С. П., Клочкова К. В., Хазан З. И., Юдин Т. И. Средняя вероятность заболевания психическими болезнями и её изменчивость (по данным с. Гончаровки Сватовского района Донецкой области УССР) // Советская психоневрология. — 1934. — № 2. — С. 99–126.
  10. Пчелов Е. В. Евгеника и генеалогия в отечественной науке 1920-х годов // Гербовед. — 2006. — № 2. — С. 76–146.
  11. Юдин Т. И. Евгеника. Учение об улучшении природных свойств человека. — М., 1928. — 288 с.


© «Новости украинской психиатрии», 2010
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211