НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

ОБЩИЕ СОВРЕМЕННЫЕ ПРИНЦИПЫ ПРИМЕНЕНИЯ ФИЗИОТЕРАПИИ В ПСИХИАТРИИ: ЭТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ. Сообщение 2

П. Т. Петрюк

* Публикуется по изданию:
Петрюк П. Т. Общие современные принципы применения физиотерапии в психиатрии: этический аспект. Сообщение 2 // Психічне здоров’я. — 2010. — № 2. — С. 7–14.

Пациенты могут простить любые технические ошибки, но этические — никогда

Т. Байрам Карасу

В наше время — время этического бума и рассуждений о прикладной или практической этике, — казалось бы, должно быть понятно, что этика в любой научной отрасли и, следовательно, в соответствующей прикладной сфере ссылается на результаты релевантных гуманитарных наук и на специальные эмпирические основы, чтобы прийти к обоснованным высказываниям. Под этикой (лат. ethica, греч. ηθος — обычай) подразумевают одну из форм общественного сознания, определяющую нормы поведения, совокупность моральных правил людей в обществе. Под этикой медицинской понимают одну из разновидностей профессиональной этики, которая представляет собой совокупность принципов и норм поведения, обусловленных спецификой их деятельности, а также ролью и положением, которые врачи занимают в обществе [1, 2]. При этом в основе априори должно лежать широкое понимание этики как самоанализа и систематического осмысления следствий и предпосылок профессиональных действий, и особенно относительно людей, участвующих в этих действиях и затрагиваемых ими.

Однако этика слишком долго была академически независимой философской дисциплиной, и из-за этой обособленности в смежных дисциплинах не хватало стимулов для исследований в области этики. В настоящее время следствие этого — во-первых, упрёк этике в том, что она далека от практики, а, во-вторых — упрёк практике в том, что она враждебна теории. Даже существует мнение, что мы уже перешли из «века беспокойства» в «век этического кризиса» [3]. Психиатр, когда-то предоставленный самому себе в тиши своего кабинета, сейчас находится в осаде как изнутри, так и извне. «Внутренний кризис» относится к психиатрам, придерживающимся различных моделей и критериев психического заболевания и методов его лечения, которые, будучи довольно запутанными, вносят раскол в профессию и её будущее [4]. Атаки извне отражают различие мнений в обществе относительно функций, действий и сферы влияния психиатров [5]. Несмотря на это, используя в этике данные, особенно эмпирические, из других гуманитарных наук, можно создать базис для этической рефлексии, приближённой к реальности и связанной с практикой [6].

В современной медицине и здравоохранении широкое распространение получила так называемая этика принципов. T. L. Beauchamp, J. F. Childress (1989) ввели четыре главных принципа этического осмысления медицины, весомых не только для соматической медицины, но и для всей сферы лечебно-профессиональной, а также клинико-психологической деятельности [7].

Эти принципы касаются этической ориентации практикующих психиатров, психотерапевтов и психологов (консультантов или исследователей) в их работе с пациентами и клиентами: 1) уважение к автономии пациента (клиента); 2) не вредить (non-maleficence); 3) оказание помощи (beneficence); 4) справедливость. В этих четырёх принципах T. L. Beauchamp, J. F. Childress попытались свести воедино несколько течений: традицию врачебной этики (клятва Гиппократа, который на первое место ставил требование не вредить и обязательство оказания помощи), идеи философского Просвещения и американского движения борцов за гражданские права с их акцентом на автономии отдельного человека, а также принцип справедливого распределения в здравоохранении высочайших достижений медицины. Эти четыре принципа в целом рассматриваются как универсально значимые и приблизительно нейтральные мировоззренческие ориентиры для медицины и здравоохранения. В зависимости от контекста применения по-разному расставляются акценты и конкретизуются принципы [6].

Общеизвестно, что этические кодексы, регламентирующие поведение врачей, применяются на протяжении многих веков в разных странах. Ещё за 1500 лет до новой эры врачи Древней Индии давали профессиональную клятву. Для европейской медицины по сей день непреходящее значение имеет этика Гиппократа (460–370 гг. до н. э.) [2]. Такими кодексами, имеющими отношение к психиатрии, являются, к примеру, Клятва Гиппократа, Клятва врача Украины, обновлённый вариант «Принципов медицинской этики», принятых Американской медицинской ассоциацией, Женевская декларация Всемирной медицинской ассоциации, Клятва советского врача, а также Правила этики при осуществлении биомедицинских исследований — Хельсинская декларация Всемирной медицинской ассоциации и «Принципы экспериментальных исследований на человеке» Британской медицинской ассоциации.

К сожалению, специальных этических кодексов для психиатров разработано немного. Нам известны только три из них: «Принципы медицинской этики с аннотациями к их применению в психиатрии» Американской психиатрической ассоциации, Гавайская декларация Всемирной психиатрической ассоциации (ВПА) и Кодекс профессиональной этики психиатра, принятый на Пленуме Правления Российского общества психиатров1 [2, 8–11], которые наиболее близко отвечают цели нашего исследования. В доступной нам специальной отечественной и зарубежной литературе не удалось найти освещения этических кодексов, которые могли бы отвечать общим современным принципам применения физиотерапии в психиатрии [12, 13] и использоваться при осуществлении данного вида лечения.

Целью нашей работы явился анализ опубликованных отечественных и зарубежных научных работ, международных правовых документов, а также собственного накопленного опыта, посвящённых этическим кодексам, которые могли бы отвечать общим современным принципам применения физиотерапии в психиатрии и использоваться при осуществлении данного вида лечения.

Материал и методы исследования. Проведён теоретический анализ большого ряда отечественных и зарубежных научных работ, международных правовых документов, а также собственного накопленного клинического опыта, в которых освещаются этические кодексы, которые могли бы отвечать общим принципам применения физиотерапии в психиатрии и использоваться при осуществлении данного вида лечения. Проанализирован накопленный нами опыт применения физико-психофармакологических методов лечения (трансцеребральные гальванизация и электрофорез, центральная электроаналгезия, электросон и электросон-электрофорез) в комплексной терапии шизофрении и других психических расстройств более чем у 670 пациентов Сабуровой дачи в возрасте от 18 до 60 лет. Методы исследования: исторический, теоретический, системный, клинико-психопатологический и экспертный.

Результаты и их обсуждение. Медицинская профессия всегда подчинялась этическим нормам, разработанным, первым долгом, во благо пациента. Будучи представителем данной профессии, врач должен признать свою ответственность не только перед пациентом, но и перед обществом, другими специалистами медицинской профессии и перед самим собой.

Приводимые нижеследующие Принципы медицинской этики и аннотации к их применению в психиатрии, принятые Американской медицинской ассоциацией, которые не являются законами, но являются стандартами поведения, определяющими основы достойного поведения врача. При описании этих принципов выделено семь нижеотмеченных нами разделов, в которых подробно описываются стандарты поведения врачей-психиатров. Аннотации к применению принципов медицинской этики в психиатрии были приняты Американской психиатрической ассоциацией в 1973 году и пересмотрены в 1988 году. Эти принципы отвечают этическому кодексу, который отвечает основным принципам применения физиотерапии в психиатрии и может использоваться при осуществлении данного вида лечения:

  1. Врач обязан оказывать компетентную медицинскую помощь, сочувствуя больному и уважая его человеческое достоинство.
  2. Врач обязан вести себя достойно с пациентами и коллегами и должен выявлять тех врачей, которые не обладают ни соответствующим характером, ни достаточной компетенцией либо занимаются обманом или подлогом.
  3. Врач обязан уважать закон и должен признавать свою ответственность за внесение изменений в те требования, которые противоречат основным интересам пациента.
  4. Врач обязан уважать права пациентов, коллег и врачей других специальностей и должен соблюдать конфиденциальность в отношении пациента в пределах закона.
  5. Врач должен приобретать, применять и углублять научные знания, распространять соответствующую информацию среди пациентов, коллег и общественности, получать консультации и использовать способности врачей других специальностей, если это необходимо.
  6. Врач свободен в выборе пациента, сотрудников и условий, в которых оказывается медицинская помощь, для обеспечения необходимого ухода за пациентом, за исключением экстренных случаев.
  7. Врач признаёт ответственность за участие в деятельности, признанной улучшать общество [8].

С самого начала цивилизации, как подчеркивает Гавайская декларация ВПА (1983), этика была важной частью искусства врачевания. ВПА считает, что высокие этические стандарты особенно важны для всех, кто занимается психиатрией как наукой и как медицинской специальностью в свете противоречивых обязательств и ожиданий врачей и их пациентов в современном мире и деликатной проблемы взаимоотношений между врачом и пациентом. Упомянутая декларация была написана для того, чтобы обеспечить как можно более точное следование этим стандартам и предупредить злоупотребление психиатрическими понятиями, знаниями и умениями.

Поскольку психиатр является членом общества, а не только врачом, он или она должны принимать во внимание этические стороны, присущие психиатрии, а также этические требования, налагаемые на всех врачей, в т. ч. физиотерапевтов, и социальную ответственность каждого члена общества. Несмотря на то, что этическое поведение основано на сознательном выборе каждого психиатра, письменное руководство необходимо для того, чтобы прояснить этические стороны психиатрии.

Таким образом, Генеральная ассамблея ВПА одобрила эти этические правила для психиатров, имея в виду большую разницу в культурных контекстах и в юридических, социальных и экономических условиях в мире. Должно быть ясно, что ВПА рассматривает эти правила как минимальные требования к этическим стандартам психиатрии, а именно:

  1. Целью психиатрии является лечение психических заболеваний и улучшение психического здоровья. Используя все свои возможности, в соответствии с полученными научными знаниями и принятыми этическими принципами, психиатр должен служить высшим интересам пациента и также заботиться об общем благе и справедливом размещении ресурсов здравоохранения. Достижение этих целей требует непрерывных исследований и постоянного обучения персонала системы здравоохранения, пациентов и общественности.
  2. Каждый психиатр должен предложить пациенту лучшую из находящихся в его распоряжении и соответствующих его знаниям терапий, и если это принято, должен лечить пациента с заботой и уважением, достойными всякого человека. Если психиатр несёт ответственность за лечение, которое проводят другие врачи, он должен осуществлять квалифицированное руководство ими и их обучение. В случае потребности или по обоснованной просьбе пациента психиатр должен обратиться за помощью к своему коллеге.
  3. Психиатр стремится к таким отношениям с пациентами, которые основываются на взаимном согласии. В оптимальном варианте это требует доверия, конфиденциальности, сотрудничества и взаимной ответственности. С некоторыми пациентами установление таких взаимоотношений может быть невозможным. Тогда контакт должен быть установлен с родственниками или другими людьми, близкими пациенту. Если взаимоотношения установлены не в терапевтических, а в целях судебной психиатрии или иных, их природа должна быть подробно объяснена заинтересованным лицам.
  4. Психиатр должен проинформировать пациента о природе его заболевания, терапевтических процедурах, включая различные альтернативы, и о возможных последствиях. Такую информацию следует излагать в тактичной форме, пациенту должна быть предоставлена возможность выбора между необходимыми и доступными методиками.
  5. Никакое лечение не должно осуществляться против воли пациента, если только из-за психического заболевания он не может сформировать своего мнения о том, что послужит ему в высших интересах, а также, если без данного лечения вероятно появление серьёзного вреда для пациента или других лиц.
  6. Как только показания для принудительного лечения исчезают, пациент должен быть освобождён от такового, а для осуществления дальнейшей терапии врач должен получить добровольное согласие пациента. Психиатр должен проинформировать пациента и/или его родственников или других близких лиц о существовании механизмов обжалования, задержания и любых других жалоб, связанных с благополучием пациента.
  7. Психиатр никогда не должен использовать свои профессиональные возможности для оскорбления достоинства и нарушения прав какого-либо индивида или группы, и никогда не должен позволять неприемлемым личным желаниям, чувствам, предрассудкам или убеждениям влиять на лечение. Психиатр ни в коем случае не должен использовать приёмы своей профессии, если психическое заболевание не было подтверждено. Если пациент или третьи лица требуют действий, которые противоречат научным знаниям или этическим принципам, то психиатр должен отказаться от сотрудничества с ним.
  8. Что бы ни было сказано пациентом или что бы ни было записано в течение обследования или лечения, это должно быть конфиденциально, если только пациент не освободил психиатра от такого обязательства или если раскрытие информации необходимо для предотвращения причинения серьёзного вреда пациенту или другим лицам. В этом случае, однако, пациент должен быть проинформирован о нарушении конфиденциальности.
  9. Для умножения и распространения знаний по психиатрии необходимо участие пациента. Однако должно быть получено информированное согласие на демонстрацию пациента перед аудиторией и, если возможно, на использование истории болезни для научной публикации. При этом должны быть предприняты все разумные меры в целях сохранения достоинства и анонимности пациента, защиты его личной репутации. Участие пациента должно быть добровольным после получения полной информации о целях, процедурах, опасностях и неудобствах исследовательского проекта, а также всегда должно сохраняться разумное соотношение между предполагаемыми опасностями, неудобствами и пользой исследования. Каждый участник клинического исследования должен пользоваться всеми правами пациента. Для детей и других пациентов, которые не могут сами дать информированное согласие, таковое должно быть получено от ближайшего родственника. Каждый пациент или участник исследования волен отказаться по любым причинам и в любое время от любого добровольного лечения и от любой учебной или исследовательской программы, в которой он участвует. Этот отказ, как и несогласие, включиться в программу, никак не должны влиять на усилия психиатра, направленные на оказание помощи пациенту или участнику.
  10. Психиатр должен остановить все терапевтические, учебные или исследовательские программы, которые могут войти в противоречие с принципами настоящей декларации.

Следует помнить, что к числу Базисных принципов биомедицинской этики относятся принципы автономии, непричинения вреда, благодеяния и справедливости (1989) [2, 14]. Использование данных принципов регулируется следующими правилами: правдивость, приватность, конфиденциальность, достоверность, информированное согласие [1].

1. Принцип автономии пациента понимается как форма личной свободы пациента, при которой больной совершает поступки в соответствии со свободно выбранным им решением. Принцип автономии утверждает право личности на невмешательство в её планы и поступки и, соответственно, обязанность других не ограничивать автономные действия. Рассматриваемый принцип предполагает уважение автономии пациента, в частности, то, что выбор, делаемый пациентом, как бы он не расходился с позицией врача, должен определять дальнейшие действия последнего.

В каждом случае ограничение автономии должно специально обосновываться другими принципами. Иначе говоря, дело не в том, что принцип ни при каких условиях не должен нарушаться, — важно, чтобы мы сами отдавали себе отчёт в том, что нам приходится, мы вынуждены идти на нарушение. Действие автономии естественным образом ограничивается в отношении тех, кто не в состоянии действовать автономно: детей, в т. ч. с психическими расстройствами; пациентов с некоторыми психическими расстройствами (хроническая душевная болезнь, временное расстройство душевной деятельности, слабоумие или иное болезненное состояние), признанных судом недееспособными; лиц, находящихся в алкогольном или наркотическом опьянении, и т. п.

Из данного принципа также следует такое отношение к индивиду, которое способствует проявлению и развитию его автономии. Кстати, этической сущностью реабилитационных мероприятий в психиатрической практике является поиск и поощрение, развитие сохранившихся «островков» автономии психически больного, расширение сферы его автономных выборов и действий, восстановление автономии личности в целом.

2. Принцип непричинения вреда («не навреди», prima non nocere — прежде всего — не навреди) является одним из старейших медицинских принципов. Этот принцип предписывает обязанность не наносить ущерб пациенту не только прямо, намеренно, но и косвенно. Для реализации этого принципа и уменьшения вреда или побочных эффектов предлагаются следующие требования: 1) то, что мы намереваемся делать, не должно быть безнравственным и не должно быть злом; 2) предполагаемый риск не должен быть средством для достижения благой цели; планируемое действие может иметь побочные эффекты, но это не значит, что благая цель оправдывает любые средства; нельзя совершать что-либо безнравственное только потому, что за этим может последовать нечто положительное; 3) побочный эффект не может быть специальной целью, а только тем, с чем приходится мириться; 4) для совершения действия, за которым могут наступить негативные последствия, нужны веские основания; это означает необходимость взвешивания возможного блага и риска, причём благо должно перевешивать риск или потерю — так называемое правило «пропорциональности» или «двойного эффекта».

Таким образом, лечение является моральным, если благо для пациента перевешивает негативный эффект, не являющимся средством для доброй цели. Вместе с тем на практике вопрос взаимоотношения цели и средств не так прозрачно ясен, как это декларируется правилом «двойного эффекта», а игра целей и средств, превращающая добро во зло, нередко ставит врача перед неразрешимыми проблемами.

Мораль требует, чтобы врач не только относился к пациенту как к автономному лицу, избегая причинять ему вред, но и оказывал ему помощь, способствовал благополучию пациента. Такие действия, направленные на благо пациента, подпадают под принцип благодеяния.

3. Принцип благодеяния — это принцип «делай добро», требующий позитивных действий. Благодеяние — это профессиональная обязанность врачей, закреплённая во всех кодексах медицинской этики. Считается, что долг благодеяния необходимо осуществлять при наличии следующих условий: 1) лицо, которому мы должны помочь, находится в опасности или под угрозой серьёзного ущерба; 2) врач располагает реальными средствами для предотвращения этой опасности или ущерба; 3) действия врача, вероятнее всего, предотвратят опасность или ущерб; 4) благо, которое лицо получит в результате действия врача, перевешивает ущерб, а сами действия представляют минимальный риск.

Из этого следует, что общий принцип благодеяния как бы состоит из двух более конкретных: принципа позитивного благодеяния, т. е. обеспечения блага (включая и устранение вреда) и принципа полезности (или пропорциональности), который требует взвешивания преимуществ и ущерба.

Однако замена принципа благодеяния полезностью может быть легко сориентирована на то, чтобы отдать приоритеты общества в ущерб интересам индивида. Этим принципом можно пытаться оправдать проведение опасных экспериментов, если предполагается их выдающееся значение для общества или расширение масштабов насильственных мер в психиатрии во имя общественного спокойствия. Завышенная оценка общества нередко квалифицируется современным моральным сознанием как несправедливость.

4. Принцип справедливости интерпретируется биоэтикой как распределение ресурсов здравоохранения в соответствии со справедливым стандартом. Государство должно обеспечить каждого, независимо от его положения и возможностей, гарантированными видами и качеством медицинской помощи на том уровне, который является необходимым и достаточным для восстановления здоровья и соответствует современной медицинской практике.

Следует указать, что сфера деятельности психиатров характеризуется наличием такой специфики, при которой этические вопросы и решения играют гораздо большую роль для них, чем для многих других профессиональных групп. Вот несколько кратких примеров:

  1. Никто, кроме психиатров, не сталкивается с необходимостью дать оценку состоянию психики пациента в целях вынесения заключения о целесообразности лишения человека свободы ради его психического здоровья. Действительно, это — огромная ответственность.
  2. В отличие от других врачей, которые сталкиваются с этим редко, проблемы, стоящие перед психиатром, сопряжены с балансированием между ответственностью перед личностью и ответственностью перед обществом. Границы сферы деятельности психиатра, к сожалению, размыты. У него нет чётких ориентиров относительно того, где начинаются его обязанности и где они заканчиваются. Вследствие этого его личное отношение к своим обязанностям может варьировать от «сужения сферы деятельности только до страдающего пациента» [15] до решения «фундаментальных задач общества» [16].
  3. До настоящего времени нет единого понятия: что такое психическое расстройство. Характерным примером служат дебаты о том, является ли гомосексуализм диагностируемой патологией, на что, похоже, уже получен отрицательный ответ. Хотя современные системы диагностики, например, такие, как система DSM-III-R, принятая Американской психиатрической ассоциацией, и внесли определённый порядок в процесс постановки психиатрических диагнозов, всё же неизбежный субъективизм при этом имеет место. Более того, явно не теоретизированный характер системы DSM-III-R дал повод для появления новых вопросов этического плана, к примеру, психиатрический диагноз как этическая проблема и другие.

Кодекс профессиональной этики психиатра, принятый на Пленуме Правления Российского общества психиатров 19.04.1994 года, основан на гуманистических традициях российской психиатрии, фундаментальных принципах защиты прав и свобод человека и гражданина и составлен с учётом стандартов, признанных международным профессиональным сообществом. Назначение Кодекса состоит в том, чтобы обозначить нравственные ориентиры, дать психиатрам «ключи» к принятию решений в сложных (с этической, правовой и медицинской точек зрения) проблемных ситуациях, свести к минимуму риск совершения ошибок, защитить психиатров от возможных неправомерных к ним претензий, а также способствовать консолидации профессионального сообщества психиатров России. Данный Кодекс профессиональной этики психиатра включает следующих 12 принципов:

  1. Главной целью профессиональной деятельности психиатра является оказание психиатрической помощи всякому, нуждающемуся в ней, а также содействие укреплению и защите психического здоровья населения.
  2. Профессиональная компетентность психиатра — его специальные знания и искусство врачевания — является необходимым условием психиатрической деятельности.
  3. Психиатр не вправе нарушать древнюю этическую заповедь врача: «Прежде всего — не вредить!».
  4. Всякое злоупотребление психиатром своими знаниями и положением врача несовместимо с профессиональной этикой.
  5. Моральная обязанность психиатра — уважать свободу и независимость личности пациента, его честь и достоинство, заботиться о соблюдении его прав и законных интересов.
  6. Психиатр должен стремиться к установлению с пациентом «терапевтического сотрудничества», основанного на взаимном согласии, доверии, правдивости и взаимной ответственности.
  7. Психиатр должен уважать право пациента соглашаться или отказываться от предлагаемой психиатрической помощи после предоставления необходимой информации.
  8. Психиатр не вправе разглашать без разрешения пациента или его законного представителя сведения, полученные в ходе обследования и лечения пациента и составляющие врачебную тайну, включая сам факт оказания психиатрической помощи.
  9. При проведении научных исследований или испытаний новых медицинских методов и средств с участием пациентов должны быть заранее определены границы допустимости в условиях их проведения путём тщательного взвешивания риска причинения ущерба пациенту и вероятности достижения положительного эффекта.
  10. Моральное право и долг психиатра — отстаивать свою профессиональную независимость.
  11. Во взаимоотношениях с коллегами главными этическими основаниями служат честность, справедливость, порядочность, уважение к их знаниям и опыту, а также готовность передать свои профессиональные знания и опыт.
  12. Ответственность за нарушение Кодекса профессиональной этики психиатра определяется Уставом Российского общества психиатров (Уставом профессионального сообщества, принимающего данный Кодекс).

Эти принципы также отвечают этическому кодексу, который отвечает основным принципам применения физиотерапии в психиатрии и может использоваться при осуществлении данного вида лечения.

Необходимо подчеркнуть, что актуальность рассмотрения вопроса о концепциях медицины, в частности концепции болезни и заболевания, продиктованы наличием в психиатрии большого количества этических проблем. Эти концепции вообще представляют собой серьёзную проблему в медицине, в том числе и в психиатрии. Например, психиатры сообщают о проблемах, с которыми они сталкиваются каждодневно. Конечно, эти проблемы различны в зависимости от той области психиатрии, к которой они относятся. И всё же некоторые темы являются общими для всех, к примеру: как оценить моральные издержки и приобретения от того, что делается психиатрами в процессе их работы; как совместить конфиденциальность с ответственностью и необходимостью отчитываться; как найти общий язык с критиками психиатрии — как правоведами, так и с коллегами-психиатрами; как совместить эффективность лечения и доверие пациента с необходимостью объяснять ему характер производимых манипуляций; каким образом, избегая как излишней самоуверенности, так и ложной скромности, определить туманные границы своей собственной деятельности; и, наконец, как найти золотую середину между требованиями равенства, которые начинают доминировать на Западе, и доброжелательного патернализма, который им необходим как врачам; следует ли прерывать беременность, если возникает хоть малейшая вероятность возникновения уродств и пороков развития; следует ли реанимировать новорождённого с весом в пятьсот граммов вне зависимости от его состояния; по какому праву можно решать, вмешиваться или нет в жизнь престарелого человека [17–20].

Выводы. Таким образом, в доступной специальной отечественной и зарубежной литературе нам удалось найти освещение этических кодексов, которые могли бы отвечать общим современным принципам применения физиотерапии в психиатрии и использоваться при осуществлении данного вида лечения. Таковыми являются Принципы медицинской этики и аннотации к их применению в психиатрии, принятые Американской медицинской ассоциацией; Гавайская декларация, принятая ВПА; Базисные принципы биомедицинской этики (принципы автономии, непричинения вреда, благодеяния и справедливости) и Кодекс профессиональной этики психиатра, принятый Пленумом Правления Российского общества психиатров, на что указывает наш собственный накопленный клинической опыт.

Однако и в представленном виде они, думается, будут способствовать лучшему пониманию и усвоению основ использования лечебных физических факторов в современной медицине, в т. ч. и психиатрии, что в свою очередь приведёт к улучшению качества жизни психически больных и будет иметь определённый экономический эффект.

Бесспорно, этический аспект, который мог бы отвечать общим современным принципам применения физиотерапии в психиатрии и использоваться при осуществлении данного вида лечения, требует дальнейшей доработки и уточнения.

Выражение признательности

Автор выражает признательность заслуженному деятелю науки и техники Украины, профессору, доктору медицинских наук И. И. Кутько и профессору, доктору медицинских наук В. И. Маколинцу, способствовавшим возникновению и формированию у автора научного интереса к этике психиатрии и ценные замечания, которые помогли устранить некоторые недочёты.

Литература

  1. Владзимирский А. В., Дорохова Е. Т. Этика и деонтология телемедицины // Новости фармации и медицины. — 2008. — № 13–14. — С. 21–22.
  2. Этика практической психиатрии: Руководство для врачей / Под ред. В. А. Тихоненко. — М.: Право и Закон, 1996. — 192 с.
  3. Spiegel R. Editorial: On psychoanalysis, values and ethics // Journal of the American Academy of Psychoanalysis. — 1978. — № 6. — P. 271–273.
  4. Osmond H., Gordon R. Psychiatry under siege: the crisis within // Psychiatric Annals. — 1973. — № 3. — P. 59–81.
  5. Freedman D., Gordon R. Psychiatry under siege: attacks from without // Psychiatric Annals. — 1973. — № 3. — P. 10–34.
  6. Рейтель-Тейль С. Этика в клинической психологии // Клиническая психология / Под ред. М. Перре, У. Баумана. — СПб: Питер, 2002. — С. 101–120.
  7. Beauchamp T. L., Childress J. F. Principles of biomedical ethics. — 3 Aufl. — Oxford: Oxford University Press, 1989. — P. 3–67.
  8. Приложения: Этические кодексы // Этика психиатрии: Сборник статей / Под ред. С. Блоха, П. Чодоффа; Пер. с англ. — Киев: Сфера, 1998. — С. 381–391.
  9. Винг Дж. Этика проведения психиатрических исследований // Этика психиатрии: Сборник статей / Под ред. С. Блоха, П. Чодоффа; Пер. с англ. — Киев: Сфера, 1998. — С. 308–322.
  10. Джозеф Д., Онек Дж. Психиатрия и соблюдение конфиденциальности // Этика психиатрии: Сборник статей / Под ред. С. Блоха, П. Чодоффа; Пер. с англ. — Киев: Сфера, 1998. — С. 235–255.
  11. Wing J. K. The ethics of clinical trials // Journal of Medical Ethics. — 1975. — № 1. — P. 174–175.
  12. Петрюк П. Т. Основные принципы применения физиотерапии в психиатрии // Актуальные вопросы в психиатрической практике. — Полтава: Б. и, 1993. — Вып. 7. — С. 105–107.
  13. Петрюк П. Т. Основные современные принципы применения физиотерапии в психиатрии // Архів психіатрії. — 2004. — Т. 10, № 4. — С. 141–146.
  14. Биологические ритмы и биорезонансная терапия / Под ред. И. З. Самосюка. — Киев, 2003. — 132 с.
  15. Busse E. W. APA’s role in influencing the evolution of a health care delivery system // American Journal of Psychiatry. — 1969. — Vol. 126. — P. 739–744.
  16. Waggoner R. Cultural dissonance and psychiatry //American Journal of Psychiatry. — 1970. — Vol. 127. — P. 1–8.
  17. Блох С., Чодофф П. Введение // Этика психиатрии: Сборник статей / Под ред. С. Блоха, П. Чодоффа; Пер. с англ. — Киев: Сфера, 1998. — С. 13–21.
  18. Требования биоэтики: Медицина между надеждой и опасениями: Сборник статей / Под ред. Ф. Бриссе-Виньо, при участии Б. Ажшенбом-Бофти; Пер. с фр. — Киев: Сфера, 1999. — 248 с.
  19. Ежов В. В. Проблемы биоэтики в физиотерапии // Вестник физиотерапии и курортологии. — 2004. — Т. 10, № 3. — С. 98–101.
  20. Шмакова И. П. Биоэтика в физиотерапии и медицинской реабилитации // 1-й Національний конгрес з біоетики: Тези доповідей. — Київ: Б. в., 2001. — С. 43–44.

    Примечание

  1. На проекте Этического кодекса украинского врача, опубликованном ещё в 2002 году издательством «Сфера» по инициативе общественной организации «Инициативы в общественном здравоохранении» при поддержке Международного фонда «Возрождение», а также на Этическом кодексе врача Харьковской областной клинической психиатрической больницы № 3 (Сабуровой дачи), принятом на общем собрании трудового коллектива упомянутой больницы 29.06.2006 года, автор в данной работе не останавливался из-за ограниченного объёма статьи.


© «Новости украинской психиатрии», 2011
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211