НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

РЕЦЕНЗИЯ НА БРОШЮРУ
«XIV съезд психиатров России: Отчёт о зарубежной командировке проф., д-ра мед. наук А. П. Чуприкова. — Киев: Институт нейропсихиатрии А. Чуприкова, 2005. — 32 с.»

П. Т. Петрюк, А. П. Петрюк

* Электронная публикация:
Петрюк П. Т., Петрюк А. П. [Рецензия] [Электронный ресурс] // Новости украинской психиатрии. — Киев–Харьков, 2010. — Режим доступа: http://www.psychiatry.ua/articles/paper343.htm. — Рец. на брошюру: XIV съезд психиатров России: Отчёт о зарубежной командировке проф., д-ра мед. наук А. П. Чуприкова. — Киев: Институт нейропсихиатрии А. Чуприкова, 2005. — 32 с.

Рецензируемая брошюра, подготовленная известным украинским психиатром и утверждённая на заседании факультета «Общая практика — семейная медицина» Киевской медицинской академии последипломного образования им. П. Л. Шупика, адресована Министру здравоохранения Украины. Она состоит из 2 частей и включает в себя отчёт о работе XIV съезда психиатров России (15–18 ноября 2005 года), краткую характеристику и анализ докладов ведущих учёных-психиатров России, стран СНГ и зарубежных специалистов по вопросам психического здоровья, этиопатогенеза и лечения психических расстройств. Заострено внимание на развитии в России социальной психиатрии, оказании специализированной помощи подрастающему поколению, проблемах детской и подростковой психиатрии, фундаментальных исследованиях в области изучения психических расстройств и итогах работы семинара свето- (цвето-) терапии «Альфа».

В первой части брошюры автор подчёркивает, что данный съезд отличается сравнительно небольшой представленностью психиатров из стран СНГ, в т. ч. из Украины (всего 5 человек) и увеличением числа учёных и врачей из стран Запада. Опубликованные материалы (том в 500 станиц) распределены по следующим основным направлениям работы съезда.

Проблемы организационной и социальной психиатрии. Подчёркивается неблагополучие ситуации с состоянием психического здоровья населения в России, о чём свидетельствуют высокие показатели заболеваемости психическими и наркологическими расстройствами, широкая распространённость в обществе агрессивного и аутоагрессивного поведения, несоответствие возможностей психиатрических служб требованиям настоящего времени. Интересно, что в России происходит не только постепенное (замедленное) сокращение стационарной помощи (обеспеченность койками составляет 11,4 на 10,0 тыс. населения) и укрепление амбулаторной, но и, в отличие от Украины, осуществляется переход от преимущественно медицинской к полипрофессиональной модели и бригадному подходу и её оказанию в соответствии с полифакторным пониманием генеза психических расстройств. Соотношение психиатров к этим специалистам (психологи, специалисты по социальной работе, социальные работники) в настоящее время составляет 1:4, но многие ставки пока ещё не заполнены. К сожалению, Украина таким соотношением похвастаться не может.

Отмечается, что включение психосоциальных вмешательств в комплексную терапию на различных этапах психиатрической помощи повышает её эффективность в виде сокращения длительности стационарного лечения, уровня повторных госпитализаций, длительных и частых госпитализаций, улучшения различных показателей социального восстановления больных, в т. ч. нагрузки на семью.

В ряде регионов России меняется структура психиатрической помощи с ориентацией на развитие помощи непосредственно в сообществе: организация системы психосоциальной реабилитации, общежитий и других форм «жилья под защитой», форм взаимодействия с социальными службами, отделений (бригад) настойчивого лечения, стационара на дому, трудоустройства, психобразования и психосоциальной работы с семьями.

Указывается, что движение родственников пациентов, поддерживаемое, в отличие от Украины, государством, привело к организации Всероссийского общества психически больных — инвалидов и их родственников, которое имеет филиалы в 50 регионах, и представители которого принимали участие в работе съезда психиатров.

Констатируется, что за последние 15 лет в России сформированы основные направления социальной психиатрии — производственная психиатрия, клиническая суицидология, психиатрия чрезвычайных ситуаций, экологическая психиатрия и другие.

Клинико-психопатологические и классификационные проблемы психиатрии. Обсуждается относительная ценность современных классификаций психических расстройств в связи с отсутствием полных знаний об этиологии, патогенезе и морфологии. В частности, в МКБ-10 не до конца ясно, где речь идёт о синдроме, а где о нозологической единице, в какой мере различные клинические и параклинические характеристики расстройств являются присущими одной или группе болезней, что затрудняет единое понимание диагноза и сказывается на проведении экспертной работы: судебно-психиатрической, военной и медико-социальной.

Подчёркивается необходимость уточнения валидности ряда диагностических критериев, в т. ч. построенных на транскультуральных исследованиях. Отсутствие в МКБ-10 вариантов личностного реагирования на болезнь затрудняет интеграцию психиатрии с интернальной медициной.

Личностные, невротические, психосоматические и соматопсихические расстройства. Представлены различные аспекты пограничной психиатрии, в т. ч. данные о первичных и вторичных психопатологических расстройствах при онкологических, эндокринологических (диабет), дерматологических (псориаз), сердечно-сосудистых и других заболеваниях, а также данные о перинатальной психологии и психопатологии. Подчёркнута необходимость санировать распространённые в населении субклинические нарушения, т. е. санировать практически здоровых лиц.

Стрессовые расстройства. Представлены частота, клинические особенности, фармако- и психотерапия посттравматических стрессовых расстройств, возникших у пострадавших разного возраста и родственников при терактах, у родственников погибших подводников, у комбатантов после выхода из зоны боевых действий, при землетрясениях, у лиц, заражённых ВИЧ-инфекцией, и у лиц наёмного труда, работающих на современном коммерческом предприятии. Небезынтересно, что в ряде регионов на случай чрезвычайных ситуаций в психиатрических больницах введено постоянное дежурство бригад в составе психиатра, психолога и других медработников. Подчёркивается, что ситуация в Украине пока ещё отличается от российской, но, вероятно, и нам следует с открытыми глазами смотреть в будущее.

Проблемы детской и подростковой психиатрии. Отмечается, что положение в детской психиатрии в России красноречиво свидетельствует о том, что ждёт в этом плане Украину. Ликвидация с 1995 года детской психиатрии как отдельной медицинской специальности нанесло серьёзный вред службе психического здоровья, в том числе и в отношении подготовки работающих в ней профессиональных кадров. Скандинавские страны после подобных реформ сожалеют об отсутствии в их странах высококвалифицированных кадров в области детской и подростковой психиатрии. В Украине ликвидация детско-подростковой психиатрии лишь набирает скорость.

Психические расстройства при эпилепсии и органических поражениях головного мозга. Отмечается, что в мире преобладает тенденция смешивания понятия эпилепсии и эпилептических синдромов. Приводится определение эпилепсии по А. И. Болдыреву: эпилепсия — это полиэтиологическое органическое нервно-психическое заболевание, характеризующееся различными видами пароксизмов, психических особенностей, различными вариантами клиники, течения, прогноза и ЭЭГ-характеристиками. Указывается, что при обследовании российскими исследователями ликвидаторов последствий катастрофы на ЧАЭС получены данные о наличии у них, в отличие от данных украинских авторов, бицеребрального поражения с правополушарным акцентом.

Геронтопсихиатрия. Представлены данные о том, что в последние 15 лет стареющее население России подверглось воздействию глобальных социально-экономических факторов, характерных для эпохи реформирования социально-политической системы и экономической нестабильности. Подчёркивается, что за время между двумя демографическими переписями населения (1989 и 2002 годы) общая численность населения сократилась, возросла доля лиц старческого возраста (на 18%), среди последних число лиц с психическими расстройствами увеличилось в 4 раза, что требует развития в РФ специализированной геронтологической службы.

Указывается, что Ю. И. Полищук считает, что сегодня большинство психиатров не интересуется состоянием духовной сферы психически больных, поэтому он отстаивает точку зрения, что в современную концепцию психосоциальной реабилитации психически больных необходимо внести представления о духовной реабилитации.

Биологическая терапия психических расстройств. Справедливо отмечается, что перенос основной тяжести лечебного процесса в амбулаторную и соматическую практику, как показывает нынешний опыт психиатров России, может быть успешным, если фармакотерапия будет иметь адекватное социально-реабилитационное и психотерапевтическое сопровождение. Можно также считать доказанным появление новых показаний у раннее известных, а порой и старых препаратов. Например, антиконвульсанты стали средством профилактики аффективных и шизоаффективных психозов, а антидепрессанты с успехом применяются при тревожных расстройствах и в комплексной терапии психозов.

Указывается, что нелекарственные методы биологической терапии в психиатрии России традиционно привлекают больше внимания, чем в Украине. Все эти методы представляется целесообразным разделить на 2 группы: 1) нелекарственные методы терапии с общебиологическим действием (форсированная инсулинокоматозная терапия, облучение крови лазером, плазмаферез, использование иммуномодуляторов); 2) методы стимуляции мозга (транскраниальная магнитная стимуляция при депрессиях, разные варианты электросудорожной терапии, биологическая обратная связь при пограничных расстройствах).

Отмечается, что украинскими исследователями (А. П. Чуприков, А. Н. Линёв, А. А. Педак) был представлен доклад о применении в лечении психических расстройств латеральной субсенсорной электростимуляции и латеральной светотерапии как в сочетании с психофармакологическими средствами, так и в качестве самостоятельных агентов.

Алкоголизм, наркомания и другие виды зависимого поведения. Подчёркивается, что в 2004 году в России зарегистрировано 3460,9 тыс. больных наркологическими расстройствами, что составляет 2,4% общей численности населения. 15,5% от общего числа больных составляют лица с наркоманиями и токсикоманиями. Распространённость алкоголизма составила 1656 больных на 100 тыс. населения, или 1,6% общей его численности, наркоманий — 239,6 и токсикоманий — 10,8 соответственно. Обсуждаются вопросы пивного и «вечернего» алкоголизма, алкогольная зависимость у студентов медвузов и врачей, убедительные данные об атрофии мозга на поздней стадии алкоголизма, а также различные формы зависимого поведения, в т. ч. сочетающегося с шизофренией и шизотипическими расстройствами.

Клиническая психология и психотерапия. Указывается, что в этом направлении ситуация в РФ отражает общемировые тенденции, а именно: рост спроса на получение психотерапевтической помощи, расширение спектра психотерапевтических услуг, повышение их стоимости, увеличение удельного веса частных психотерапевтических услуг, беспрецедентный рост амбулаторных посещений, необходимость повысить качество подготовки кадров и психотерапевтической помощи. Отмечается, что развитие психотерапевтической службы в России тормозится низким уровнем психологической культуры населения. Рассматриваются различные способы психологического и психотерапевтического воздействия на пациентов различных возрастных групп.

Суицидология. Подчёркивается, что частота суицидов является одним из объективных индикаторов психического здоровья населения и достоверно коррелирует с уровнем социального неблагополучия в обществе. К примеру, в РФ, начиная с 1991 года, начался весьма энергичный рост частоты суицидов и сегодня их показатель колеблется на уровне 36–38 случаев на 100 тыс. населения (в Украине — 28–29), что превышает среднемировой показатель в 2,4 раза. Особенно тревожной ситуация выглядит среди мужской части населения страны (66,3 на 100 тыс.) и в ряде национальных образований Сибири, Дальнего Востока и Поволжья (70–130 на 100 тыс.).

Необходимо отметить, что в конце 90-х годов Совет национальной безопасности РФ рассматривал проблему суицидологии и вскоре Минздрав РФ создал в стране суицидологическую службу и соответствующие кризисные Центры вне психиатрических больниц. Г. Я. Пилягина справедливо указывает, что в Украине руководители ещё далеки как от признания этой проблемы как общенациональной, так и от создания соответствующей службы. Л. Н. Юрьева (Украина) представила данные о синдроме выгорания и суицидальном риске среди врачей-психиатров.

Медицинская сексология и сексопатология. Выражена озабоченность половым поведением подрастающего поколения, необходимость рассматривать её как одну из составляющих государственных проблем: охраны семьи, отцовства, материнства и детства. Обсуждена ответственность за распространение порнографии с анализом положений УК многих стран, что, несомненно, может быть полезным для совершенствования уголовного законодательства и практики его применения в РФ, а также и в Украине.

Следует обратить внимание, что в РФ с 2003 года начата пока избирательная диагностика сексуальной направленности у лиц, страдающих парафилиями и совершивших правонарушения, с помощью сочетания психофармакологической, визуальной и вербальной стимуляции (М. Ю. Коменсков и соавт.). Автор справедливо указывает, что в судебно-психиатрической практике в Украине от этого ещё далеки.

Рассмотрено утверждение, что значительная часть лиц с гомосексуализмом гомосексуалистами не рождаются, а становятся в силу разных факторов, в т. ч. и рекламирования подобного поведения. Предложен оригинальный способ лечения данных расстройств.

Судебная психиатрия. Отмечено, что на съезде работы по СПЭ были представлены в основном сотрудниками ГНЦССП им. В. П. Сербского и активно сотрудничающими с ними специалистами периферии. Из Украинского НИИССПН не было послано ни одного сообщения, хотя проблемы перед психиатрами стран СНГ, несмотря на постепенные расхождения в законодательстве, общие, и обсуждения их несомненно полезно для совершенствования СПЭ в Украине.

Считается, что изменения законодательства в РФ в области уголовного и гражданского судопроизводства потребовали реформирования всей существующей судебно-психиатрической экспертной службы: введена специальность «судебно-психиатрическая экспертиза», система лицензирования учреждений, имеющих отделения СПЭ, ведётся работа по подготовке нормативных документов. Интересно, что в РФ раньше, чем в Украине, введена в УК ограниченная вменяемость, которая в настоящее время среди обвиняемых, прошедших СПЭ, составляет 3,4%.

Фундаментальные исследования в психиатрии. Указывается, что планомерные исследования такого рода в Украине, в связи со скудным финансированием науки, практически прекратились. Отмечается, что в этом разделе выступлений и публикаций съезда особенно выделились нейроморфологические, генетические и иммунологические исследования.

Например, как научную сенсацию представил председательствующий на заседании доклад Р. Мюррея из Великобритании. Используя новейшую технику, объединяющую в себе свойства МРТ и ПЭТ, исследователи визуализировали в динамике нейрокогнитивную патологию мозга у больных шизофренией, в т. ч. у близнецов и здоровых. У больных была обнаружена «гипофронтальность», уменьшенный гиппокамп, страдание префронтальной области, белого вещества. Локализация поражения была в основном билатеральной с акцентом слева. Технология позволяет исследовать патологию отдельных генов, контролирующих разные структуры мозга. Удивительным было сообщение о том, что страдание мозга выявляется до дебюта психоза.

Справедливости ради следует отметить, что такую работу нельзя считать сенсацией, т. к. подобные сообщения давно имеются в специальной литературе разных исследователей — P. J. Harrison (1999), G. W. Roberts (1987), S. M. Lawrie (2001), К. Фрит, Э. К. Джонстон (2005) и другие. Последние недавно опубликовали книгу «Шизофрения: краткое введение» (2005), в которой суммируют данные самых последних исследований биологических основ шизофрении.

На основе совместных данных российских и немецких исследователей утверждается, что с помощью современных молекулярно-цитогенетических технологий в постмортальных образцах мозга больных шизофренией обнаружено увеличение частоты аномалий и соматического спаривания хромосом (т. е. хромосомного мозаицизма) по сравнению с образцами. В связи с этим считают, что молекулярная цитогенетика мозга позволит идентифицировать низкопроцентный хромосомный мозаицизм и обнаружить эпигенетические феномены, связанные с транскрипционной активностью генома в нейронах головного мозга.

Полагается, что полиморфные варианты гена 5HTR2А могут рассматриваться в качестве дополнительного критерия прогноза шизофрении с ранним началом до 15 лет. С хроническим течением шизофрении у взрослых коррелирует генотип A2A2.

Обращается внимание на возрождение в России интереса учёных к изучению иммунного гомеостаза при психических расстройствах. По этому вопросу опубликованы две монографии (В. Я. Семке с соавт., 2003; Ю. А. Александровский, В. П. Чехонин, 2005). Российские исследователи считают, что одним из ведущих механизмов патогенеза нервно-психических расстройств являются нарушения взаимосвязи между нервной, эндокринной и иммунной системами, что требует включения в комплекс лечения этих расстройств методов иммунотерапии.

Убедительные данные о наличии при шизофрении и других прогредиентных расстройствах психики агрессивных нейроиммунных процессов пока не вызывают потока работ по включению в лечение их иммуномодулирующих средств. Лечение по-прежнему остаётся симптоматически психофармакологическим. Тем не менее, отдельные попытки исследовать применение иммуномодуляторов в психиатрии были представлены на съезде. В частности, В. М. Фролов с соавт. (Украина) предлагают бороться с «метаболической» интоксикацией и иммунодефицитом при шизофрении подключением к фармакотерапии лазерного облучения крови, энтеросорбции, дифференцированной иммунокоррекции и назначением новых детоксицирующих препаратов (реамбирин, глутаргин, эрбисол и другие).

Во второй части брошюры освещаются вопросы системы свето- (цвето-) коррекции «Альфа», применяемой с целью оздоровления и повышения защитных сил индивида. Автор справедливо подчёркивает, что данная система является продолжением изобретений и патентов украинских исследователей (А. П. Чуприков, А. Н. Линёв, И. А. Марценковский, 1993; А. П. Чуприков, Г. Е. Трофимчук, 1995; И. А. Палиенко, 2002).

В системе «Альфа» используется тот же самый принцип коррекции, как и в украинских исследованиях, однако используется он в новой области медицины, как средство оздоровления при самых различных преклинических и клинических расстройствах терапевтического спектра. Новизной отмечается также диагностический подход в системе «Альфа». С помощью измерения температуры в биологически активных точках кожных покровов по Вогралику и компьютерной обработки этих данных создаётся «портрет» обобщённого состояния различных функциональных систем — иммунной, сердечно-сосудистой, гормональной и других. Здесь же компьютерная программа в короткое время создаёт «рецептуру» засветок. Рецептура записывается на электронном диске и может использоваться пациентом самостоятельно для оздоровления различных функциональных систем пациента.

Делается вывод, что система свето- (цвето-) коррекции «Альфа» является удачным продолжением предшествующих украинских разработок, обладает новизной, расширяет поле применения латеральной светофизиотерапии как в психоневрологии, так и в области нормализации психосоматических взаимоотношений.

В заключении справедливо и уместно подчёркивается, что если в Украине конгрессы и конференции по велению фармацевтических фирм имеют тенденцию превращаться в отчёты об испытаниях тех или других средств в лечебной практике (как правило, отчёты вторичные после зарубежных пионерских публикаций), то съезд психиатров России в этом отношении воспринимается более оптимистически — психиатрическая наука живёт и развивается. Несмотря на то, что объём брошюры небольшой, однако приведённая в ней аналитическая информация заставляет задуматься о достигнутом, оценить успехи и недостатки в работе, помогает, как нам представляется, определить ближайшие пути развития научного и практического направления психиатрической службы Украины.

Отмеченные недостатки и опечатки (напечатано «ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС» вместо «ликвидаторов последствий катастрофы на ЧАЭС», с. 12; «служб» вместо «службы», с. 13; «суицидологи» вместо «суицидологии», с. 20; «с 2003 начата пока» вместо «с 2003 года начата пока» и другие) не умаляют достоинства рецензируемой работы.

Замечания, высказанные нами выше, ни в коем случае не снижают достоинств отчёта о зарубежной командировке, написанной в форме брошюры. В целом она написана на высоком научном уровне, отличается аналитической направленностью и гражданской позицией автора, легко читается, содержит большой материал по разным разделам психиатрии, что представляет несомненный интерес не только для широкого круга практических врачей-психиатров и организаторов охраны психического здоровья, но и для научных работников.


© «Новости украинской психиатрии», 2010
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211