НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

ПРОФЕССОР П. А. БУТКОВСКИЙ — ОСНОВОПОЛОЖНИК НАУЧНОЙ И ПРАКТИЧЕСКОЙ ПСИХИАТРИИ В УКРАИНЕ (К 210-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ)

П. Т. Петрюк, А. П. Петрюк

* Публикуется по изданию:
Петрюк П. Т., Петрюк А. П. Профессор П. А. Бутковский — основоположник научной и практической психиатрии в Украине (к 210-летию со дня рождения) // Психічне здоров’я. — 2010. — № 2. — С. 79–86.

Обернитесь к первоисточнику — и всё ненужное отпадёт само собой.

Св. Рерих

История отечественной психиатрии, как и психиатрия во всём мире, чрезвычайно тесно связана с историей общества, точнее, с его культурно-исторической формацией. Психиатрия как медицинская наука начала развиваться тогда, когда общество стало освобождаться от религиозных догм о происхождении психических расстройств и началась широкая гуманизация взглядов на жизнь и судьбу человека.

Российское общество в начале XIX века в большей мере стало проявлять внимание к положению душевнобольных. В 20–30-е годы данного столетия в популярном издании «Журнал человеколюбивого общества» и в отдельных научных изданиях был представлен ряд сообщений об уничтожении цепей в парижских домах для сумасшедших, биография Ф. Пинеля, возглавившего этот процесс, который в последующем был назван системой нестеснения, а также описание устройства домов сумасшедших во Франции, Англии, Австрии и Швейцарии [1–3].

В начале XIX века были построены крупные психиатрические больницы в ряде городов России. Эти больницы стали не только центрами по изучению психиатрии, но и школами по обучению теории и практике будущих психиатров. В это время началось преподавание психиатрии в отдельных университетах России, и, в первую очередь, в Харьковском университете [4].

У истоков психиатрии славянских стран стоял автор первого русскоязычного учебника по психиатрии в России, первый профессор «науки о душевных болезнях» и первый её официальный преподаватель — профессор Харьковского университета П. А. Бутковский. Учебник «Душевные болезни, изложенные сообразно началам нынешнего учения психиатрии в общем и частном, теоретическом и практическом содержании», опубликованный П. А. Бутковским в 1834 году [5], был значительным вкладом в общую, частную и судебную психиатрию, но до настоящего времени не получил должной оценки и остался почти неизвестным для ряда поколений психиатров. В течение XX столетия об учёном и его «Душевных болезнях…» были опубликованы лишь отдельные упоминания и статьи [6, 7], подготовлена и защищена одна кандидатская диссертация [8], и только в начале текущего века появилось основательное монографическое исследование [9].

В течение длительного времени в России и в других странах имя П. А. Бутковского подвергалось несправедливым нападкам и предавалось забвению. Следует подчеркнуть, что неизвестности, забвению и несправедливой критике упомянутого учебника способствовали и недоброжелательные отзывы на «Душевные болезни…» П. А. Бутковского первых рецензентов, не имеющих медицинского образования [10–12]. Кроме этого, такие психиатры, как Р. Краффт-Эбинг [13], В. П. Осипов [14], Т. И. Юдин [7] полагали, что основоположником психиатрии и автором первого руководства по психиатрии в России является И. М. Балинский. Они отмечали, что И. М. Балинский после защиты в 1855 году докторской диссертации по терапии «Conspectus hystoricus in febris» в течение года читал курс детских болезней, а с 1857 года на вновь созданной кафедре психиатрии начал преподавать душевные болезни. Его конспект лекций под названием «Записи по психиатрии», опубликованный в 1859 году гектографическим способом [15], многие авторы ошибочно считали первым руководством по психиатрии в России.

Бутковский Пётр Александрович (1801–1844) — отечественный психиатр, основоположник научной и практической психиатрии славянских стран, доктор медицины, первый профессор психиатрии и первый официальный преподаватель психиатрии, преподавание которой им проводилось с 1834 года в Харьковском университете на кафедре хирургии и душевных болезней, автор первого учебника на русском языке «Душевные болезни, изложенные сообразно началам нынешнего учения психиатрии в общем и частном, теоретическом и практическом содержании» (1834), в котором впервые употребил в упомянутом русскоязычном издании термин «психиатрия», который был впервые введён в обиход профессором терапии медицинского факультета Университета Галле (Германия) И. К. Рейлем в 1808 году [16]. Кроме этого, П. А. Бутковский первым использовал термин «психиатрия» в названии своего вышеупомянутого печатного труда — учебника психиатрии. Заметим, что Пётр Александрович вкладывал в представление о психиатрии значение «учения о душевных болезнях и их лечении». П. А. Бутковский внёс значительный вклад в развитие общей и частной психиатрии и заложил основы судебной психиатрии, что, несомненно, явилось толчком для развития психиатрии как на Сабуровой даче, так и в России в целом [17–24].

В 1914 году Л. А. Прозоров справедливо привлёк внимание к «начальному периоду русской психиатрии», указав, что в 1832 году П. А. Бутковский защитил докторскую диссертацию по психиатрии, а в 1834 году опубликовал первый в России учебник психиатрии. Автор дал позитивную оценку «Душевным болезням…» П. А. Бутковского [25]. Однако в последующем Ю. В. Каннабих (1928), Т. И. Юдин (1951) и Н. Н. Тимофеев (1977), не проанализировав «Душевные болезни…» Петра Александровича, вновь подвергали их несправедливой критике, частично повторяя замечания первых рецензентов. В монографии «История психиатрии» Ю. В. Каннабих (1928) посвятил всего неполных шесть строк анализу «Душевных болезней…» П. А. Бутковского.

Начиная с середины XX столетия отдельные авторы стали указывать на приоритет П. А. Бутковского как первого университетского преподавателя психиатрии в России и на его вклад в различные разделы клинической психиатрии (А. О. Эдельштейн, 1940; М. О. Гуревич, 1949; И. Ф. Случевский, 1957; Д. Д. Федотов, 1957; Г. В. Морозов, 1988; Н. М. Жариков, 1989; И. И. Кутько, 1996; П. Т. Петрюк, Ю. В. Иваников, 1996; С. С. Яновский, 1996; А. Е. Двирский, С. С. Яновский, 2001; А. Е. Двирский, 2010).

При написании «Душевных болезней…» П. А. Бутковский [5] проявил себя как зрелый учёный, владеющий не только глубокими теоретическими познаниями в области душевных болезней, но и имеющий практический опыт, позволяющий ему оценить состояние психиатрии, причины, задерживающие её развитие, и наметить пути их дальнейшего преодоления.

Его «Душевные болезни» проникнуты чувством любви и сострадания к «несчастным страдальцам». Возбуждённых больных он рекомендует «лучше оставлять свободными… чем связывать или привязывать к постели».

К факторам, задерживающим развитие психиатрии, П. А. Бутковский относил тяжёлое содержание душевнобольных, отставание других наук и метафизический подход к изучению психических заболеваниях.

Указав, что препятствием в развитии психиатрии являются «догматы метафизики», П. А. Бутковский излагает естественнонаучные, материалистические воззрения, которые являются важными для понимания причин происхождения и развития психических заболеваний. «Природа, находящаяся в беспрестанном движении, представляет неизмеримое пространство жизненности, никогда не останавливающееся и сопровождаемое всегдашним изменением вещей… Таким образом, — подчёркивает автор, — все от малейшего до величайшего существа состоят во взаимном действии и зависимости».

Пётр Александрович впервые при изложении душевных болезней выделял общую и частную психиатрию и указывал на важность психологических сведений при изложении общей психиатрии. Описывая расстройства восприятий, П. А. Бутковский отмечал, что слуховые галлюцинации — «частейшее явление у этих больных… Больные часто слышат голоса, …ведут переговоры». Галлюцинации вкуса и запаха у них наблюдаются реже. Среди зрительных галлюцинаций П. А. Бутковский первым описывал такие, когда «показывают страдающим субъектам предметы, которые… находятся вне сферы их зрения» (ч. 1, с. 46). E. Bleuler (1920) в последующем назвал их экстракампинными галлюцинациями и указал на их специфичность для шизофрении.

П. А. Бутковский (1834) первым описывал иллюзии ложного узнавания. Больные «не узнают ни родственников, ни друзей, даже почитают их посторонними… и, напротив, в незнакомых находят родителей, друзей». В этом легко обнаруживаются два варианта симптома Капгра, которые J. Vie в 1930 году обозначил как симптом положительного и отрицательного двойника. Этот симптом наблюдается при парафренном синдроме у больных шизофренией и при синдроме инсценировки при рекуррентной шизофрении.

П. А. Бутковский (1834) описывал расстройства мышления, при которых больные «забывают все прочие обязанности и предаются умственным напряжениям. Такой субъект… представляется глубокомысленным». Эти расстройства мышления, по утверждению Л. Б. Дубницкого (1977), Th. Ziehen (1924) обозначил симптомом «метафизической или философической интоксикации», который наблюдается при шизофрении [20].

П. А. Бутковский родился в 1801 году в семье священника в Смоленской губернии. Его детские годы прошли в Харькове, который с 1765 года стал административным центром Слободско-Украинской губернии. В первые десятилетия XIX столетия это был маленький городок, в котором проживало около 10 тысяч жителей. В то же время Харьков был выгодно расположен, находился на пересечении дорог из центра России на юг и из Украины на восток. В городе находились казённое училище, Главное народное училище и старейший коллегиум, из которого вышли такие известные деятели науки и культуры, как ректор Московского университета профессор М. Т. Каченовский, директор Петербургского педагогического института профессор Я. В. Толмачёв, поэт и переводчик «Илиады» Н. И. Гнедич [9].

Окончил сначала Харьковский коллегиум, а затем Санкт-Петербургскую медико-хирургическую академию как казённокоштный воспитанник, по окончании которой с 1823 года Пётр Александрович в течение 10 лет успешно работал военным врачом в Выборгском, Гельсингфорском госпиталях и войсковых частях российской армии, расположенных на территории нынешней Финляндии. В свободное от службы время он посещал лекции в университете, совершенствовал свои знания во французском и немецком языках, изучал шведский язык. Помимо выполнения служебных обязанностей, он много времени уделял лечебной работе среди гражданского населения по лечению не только соматических, но и душевных болезней. В эти годы он усиленно интересовался вопросами психиатрии, изучал научные труды русских и зарубежных психиатров. За успехи в службе его в начале 1825 года назначают старшим врачом артиллерийской бригады. Спустя два года его переводят на должность ординатора в Выборгский военный госпиталь, где через шесть лет он получает обер-офицерское звание штаб-лекаря и награждается «Всемилостивейшими 500 рублями ассигнаций». В этот период он совершенствует свои медицинские знания, занимается переводом медицинских монографий, работает над диссертацией [13].

На заседании конференции медико-хирургической академии в Санкт-Петербурге 3 декабря 1832 года штаб-лекарю П. А. Бутковскому после защиты написанной на латинском языке диссертации «О нарушениях психической жизни вообще» была присвоена степень доктора медицины по психиатрии. Защита диссертации им была подтверждена 24 декабря 1832 года и в Гельсингфорском университете в г. Або (в настоящее время — г. Турку). Защита диссертации за границей давала преимущества в продвижении научной карьеры в России. В следующем году он оставил службу и принялся за написание руководства «Душевных болезней…». Этому способствовало то, что при написании диссертации он имел возможность «познакомиться со всеми психиатрическими сочинениями иностранных авторов». «Наблюдения, сделанные мною в продолжение десятилетних практических занятий на службе, — отмечал П. А. Бутковский [5], — убедили меня в преимуществе системы, которой я следовал при начертании душевных болезней».

Большой интерес к психиатрии, «отсутствие руководства в психиатрии» и «желание передать соотечественникам об успехах психиатрической части медицины» побудили П. А. Бутковского написать первый двухтомный учебник психиатрии на русском языке «Душевные болезни, изложенные сообразно началам нынешнего учения психиатрии в общем и частном, теоретическом и практическом содержании» (1834), в основу которого легли материалы его докторской диссертации «De vitae psychicae anomalia generatim», написанной, как уже нами отмечалось, на латинском языке. Книга была написана в тяжёлой для русской науки исторической обстановке. Это были годы разгула николаевской реакции, наступившей вслед за подавлением восстания декабристов.

В 1834 году Пётр Александрович был избран членом-корреспондентом Петербургского общества русских врачей. Министр народного просвещения С. С. Уваров обратил внимание на учёные труды П. А. Бутковского и 15 ноября 1834 года утвердил его ординарным профессором Харьковского университета по кафедре хирургии и науки о душевных болезнях (в то время психиатрия не была отдельной специальностью), в котором с 1837 года дополнительно начал преподавать частную патологию и терапию, в том числе фармакологию, рецептуру, диетику и заведовать фармакологическим кабинетом. Работа П. А. Бутковского в Харьковском университете явилась периодом его большой творческой деятельности [26].

Нужно было иметь гражданское мужество и научную принципиальность, чтобы в неблагоприятных для науки условиях высказывать ряд смелых материалистических идей. К числу таких людей относился и П. А. Бутковский. На первых страницах учебника он писал: «Природа, находящаяся в беспрестанном движении, представляет неизмеримое пространство жизненности, никогда не останавливающейся и сопровождаемой всегдашним изменением вещей… Организм представляет единство природы в малом и орган есть член такого единства, который хотя по себе существует, но, будучи отделён от целого, не способен поддерживать себя». По данным Ф. С. Текутьева (1898), до издания этого фундаментального учебника в России по психиатрии имелось всего лишь два переводных сочинения [27]. Поэтому данное руководство, явившееся первым учебником по психиатрии, было встречено студентами-медиками с огромным удовлетворением.

П. А. Бутковский утверждал, что душевные заболевания обусловлены поражением мозга и нервных узлов, «человеческий мозг как прекраснейшее изобретение органической природы без сомнения представляет в себе высочайшее пластическое произведение», что мозг, являясь «общим чувствилищем», получает раздражения от внешнего мира и обеспечивает психическую деятельность. П. А. Бутковский сформулировал понятие душевной болезни: «Болезнь душевная есть то состояние, при котором теряется… владычество над всеми или над некоторыми только отправлениями психической жизни… При всяком душевном страдании внутренне расстроились… ум, воображение, память, сила чувствования и вожделения… поражается гармония духовной жизни. …Патогномонический признак всех душевных расстройств… состоит в неправильности силы суждения, в ложном чувствовании и порочном стремлении желательной силы».

Профессор П. А. Бутковский смело утверждал, что психические процессы находятся в неразрывной связи с соматическими процессами, что «душа» и «тело» соединены между собой не внешними, механическими, а внутренним динамическим образом, что «жизнь обоих существенно есть идентичная». Все душевные расстройства, по мнению Петра Александровича, происходят от посторонней силы, которая поражает гармонию организма, причём под посторонней силой он подразумевал «физические и духовные раздражения…».

Пётр Александрович отмечал (1834): «Душа одарена тремя главными способностями… чувствованием, размышлением и вожделением… Все действия оной можно привести к трём классам — к отправлениям сердца, духа и воли… а) сердце или сердечно-душевная способность (тэмос, animus, Gemueth): чувства, вожделения, внутреннее возбуждение, страсть…; б) дух (ноис, mens, Geist): понятие (perceptio), сила воображения, на высоте — фантазия; ум (способность размышления, память); разум (ratio, Vernunft) — высшая способность души… в) воля (бойлэ, voluntas, Wille)…

Но та способность души, которая составляет настоящее душевно-человеческое отправление, которое проницает во все означенные душевные действия и совокупляет многоразличные виды оных в единство, есть самосоведение, sui ipsis conscientia, Selbstbewusstseyn. Самопроизвольная, самосоведущая сила есть… кормило, без него жизненное судно наше… обуреваемо страстями» [5].

П. А. Бутковский писал: «Поставляя сущность душевных болезней в психической отрицательности, как расположении со стороны души и соматической положительности, как ближайшем условии со стороны тела и принимая три главных рода душевных действий, как то: умопредставление, чувствование и вожделение, кои имеют главное своё отношение к трём отделениям или органам нервной системы, к мозгу, к узловатой системе груди и брюха, хотя преимущественно в мозге сосредоточиваются, мы основываем своё разделение душевных болезней на началах, сообразных сим трём действиям души и органов нервной системы. Поелику впрочем состояние гиперстении и астении можно допустить только в ожитворённом, к возбуждению способном душевном органе, но не в самой душе, как предполагает Гейнрот, то и болезненное возвышение или понижение деятельности органа, состоящего в непосредственном отношении к умственным отправлениям, к сердечно-душевной и желательной способности, причисляем мы к соматической ингредиенции душевных болезней» [5].

П. А. Бутковский отличал душевные заболевания от психопатий, последние довольно определённо были им охарактеризованы. Примечательно, что причины, обусловливающие возникновение душевных заболеваний, Пётр Александрович разделял на соматические, или физические, и психические, т. е. заболевания, возникающие психогенно.

При постановке диагноза должны учитываться, говоря словами П. А. Бутковского, «личность больного, его дела и поведение, его употребление жизненных потребностей, состояние его отправлений, вообще весь соматический и психический образ больного». Однако и за рубежом, и в России официальная наука, поддерживающая николаевский режим и являющаяся в своей основе реакционной, встретила в штыки прогрессивные идеи П. А. Бутковского. И впоследствии труды Петра Александровича не раз подвергались критике за то, что в них имели место материалистические высказывания и критическое отношение к западной психиатрии.

Интересны взгляды профессора П. А. Бутковского на происхождение отдельных психопатологических симптомов, в частности, бредовых идей и галлюцинаций. Особенный интерес представляет его оценка влияния соматических заболеваний на течение и исход психических расстройств: «Соматические сопряжения оказывают на психическое расстройство более или менее явственное значение…, которое либо на время прекращается, либо совершенно исчезает и больной совершенно выздоравливает». Это предположение послужило основой для открытия метода лечения прогрессивного паралича пиротерапией, сделавшего переворот в психиатрии.

Прогностически неблагоприятными Пётр Александрович считал случаи, которые заканчивались безумием и глупостью, т. е. слабоумием, сопровождались эпилептическими припадками, осложнялись параличом или апоплексическим ударом. Он, вопреки мнению Ж. Эскироля, который считал, что выздоровление совершается критически, утверждал, что «весьма часто течение душевной болезни происходит очень медленно и неприметным образом». В этой связи П. А. Бутковский течение душевных заболеваний разделяет на три типа: непрерывное, послабляющее (ремиттирующее) и перемежающееся (интермиттирующее).

Профессор П. А. Бутковский составил свою классификацию душевных болезней, в основу которой положил учение о трёх психосоматических сферах: умственной сферы, непосредственно связанной с деятельностью головного мозга; чувственной сферы, связанной с деятельностью узловато-нервных сплетений; и сферы побуждений, отражающей деятельность узлов брюшной полости. Данная классификация в настоящее время имеет лишь историческое значение, однако она была использована в дальнейшем психиатрами более позднего периода.

П. А. Бутковский горячо рекомендовал употребление медикаментозных средств, хотя в учебнике упоминает некоторые меры стеснения, которые никогда не выставлял в качестве ведущих. При этом лечебные мероприятия он направлял на соматическую основу болезни, с одной стороны, а с другой — предлагал психотерапевтические вмешательства.

Свойственный отечественным врачам гуманизм сказался и в совете П. А. Бутковского, что там, «где врач помочь не может, по крайней мере, он не должен вредить».

П. А. Бутковский выступал против обильных кровопусканий, которые могут оказать вред больному. В комплексном лечении важная роль отводится «рукоделию и земледелию». В качестве психотерапии рекомендуется молитва. В реализации гуманного отношения к больным важная роль отводится планировке больниц и окружающему ландшафту сельской местности. Во всём этом ощущается влияние И. К. Рейля, которого Ю. В. Каннабих (1928) называл материалистом [24].

Вопросам судебной психиатрии Пётр Александрович также уделял внимание. Им выделена глава, посвящённая «распознаванию сомнительной душевной болезни… у подсудимых людей» (т. 1, с. 60). Здесь он впервые чётко представил критерии невменяемости, согласно которым «человек, лишённый ума, не может владеть собою и пользоваться правильно свободным самоопределением» (т. 1, с. 25). Это определение соответствует юридическому критерию невменяемости, как неспособность осознавать противозаконность своих деяний при их совершении. Помимо этого, П. А. Бутковский [5] подчёркивал, что delirium tremens, хотя и отличается от помешательства своей непродолжительностью, но «в бреду в горячках… они лишаются на несколько часов употребления свободы и самосведения» (т. 1, с. 26). В этих случаях больной лишается возможности сознательных действий, что важно при решении вопроса о вменяемости. Кроме того, Пётр Александрович подробно изложил четыре метода выявления симуляции душевных болезней у «подсудимых людей», которые имеют значимость и в настоящее время. Необходимо отметить, что описание психопатий под названием «класс чудаков» П. А. Бутковский представил в главе «распознавание сомнительной душевной болезни… у подсудимых людей» [5]. Автор, очевидно, предвидел повышенную криминогенную активность этих пациентов.

В. Гризингер в предисловии к своему второму изданию «Душевных болезней» (1867) [28] пытался закрепить за собой приоритет в создании основ судебной психиатрии, ссылаясь на первое издание своего руководства, изданного в 1845 году. Естественно ему не было известно о более раннем вкладе в развитие судебной психиатрии П. А. Бутковского [5]. Однако, как отмечает Ю. В. Каннабих [29], Ш. Валлона и Жениль-Перрена в 1912 году впервые сообщили, что основоположником судебной психиатрии следует считать P. Zacchia, который ещё в 1624 году издал «Судебно-медицинские вопросы», где были отражены аспекты судебной медицины и судебной психиатрии.

Перу профессора П. А. Бутковского принадлежат следующие работы: 1) «Подробное и основательное наставление к распознаванию и лечению геморроидальной болезни, сост. по сочинениям Рау, Гизе и пр.» (СПб, 1830); 2) «De vitae psychicae anomalia generatim»; diss. D. Med. (Abo, 1832); 3) «Душевные болезни, изложенные сообразно началам нынешнего учения психиатрии в общем и частном, теоретическом и практическом содержании» в 2 ч. (СПб, 1834); 4) «Diatribe isagogica de statu medicinae hodierno deque creendo aptiori systemate nosologico morborum, ad chirurgiam spectantium» (Харьков, 1835); 5) «Diatribae isagogicae de statu pathologiae hodierno etc.» — речь, произнесённая в Харьковском университете 30 августа 1835 года; 6) «Начертание частной патологии и терапии человеческих болезней, изд. для руководства в преподавании», 2 ч. (Харьков, 1840) и др. Кроме того, он опубликовал несколько переводов научных работ с иностранных языков [30].

Высокие успехи в научной и преподавательской деятельности в 1838 году П. А. Бутковского отмечены попечителем Харьковского учебного округа и в этом же году он был пожалован в коллежские советники. В 1839 году по представлению Министра народного просвещения за отличную и усердную службу в университете получает монаршее благоволение, а в 1840 году его отмечают Знаком отличия «15 лет беспорочной службы».

В 1841 году выходят из печати первые два тома «Начертания частной патологии и терапии человеческих болезней». Два других тома этого руководства были подготовлены к печати. Это сочинение было написано в духе практической медицины и на него были опубликованы положительные рецензии в ряде отечественных журналов. За эти высокие творческие успехи в науке П. А. Бутковский в 1842 году был награждён орденом Св. Анны 3-й степени, а в 1843 году — произведён в статские советники.

В последние годы жизни, занимаясь работой над руководством по преподаванию частной патологии и терапии, П. А. Бутковский продолжал читать душевные болезни, которые преподавал в течение 10 лет работы в Харьковском университете, и готовил к переизданию «Душевные болезни…» [5].

Умер П. А. Бутковский, состоя на службе, 21 ноября 1844 года на 43-м году жизни от кровоизлияния в мозг. В некрологе, помещённом в «Прибавлении к журналу Министерства народного просвещения на 1844 год» отмечается, что П. А. Бутковский обогатил психиатрию собственными наблюдениями и примечаниями.

Таким образом, харьковского профессора П. А. Бутковского следует считать автором первого фундаментального учебника по психиатрии на русском языке и, следовательно, основоположником научной и практической психиатрии в Украине. Будучи зрелым учёным, высококвалифицированным врачом-психиатром, талантливым исследователем, он впервые описал различные психические заболевания, психопатологические синдромы и симптомы. Он внёс значительный вклад в развитие общей и частной психиатрии, и заложил основы судебной психиатрии. Положительная оценка вклада П. А. Бутковского в развитии психиатрии представлена в работах М. О. Гуревича (1949), И. Ф. Случевского (1951), Д. Д. Федотова (1951–1957), Л. Б. Дубницкого (1977), И. И. Кутько (1994), С. С. Яновского (1994–1997), А. Е. Двирского, С. С. Яновского (1995–2001), П. Т. Петрюка, Ю. В. Иваникова (1996), А. П. Чуприкова (1994), А. Е. Двирского (2010).

Бесспорно, жизненный путь и творческое наследие профессора П. А. Бутковского нуждаются в дальнейшем тщательном исследовании, а его имя как первого профессора психиатрии и автора первого учебника по психиатрии на русском языке по достоинству должно быть оценено в Украине и мире, и увековечено благодарными потомками.

Литература

  1. Невский В. А., Федотов Д. Д. Отечественная неврология и психиатрия в XVIII и первой половине XIX века (1700–1860 гг.): Библиографический указатель. — М., 1964. — 256 с.
  2. Петрюк П. Т. Система нестеснения и Сабурова дача // Вісник Асоціації психіатрів України. — 1999. — № 1. — С. 174–183.
  3. Подкорытов В. С., Бачериков А. Н., Петрюк П. Т., Кутько И. И., Двирский А. Е., Яновский С. С. Вопросы устройства и управления психиатрических больниц в руководстве профессора Харьковского университета П. А. Бутковского «Душевные болезни…» (к 170-летию выхода первого руководства по психиатрии на русском языке) // Український вісник психоневрології. — 2005. — Т. 13, вип. 2. — С. 115–118.
  4. Развитие психиатрической помощи и преподавания психиатрии. Краткий исторический очерк [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.medical-enc.ru/15/psychiatry/history.shtml.
  5. Бутковский П. А. Душевные болезни, изложенные сообразно началам нынешнего учения психиатрии в общем и частном, теоретическом и практическом её содержании: В 2 ч. — СПб: Тип. И. Глазунова, 1834. — Ч. 1. — 168 с.; Ч. 2. — 160 с.
  6. Маудсли Г. Физиология и патология души / Пер. с англ. И. Исаина. — СПб: Изд. О. И. Бакста, 1871. — 525 с.
  7. Юдин Т. И. Очерки истории отечественной психиатрии / Под ред. Б. Д. Петрова. — М.: Медгиз, 1951. — 480 с.
  8. Яновський С. С. Внесок в розвиток психіатрії засновника психіатрії слов’янських країн П. О. Бутківського. — Автореф. дис. … канд. мед. наук: 14.01.16. — Київ, 1996. — 24 с.
  9. Двирский А. Е., Яновский С. С. П. А. Бутковский — основоположник психиатрии славянских стран и его «Душевные болезни». — Симферополь: Таврия, 2001. — 208 с.
  10. Грум К. Положения к работам по психиатрии в связи с выходом в свет книги П. Бутковского «Душевные болезни» // Друг здравия. — 1834. — № 37. — С. 209–210.
  11. Грум К. Рецензия на сочинение д-ра Петра Бутковского «Душевные болезни» // Друг здравия. — 1835. — № 6. — С. 47–48.
  12. Сенковский О. И. Душевные болезни. По поводу сочинения «Душевные болезни, изложенные сообразно началам нынешнего учения психиатрии доктором медицины Бутковским» // Библиотека для чтения. — 1834. — Т. 5. — С. 1–16.
  13. Краффт-Эбинг Р. Учебник психиатрии / Пер. с нем. — СПб: Изд. К. Л. Риккера, 1897. — 889 с.
  14. Осипов В. П. Руководство по психиатрии. — М.–Л.: Госиздат, 1931. — 596 с.
  15. Балинский И. М. Записи по психиатрии: В 2 ч. — СПб, 1858–1859. — Ч. 1. — 176 с.; Ч. 2. — 80 с.
  16. Marneros A. Psychiatry’s 200th birthday // The British Journal of Psychiatry. — 2008. — Vol. 193, № 1. — Р. 1–3.
  17. Петрюк П. Т., Иваников Ю. В. Харьковский профессор П. А. Бутковский — основоположник научной психиатрии в Украине // История Сабуровой дачи. Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии: Сборник научных работ Украинского НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии и Харьковской городской клинической психиатрической больницы № 15 (Сабуровой дачи) / Под общ. ред. И. И. Кутько, П. Т. Петрюка. — Харьков, 1996. — Т. 3. — С. 61–64.
  18. Волошин П. В., Марута Н. А., Кутько И. И., Двирский А. Е., Яновский С. С. П. А. Бутковский — основоположник отечественной психиатрии // Universitates. Наука и просвещение. — 2005. — № 1. — С. 54–59.
  19. Бутковский Пётр Александрович [Электронный ресурс] // Великие люди России. — Режим доступа: http://greatrussianpeople.ru/info2198.html.
  20. Двирский А. Е., Яновский С. С. Симптоматика, свойственная шизофрении, в «Душевных болезнях» (1834) П. А. Бутковского (к 175-летию выхода первого руководства по психиатрии) // Таврический журнал психиатрии. — 2010. — № 1. — С. 109–111.
  21. Федотов Д. Д. П. А. Бутковский (к истории отечественной психиатрии первой половины XIX века) // Неврология и психиатрия. — 1951. — Т. 20, № 6. — С. 69–75.
  22. Двирский А. Е. Роль П. А. Бутковского в развитии психиатрии в России (к 175-летию преподавания и публикации первого руководства по психиатрии) // Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 2010. — Т. 110, № 6. — С. 90–94.
  23. Чуприков А. Професор Петро Бутковський — засновник психіатрії слов’янських країн? // Медична газета України. — 1998. — № 2–3. — С. 7–8.
  24. Кутько И. И. Приоритет харьковского профессора П. А. Бутковского в развитии психиатрии // История украинской психиатрии: Сборник научных работ Украинского НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии и Харьковской городской клинической психиатрической больницы № 15 (Сабуровой дачи) / Под общ. ред. И. И. Кутько, П. Т. Петрюка. — Харьков, 1994. — Т. 1. — С. 86–87.
  25. Прозоров Л. А. Первые русские учебники психиатрии // Современная психиатрия. — 1914. — Т. 8, № 12. — С. 922–939.
  26. Історія Харківського державного медичного університету: 200 років: 1805–2005 // За ред. А. Я. Циганенка. — Харків: Б. в., 2005. — 742 с.
  27. Текутьев Ф. С. Исторический очерк кафедры и клиники душевных и нервных болезней при Военно-медицинской академии. — СПб, 1897. — С. 16–17.
  28. Гризингер В. Душевные болезни / Пер. с нем. — 2-е изд. — СПб, 1867. — 610 с.
  29. Каннабих Ю. История психиатрии. — М.: Госмедиздат, 1928. — 520 с.
  30. Бутковский Пётр Александрович [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://print.biografija.ru/?id=14423.


© «Новости украинской психиатрии», 2011
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211