НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

К ИЗУЧЕНИЮ КЛИНИКИ ПАРАНОИДНОЙ ФОРМЫ ШИЗОФРЕНИИ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ)

П. Т. Петрюк

* Публикуется по изданию:
Петрюк П. Т. К изучению клиники параноидной формы шизофрении (обзор литературы) // Журнал психиатрии и медицинской психологии. — 2010. — № 1–2. — С. 122–130.

Параноидная форма шизофрении является наиболее часто встречающейся и сложной по клинической картине, течению и исходу шизофреническим расстройством. Развивается она в возрасте старше 20–23 лет, однако возможно и раннее начало в юношеском возрасте, т. е. позже, чем при гебефренной и кататонической форме шизофрении. Следует отметить, что в клинической картине галлюцинаторно-параноидные и бредовые переживания, являющиеся основными синдромами при параноидной шизофрении, нередко могут наблюдаться в структуре психических нарушений при простой, гебефренной и кататонической шизофрении, а отдельные признаки последних — в структуре параноидной шизофрении. А. Б. Смулевич [1] описывает параноидные включения при различных вариантах малопрогредиентной шизофрении.

Клинические проявления при параноидной шизофрении характеризуются относительно стабильным, в основном, параноидным бредом, обычно сопровождающимся галлюцинациями, особенно слуховыми, расстройствами восприятия. Расстройства эмоциональной сферы, волевые и речевые нарушения, кататонические симптомы слабо выражены. В типичных случаях параноидная шизофрения обычно начинается исподволь. Хотя параноидную шизофрению диагностируют по наличию приведённых симптомов, как уже указывалось выше, решающую роль при этом играет наличие основной шизофренической симптоматики, то есть симптомов «первого ранга» по K. L. Schneider [2]. При их наличии диагностика шизофрении считается более достоверной и убедительной. Но иллюзорные, галлюцинаторные и бредовые эпизоды нередко наблюдаются при вялотекущей, неврозоподобной и психопатоподобной шизофрении [1, 3–7].

Как правило, при параноидной шизофрении на разных этапах её развития отмечаются разнообразные аффективные нарушения (тревога, страх, эмоциональная гиперестезия, уплощение и т. п.), кататонические (негативизм, мутизм, ступорозная скованность, амбитендентность и амбивалентность), онейроидные и другие симптомы. Поэтому, помимо ранее перечисленных, выделяют варианты аффективно-параноидный (депрессивно-параноидный, маниакально-параноидный, тревожно-параноидный и другие), кататоно-параноидный и т. д. По течению параноидную шизофрению выделяют со злокачественным и доброкачественным, периодическим, приступообразно-прогредиентным и непрерывным течением.

Таким образом, параноидная шизофрения по клиническим проявлениям, течению и исходу обладает большим разнообразием, о чём свидетельствуют многочисленные исследования отечественных и зарубежных авторов [8–65]. В свою очередь, это разнообразие указывает на многофакторность этиологии и патогенеза параноидной шизофрении.

Инициальный этап чаще характеризуется отдельными навязчивыми явлениями, ипохондрией, нестойкими, эпизодическими или более систематизированными бредовыми идеями (преследования, воздействия, отношения, ревности, реже — бредовые идеи величия и др.). Уже на этом этапе могут появляться изменения личности в виде замкнутости, ригидности, утраты аффективной гибкости, сужения эмоциональных реакций. Затем на фоне несистематизированных идей или неврозоподобных явлений возникают вербальные иллюзии, сочетающиеся с их бредовой интерпретацией, вслед за которыми возникают истинные вербальные галлюцинации, галлюцинаторный монолог и диалог, императивные галлюцинации. В дальнейшем начинают преобладать синдром Кандинского–Клерамбо с развивающимся симптомом открытости, идеаторным, сенестопатическим, речедвигательным (идеомоторным) и моторным автоматизмами. Осевым синдромом на этом этапе является вербальный псевдогаллюциноз; бредовые расстройства носят галлюцинаторный характер.

В начале инициального этапа параноидной шизофрении часто наблюдается растерянность, беспричинная тревога и страх, явления деперсонализации и дереализации, бредовое настроение и бредовая установка, феномен бредового озарения с первичным бредовым («истинным» — с позиций больного) пониманием окружающего [66–73]. Наиболее детально формирование бредовых переживаний у больных с остро возникающей шизофренией описал О. В. Кербиков [9]. В соответствии с его данными, окружающие предметы, люди и ситуация при этом приобретает особый смысл, особое отношение к больному, но и сам больной нередко чувствует внезапно или постепенно возникающее в нём изменение своего соматического и психического «Я». Бред (первичный, или интеллектуальный, и вторичный, то есть эмоциогенный или галлюцинаторный) различного содержания может возникнуть остро, подостро и постепенно, по механизму бредовой перестройки отношения к себе и к окружающей реальной действительности, исходя из первичного нарушения мыслительных процессов, интеллектуальной оценки эмоционально-ситуационных или иллюзорно-галлюцинаторных переживаний.

Острый, внезапно возникающий, особенно без видимой причины, первичный бред некоторые психиатры относят к наиболее существенным проявлениям шизофрении [6, 7, 9, 74, 75], хотя ранее высказывались и другие мнения, например, что это острая неспецифическая психопатологическая реакция, которая может быть и при психозах экзогенной природы [76–83]. В. А. Дереча [84] считал, что генез основных психопатологических изменений начального этапа представляется как следствие патокинеза от неспецифических общепатологических регистров до уровней и механизмов, характерных для всей группы сходных заболеваний. В развитии инициального этапа автор выделял три типа изменений, наслаивающихся друг на друга во времени: первыми появляются неврозоподобные расстройства, к ним присоединяются такие изменения личности, её интересов и потребностей, которые считаются характерными только для шизофрении; наконец появляется группа признаков третьего порядка — изменения аффективной направленности, паранойяльные и параноидные нарушения. Появлению бредовых идей предшествуют недифференцированные формы страха.

Г. П. Пантелеева [85], обследовав 225 больных шизофренией, которая у 98 больных манифестировала острым параноидом, а у 127 больных — острым синдромом Кандинского–Клерамбо, отметила неоднородность клинической картины. В обеих группах психопатологическую основу составлял синдром острого параноида, однако в первой группе были варианты с преобладанием острого чувственного или интерпретативного бреда, а во второй — симптоматика синдрома Кандинского–Клерамбо входила в структуру острого параноида с бредом восприятия, острого чувственного или острого интерпретативного бреда. Наряду с отмеченным разнообразием клинических проявлений у 70,2% больных отмечались симптомы экзогенного типа в связи с участием в развитии психоза экзогенных факторов, преимущественно (у 105 больных, или 46,6%) психогенных (психотравмирующих ситуаций), как провоцирующих. Автором при этом выделены и разновидности течения: в виде шизофренической реакции в динамике латентной шизофрении, рекуррентного, шубообразного и непрерывного, которые зависели от доманифестной «почвы» (непрерывный ряд переходов от психопатии к латентной шизофрении).

Для острого начала параноидной шизофрении характерно внезапное изменение поведения, нередко в виде внешне беспричинного психомоторного возбуждения с агрессивным поведением, разорванностью мышления и бредовыми высказываниями, или в виде внезапного беспредметного страха, тревоги, оцепенения, странного поведения и т. п. При медленном начале внешние формы поведения иногда длительное время остаются неизменными, но временами отмечаются эпизоды неадекватной подозрительности, бредоподобные высказывания, странные поступки, гримасы и жесты, потеря инициативы и прежних интересов, стремление к уединению, жалобы на чувство пустоты в голове, несосредоточенности мышления, безразличия и т. п. Нередко заболевание начинается с медленно нарастающей псевдоневротической симптоматики (необычных навязчивых и сверхценных мыслей и желаний, чувства вялости и снижения работоспособности, различных своеобразных ощущений со стороны своего тела и др.). А. Д. Зурабашвили [86] считал, что такое снижение психоэнергетических возможностей личности составляет самый ранний и основной симптом в клинической феноменологии шизофренического процесса.

Интересны взгляды исследователей на механизм возникновения бреда при шизофрении. Так, О. В. Кербиков [9] первичное появление бредового понимания окружающего и самого себя считал одним из важных признаков шизофренического процесса. Он объяснял это спутанностью аффекта и мышления. По мнению H. Ey [82, 83] и A. Kepinski [68–70], основной чертой параноидной шизофрении является изменение восприятия и понимания структуры своего и окружающего мира. В возникновении бреда выделяют три фазы — ожидания (предвестников), озарения и систематизации, а также три этапа в развитии шизофренического процесса — овладения, адаптации и деградации.

В фазе предвестников, описанной K. Jaspers [66] как Wahnstimmung — «бредовое настроение», отмечается состояние странного напряжения, беспокойства, чувство неизбежности чего-то грядущего, неопределённой угрозы со стороны окружающего, ощущения того, что должно что-то произойти, то, что прервёт чувство неопределённости, разгонит темноту, окружающую больного. В связи с этим постепенно нарастает неуверенность, тревожность, настороженность, склонность к сверхценному восприятию, чувствованию, пониманию и истолкованию.

С наступлением фазы озарения, по мнению A. Kepinski [68–70], происходит внезапное прозрение, всё становится понятным и ясным, в бредовом озарении с этого момента окружающее и сам больной видятся и понимаются иначе, рождается новый человек с бредовой уверенностью, знающий «истинную правду», который мир видит уже другими глазами.

В фазе систематизации, или кристаллизации бреда, пока ещё отрывочное бредовое понимание начинает формироваться в сложную, целостную, с разной степенью систематизации концепцию бредового истолкования всего окружающего и себя или отдельных явлений. Бредовая концепция охватывает все личностные проявления, ей подчиняются воспоминания прошлого, восприятие настоящего (поведение близких и незнакомых людей, мельчайшие детали окружающей ситуации и т. д.), изменения эмоциональных переживаний своих и окружающих людей. Нет ничего, чтобы с ней каким-то образом не было связано («overinclusion» — «чрезмерное включение», в соответствии с современной психологической терминологией). Как отмечает A. Kepinski [68–70], у больного усиливается эгоцентричность психологической структуры, исчезает нормальная перспектива, которая позволяет отделять то, «что меня касается» от того, «что меня не касается», в результате чего окружающее приобретает какое-то особое отношение к нему, всё начинает касаться его, заостряются наблюдательность и память. При повышенном самовосприятии бредовые идеи имеют характер величия и всемогущества, при пониженном — преследования и управления извне, но часто отмечается и их сочетание, с колебаниями, преобладанием того или другого, что даёт большое разнообразие клиническим проявлениям параноидной шизофрении.

В развитии шизофренического процесса выделяют три этапа — овладения, адаптации и деградации. Однако это не значит, что всегда все три периода обязательно должны выделяться в каждом случае шизофрении; иногда после первого и второго периода больной полностью выздоравливает, и трудно найти в его личности следы деградации. Иногда первые два периода бывают очень короткими и протекают незамеченными, больной как бы сразу вступает в стадию деградации. Так бывает, к примеру, в случаях простой и гебефренической шизофрении.

В стадии овладения, то есть начального этапа шизофренического процесса, больной внезапно или постепенно как бы сам меняется или оказывается в другом (враждебном или благосклонном) мире. В стадии адаптации вначале больной единственно правдивым считает своё бредовое восприятие мира, однако, постепенно адаптируясь в болезненных переживаниях, начинает в какой-то мере воспринимать и реальное окружение (двойная ориентировка), с улучшением состояния эта тенденция усиливается, появляется критическое отношение к болезни. Но вместо выздоровления (ремиссии) могут всё больше выступать признаки этапа деградации, бездеятельности, чему могут способствовать некоторые методы активной терапии, длительное пребывание больного в больничных условиях. В поздних стадиях обычно наступает стабилизация состояния с преобладанием одного из типов бреда, чаще бреда преследования [50, 51, 68–70, 87–90].

K. Conrad [91] подробно описал течение и стадии шизофрении: а) трема (утрата единства восприятия внутреннего и внешнего мира; возникает чувство потери свободы, неузнаваемости мира (вариант деперсонализации) или чувство неспособности к общению); б) апофения (утрата единства восприятия внутреннего и внешнего мира достигает такой степени, что нарушается связь между неразделимыми понятиями; это приводит к бреду и другим параноидным симптомам); в) апокалипсис (полное разрушение единства восприятия, фрагментация психической жизни и самосознания (фрагментация «Эго»); г) стадия консолидации и остаточного дефекта. Исследованное автором постоянно прогрессирующее течение встречается редко, но, благодаря взглядам K. Conrad, психиатры стали уделять больше внимания зависимости симптоматики от длительности заболевания, а также тому тяжёлому психологическому кризису, который переживают некоторые больные на ранних стадиях данного расстройства.

Таким образом, течение шизофренического процесса, в том числе и параноидной шизофрении, подчиняется тем же закономерностям, которые в своё время выявил H. Selye (1956) в течении соматических заболеваний, — трёхфазном синдроме стресса (реакция тревоги, стадия сопротивления и стадия истощения) [92].

Нередко источником развития бреда служат нарушения восприятия окружающего мира и себя, а также расстройства аффективной сферы. В результате этого на всех этапах развития параноидной шизофрении могут быть состояния с отчётливым проявлением либо бреда, либо галлюцинаций, что некоторыми психиатрами объясняется наличием у пациента мыслительного или художественного типа личности, хотя, как правило, наблюдаются в клинической картине и те и другие расстройства. Акцент бредовых переживаний может быть больше на изменениях восприятия или мыслительной оценки то окружающего, то внутреннего мира больного. G. Huber, G. Gross [93] наименованием «бред» обозначали только те психопатологические феномены, которые H. W. Gruhle и, частично, К. Jaspers называли «первичным бредом», и относили к бредовым переживаниям расстройства, которые в специальной психиатрической литературе обозначались как «вторичный бред», вытекающий из галлюцинаторных, аффективных и других расстройств. Фазное развитие шизофренического бреда на первом этапе характеризуется бредовым настроением, но ещё не сопровождающимся идеями отношения; на втором этапе появляется бредовое восприятие отношения воспринимаемого к собственной личности; на третьем этапе — бредовые идеи и восприятия имеют явный характер «особого отношения окружающего к личности больного» и (или) уже конкретное бредовое значение.

Среди галлюцинаторных расстройств (истинные галлюцинации и псевдогаллюцинации) обычно преобладают слуховые, вербальные, непосредственно связанные с механизмами абстрактного мышления, но нередко наблюдаются тактильные, телесные, вкусовые, обонятельные, реже — зрительные галлюцинаторные расстройства. E. Bleuler [49], в отличие от некоторых других авторов, нарушениям сферы ощущений и восприятий при шизофрении отводит одну из главнейших ролей, включая а их число иллюзии, галлюцинации и псевдогаллюцинации всех органов чувств в психической и соматической сферах. Следовательно, эти нарушения, нередко доходящие до чувства психосоматической и психической деперсонализации и аперсонализации, часто служат поводом или источником возникновения бредовых идей физического и психического воздействия, метаморфозы и интерметаморфозы, ипохондрических, преследования и других с соответствующими формами поведения.

У больных молодого возраста и с ускоренным темпом развития расстройств в структуре психоза часто наблюдаются элементы чувственно-образного бреда (бред особого значения, инсценировки и др.), симптом иллюзии двойника, онейроидные переживания, вербальные галлюцинации. Но с замедлением темпа течения и увеличением продолжительности расстройств психопатологическая симптоматика всё больше стабилизируется, бред приобретает устойчивый параноидный, паранойяльный или парафренный характер [43, 51, 56, 94–113].

В пожилом возрасте заметное место в клинической картине параноидной шизофрении занимают тревога, бредовые идеи отношения, преследования, ущерба и ипохондрического содержания с тенденцией к систематизации [60, 114–120].

В структуре параноидной шизофрении также описаны аффективно-паранойяльные синдромы. Так, Г. И. Зальцман, Р. Г. Илешева, Н. Т. Измайлова выделяют следующие синдромы: 1) депрессивно-паранойяльный без депрессивного бреда; 2) депрессивно-паранойяльный с депрессивным бредом; 3) депрессивно-паранойяльный с транзиторным бредом инсценировки и воздействия; 4) депрессивно-паранойяльный с ипохондрическим бредом; 5) маниакально-паранойяльный без маниакального бреда; 6) маниакально-паранойяльный с маниакальным бредом [121]. Характерно, что у больных параноидной шизофренией нарушается способность к узнаванию юмора, что обусловлено характерными для этих больных нарушениями мышления, а также влиянием паранойяльных тенденций [122].

Л. Н. Видманова [33] выделяет четыре типа эндогенных тревожных депрессий, которые встречаются при приступообразно-прогредиентной шизофрении: 1) меланхолические заторможенные и ажитированные; 2) ипохондрические; 3) депрессии с интерпретированным и чувственным бредом; 4) депрессия с психопатоподобными проявлениями.

Параноидную шизофрению большинство отечественных исследователей рассматривают в рамках непрерывно-прогредиентного (хронического) или приступообразно-прогредиентного (эпизодического) типа течения. Однако, как показали многочисленные наблюдения, параноидная шизофрения имеет преимущественно волнообразное течение, на разных стадиях своего развития может изменяться её тип течения, и могут наблюдаться её переходные типы [3, 4, 29, 31, 32, 40].

Согласно диагностическим указаниям ICD-10, к параноидной шизофрении также относится и её парафренная форма. Заболевание обычно начинается у лиц старше 30, иногда 40 лет, и характеризуется сложностью и фантастичностью бреда, сохранностью эмоциональных реакций, формальных интеллектуальных способностей, медленным нарастанием признаков дефекта. В психопатологической картине преобладают два основных компонента: галлюцинаторный — со зрительными онейроидного типа и слуховыми галлюцинациями, протекающие на фоне сохранённого сознания, и параноидный — с фантастическим систематизированным бредом различного содержания. Дальнейшее развитие процесса приводит к медленному распаду бредовой системы с преобладанием в клинической картине эмоционального дефекта.

М. О. Гурович [8], В. А. Гиляровский [123], И. Ф. Случевский [124], А. С. Тиганов [29, 125], Ст. Стоянов [126], А. П. Чуприков, А. А. Педак, А. Н. Линёв [127] и многие другие исследователи выделяют четыре варианта парафренной шизофрении.

Первый вариант — «систематизированная парафрения», характеризующаяся постепенным началом и медленными темпами развития бреда, с тенденцией к систематизации и чаще возникающая у мужчин. В дебюте заболевания прослеживаются подозрительность и идеи отношения, с дальнейшей систематизацией бреда отношения, величия, преследования, появлением слуховых галлюцинаций. Чаще вначале атематический характер псевдогаллюцинаций и истинных галлюцинаций заменяется всё более чётким содержанием, в котором находит отражение кристаллизующаяся бредовая система преследования. При этом выступает своеобразная компенсация, которая выражается в утверждении больных, что если их преследуют, то это указывает на их особое значение.

Второй вариант — «экспансивная парафрения» чаще развивается у женщин и характеризуется преобладанием в клинической картине систематизированного бреда переоценки собственной личности с эротическим, религиозным, реформаторским и другим содержанием, протекающим на фоне приподнятого настроения и гипербулии. Иногда встречаются зрительные и слуховые галлюцинации.

Третий вариант — «конфабуляторная парафрения» характеризуется тем, что, кроме обманов восприятия, очень большое значение в развитии систематизированного бреда имеют обманы памяти. Больные, утверждая бредовые положения, основываются на обманах памяти, отражающих определённые эпизоды с той или иной фабулой, которая тесно связана с содержанием бредовых идей, как преследования, так и величия, сопровождающихся конфабуляторными явлениями и галлюцинациями различного содержания, имеющие эпизодический или постоянный характер.

Четвёртый вариант — «фантастическая парафрения» очень напоминает предыдущую, но бредовые идеи при этом носят фантастический характер, не теряя всё же систематизированной основы. Здесь выступают и обманы памяти типа фантазмов и бредовые идеи, по содержанию отражающие совершенно невероятные, но вместе с тем и не имеющие характера нелепости утверждения. Нередко на фоне сохранённого сознания могут возникать эмоционально окрашенные фантастические бредовые идеи, сценоподобные фантастические галлюцинаторные переживания и галлюцинации общего чувства.

Большое внимание в настоящее время уделяется изучению шизофренического дефекта. Исследователями нозологического направления отмечены такие изменения, как нарастающий распад мыслительных процессов, оскудение и распад бредовых построений, потеря творческого компонента в поведении, неадекватность поведения и т. п. Для антинозологически настроенных психиатров проблема специфического дефекта при отдельных нозологических единицах или даже этиопатогенетических группах не существует. Дефект при процессуальных психотических состояниях лишь в экстренных случаях бывает «чистым», в большинстве же случаев он является довольно сложным структурным образованием, включающим в себя как симптомы распада психической деятельности, так и всевозможные симптомы реакций и развития личности, а также проявлений текущего процесса. С этой точки зрения необходимо отказаться от взгляда на дефектное состояние как на неизменные статические структуры и со всей решительностью развивать структурно-динамические представления об этом сложном и тяжёлом состоянии. Помимо трёх вышеуказанных компонентов в структуре дефекта, не следует забывать и четвёртый — симптомы, отражающие его компенсацию. Роль каждого из этих структурных компонентов нужно должным образом оценивать в индивидуальном диагнозе дефектного состояния и при выработке комплекса мероприятий по его смягчению или ликвидации [29, 128–136].

Одним из основных проявлений шизофренического дефекта принято считать эмоциональный дефект — эмоциональную тупость, то есть совокупность таких симптомов, как слабость эмоциональных реакций, эмоциональных контактов, оскудение чувств, эмоциональная холодность, переходящая в полное равнодушие и безучастность, неадекватность эмоционального реагирования, эмоциональная несдержанность и т. д. Генез и структурные особенности этого вида шизофренического дефекта различны, о чём свидетельствуют работы А. В. Снежневского [39, 137, 138], Д. Е. Мелехова [139], В. Ю. Воробьёва [140], Н. Е. Бачерикова [141], А. С. Тиганова [29], С. Ю. Циркина [142], М. А. Морозова, А. Г. Бениашвили, В. В. Рубашкина [134], G. Huber, G. Gross, R. Schüttler [143], H. Ey [83] и других.

В структуре шизофренического дефекта выделяют обратимый и необратимый компоненты. К обратимым относятся остаточные продуктивные психотические расстройства, а к необратимым — состояния «чистого» дефекта, которые соответствуют «редукции энергетического потенциала» или «динамическому опустошению». Многие авторы указывают на отсутствие нозологической специфичности «чистого» дефекта, который неотличим от резидуальных явлений при некоторых органических поражениях или тяжёлых неврозах, развитиях и реакциях. «Чистый» дефект выражается в замедлении перцептивных и моторных функций, снижении зрительно-моторной координации, ослаблении избирательного внимания, соскальзывании и недостаточной управляемости мыслительных актов, изменениях когнитивных и речевых функций.

Н. С. Курек [144], анализируя структуру эмоциональной тупости с использованием трёх основных компонентов (когнитивный, собственно аффективный и поведенческий), установил дефицит положительных эмоций и интактность отрицательных; нарушение «когнитивного аспекта» эмоционального процесса в виде полной недооценки больными шизофренией эмоций и эмоциональных ситуаций, как у себя, так и у другого человека; диссоциацию, расщепление трёх выделенных выше компонентов эмоционального процесса. Так, при «диссоциации интеллекта и аффекта» сохранён когнитивный компонент (восприятие эмоций другого человека) и нарушен собственно аффективный и поведенческий компоненты. При «психической анестезии» (одной из форм деперсонализации), наоборот, нарушен когнитивный аспект (недооценивается выраженность собственных эмоций) и сохранены собственно аффективный и поведенческий компоненты. А при «эмоциональной холодности» сниженные «собственно аффективный» и когнитивный компоненты сочетаются с интактным поведенческим компонентом.

Таким образом, клиническая картина, течение, острота и тяжесть параноидной шизофрении, как и шизофрении в целом, чрезвычайно разнообразны. Это, вне сомнения, зависит от многих этиологических и патогенетических факторов, определяется взаимодействием наследственной отягощённости, условий воспитания, типа и структуры личности, актуальной ситуацией возникновения психоза, образования, профессии, жизненного опыта, семейного положения и других факторов, которые нуждаются в дальнейшем тщательном исследовании.

Литература

  1. Смулевич А. Б. Малопрогредиентная шизофрения и пограничные состояния. — М.: Медицина, 1987. — 240 с.
  2. Schneider K. L. Primare und secundare Symptome bei Schizophrenie // Fortschritte der Neurologie, Psychiatrie, und ihrer Grenzgebiete. — 1957. — Bd. 25. — S. 487–498.
  3. Наджаров Р. А., Смулевич А. Б. Клинические проявления шизофрении // Руководство по психиатрии / Под ред. А. В. Снежневского. — М.: Медицина, 1983. — Т. 1. — С. 304–355.
  4. Наджаров Р. А., Тиганов А. С., Смулевич А. Б., Шахматов Н. Ф., Иванов Вл. Шизофрения // Руководство по психиатрии / Под ред. Г. В. Морозова. — М.: Медицина, 1988. — Т. 1. — С. 420–485.
  5. Жариков Н. М. Шизофрения // Жариков Н. М., Урсова Л. Г., Хритинин Д. Ф. Психиатрия. — М.: Медицина, 1989. — С. 419–444.
  6. Сметанников П. Г. Психиатрия: Руководство для врачей. — СПб: СПбМАПО, 1996. — 496 с.
  7. Сметанников П. Г. Психиатрия: Руководство для врачей. — 6-е изд., перераб. и доп. — М.: Медицинская книга, 2007. — 784 с.
  8. Гуревич М. О. Психиатрия. — М.: Медгиз, 1949. — 502 с.
  9. Кербиков О. В. Острая шизофрения. — М.: Медицина, 1949. — 176 с.
  10. Кербиков О. В. Шизофрения как нозологическая проблема // Шизофрения (вопросы нозологии, патогенеза, клиники и анатомии): Доклады на Всесоюзном совещании по проблеме шизофрении. — М.: ВНОНП, 1962. — С. 5–18.
  11. Кербиков О. В. Избранные труды. — М.: Медицина, 1971. — 312 с.
  12. Ротштейн Г. А. Ипохондрическая шизофрения. — М.: ГНИИ психиатрии МЗ РСФСР, 1961. — 138 с.
  13. Амбрумова А. Г. Течение шизофрении по данным отдаленного катамнеза. — М.: НИИ психиатрии МЗ РСФСР, 1962. — 218 с.
  14. Зеневич Г. В. Возможности унификации понятия «шизофрении» в клинической практике // Шизофрения (вопросы нозологии, патогенеза, клиники и анатомии): Доклады на Всесоюзном совещании по проблеме шизофрении. — М.: ВНОНП, 1962. — С. 156–162.
  15. Халецкий А. М. Шизофрения, её границы и психопатологические особенности // Шизофрения (вопросы нозологии, патогенеза, клиники и анатомии): Доклады на Всесоюзном совещании по проблеме шизофрении. — М.: ВНОНП, 1962. — С. 56–65.
  16. Халецкий А. М. Вопросы классификации и психопатологии парафрении // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1973. — Т. 73, вып. 1. — С. 56–65.
  17. Стрельцова Н. И. Клинико-патофизиологические данные о начале и развитии шизофрении // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1964. — Т. 64, вып. 1. — С. 75–79.
  18. Жислин С. Г. Очерки клинической психиатрии: клинико-патогенетические зависимости. — М.: Медицина, 1965. — 320 с.
  19. Глазов В. А. Шизофрения: клинико-экспериментальное исследование. — М.: Медицина, 1965. — 228 с.
  20. Соколова Е. Д. Клиника и психопатологические особенности галлюцинаторной и галлюцинаторно-параноидной шизофрении // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1966. — Т. 66, вып. 9. — С. 1377–1384.
  21. Наджаров Р. А. Клиника, основные этапы учения о шизофрении и её клинических разновидностях // Шизофрения. Клиника и патогенез. — М.: Медицина, 1969. — С. 29–119.
  22. Наджаров Р. А. Формы течения // Шизофрения: мультидисциплинарное исследование / Под ред. А. В. Снежневского. — М.: Медицина, 1972. — С. 16–76.
  23. Фрумкин Я. П., Ревенок А. Д., Лившиц С. М. Шизофрения — шизофренические реакции // VI Всесоюзный съезд невропатологов и психиатров: Тезисы докладов. — М.: ВНОНП, 1975. — Т. 3. — С. 130–133.
  24. Полищук И. А. Концепции шизофрении // Шизофрения / Т. М. Городкова, А. Н. Корнетов, С. М. Лившиц и др.; Под общ. ред. И. А. Полищука. — Киев: Здоров’я, 1976. — С. 5–32.
  25. Татаренко Н. П. Психопатология шизофрении и диагностика некоторых её форм // Шизофрения / Т. М. Городкова, А. Н. Корнетов, С. М. Лившиц и др.; Под общ. ред. И. А. Полищука. — Киев: Здоров’я, 1976. — С. 33–55.
  26. Татаренко Н. П., Милявский В. Н. Начало, формы, типы течения и исход шизофрении // Шизофрения / Т. М. Городкова, А. Н. Корнетов, С. М. Лившиц и др.; Под общ. ред. И. А. Полищука. — Киев: Здоров’я, 1976. — С. 56–90.
  27. Жариков Н. М. Эпидемиологические исследования в психиатрии. — М.: Медицина, 1977. — 173 с.
  28. Тиганов А. С. Фебрильная шизофрения. — М.: Медицина, 1982. — 128 с.
  29. Тиганов А. С. Шизофрения // Руководство по психиатрии / А. С. Тиганов, А. В. Снежневский, Д. Д. Орловская и др.; Под ред. А. С. Тиганова. — М.: Медицина, 1999. — Т. 1. — С. 407–555.
  30. Копейко Г. И. Сенситивный бред отношения в юношеском возрасте (вопросы феноменологии и динамики) // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1987. — Т. 87, вып. 11. — С. 1710–1716.
  31. Алимов Х. А., Хамдамов Х. С., Монасыпова И. Х. О клинике и течении приступообразно-прогредиентной шизофрении с синдромом Кандинского–Клерамбо // Восьмой Всесоюзный съезд невропатологов, психиатров и наркологов: Тезисы докладов (Москва, 25–28 октября 1988 г.). — М.: ВНОНП, 1988. — Т. 2. — С. 284–285.
  32. Алимханов Ж. А. К психопатологии бредовых синдромов параноидной шизофрении // Восьмой Всесоюзный съезд невропатологов, психиатров и наркологов: Тезисы докладов (Москва, 25–28 октября 1988 г.). — М.: ВНОНП, 1988. — Т. 2. — С. 286–288.
  33. Видманова Л. Н. К вопросу о психопатологической структуре эндогенных тревожных депрессий // Восьмой Всесоюзный съезд невропатологов, психиатров и наркологов: Тезисы докладов (Москва, 25–28 октября 1988 г.). — М.: ВНОНП, 1988. — Т. 2. — С. 296–298.
  34. Пантелеева Г. П. Клинико-диагностическая оценка острых бредовых синдромов при шизофрении // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1989. — Т. 89, вып. 1. — С. 63–68.
  35. Воронков Г. Л., Шевчук И. Д., Шелунцов Б. В. Шизофрения // Справочник врача-психиатра / Под ред. Г. Л. Воронкова, А. Е. Видренко, И. Д. Шевчук. — Киев: Здоров’я, 1990. — С. 123–139.
  36. Кузнецов В. М., Чернявський В. М. Психіатрія. — Київ: Здоров’я, 1993. — 344 с.
  37. Попов Ю. В., Вид В. Д. Современная клиническая психиатрия. — М.: Экспертное бюро-М, 1997. — 496 с.
  38. Марута Н. А., Бачериков А. Н. Особенности манифеста различных форм шизофрении (диагностика и принципы терапии) // Международный медицинский журнал. — 2002. — № 1–2. — С. 46–52.
  39. Снежневский А. В. Клиническая психиатрия (избранные труды). — М.: Медицина, 2004. — 272 с.
  40. Сергеев И. И. Шизофрения // Психиатрия: Учебник для студентов медицинских вузов / М. В. Коркина, Н. Д. Лакосина, А. Е. Личко, И. И. Сергеев. — 3-е изд. — М.: МЕДпресс-информ, 2004. — С. 345–370.
  41. Гильбурд О. А. Клинические маркеры и психопатологический фон шизофрении. Сообщение V: семиотика параноидной формы // Таврический журнал психиатрии. — 2004. — Т. 8, № 4. — С. 10–15.
  42. Гильбурд О. А. Шизофрения: семиотика, герменевтика, социобиология, антропология. — М.: Видар-М, 2007. — 360 с.
  43. Гурьева В. А. Шизофрения. Инициальный деликт, криминальная манифестация // Клиническая и судебная подростковая психиатрия / В. А. Гурьева, Т. Б. Дмитриева, Е. В. Макушкин и др.; Под ред. В. А. Гурьевой. — М.: Медицинское информационное агентство, 2007. — С. 158–182.
  44. Марута Н. А. Первый эпизод шизофрении (диагностика и терапия) // Український вісник психоневрології. — 2007. — Т. 15, вип. 1. — С. 206–207.
  45. Марута Н. А., Явдак И. А. Применение риспаксола в терапии больных шизофренией // Український вісник психоневрології. — 2008. — Т. 16, вип. 4. — С. 45–49.
  46. Психиатрия и наркология: Учебник / В. Л. Гавенко, В. С. Битенский, А. К. Напреенко и др.; Под ред. В. Л. Гавенко, В. С. Битенского. — Киев: Медицина, 2009. — 488 с.
  47. Astrup Chr. Die Schizophrenien. — Leipzig: Hirzel Verlag, 1967. — 279 s.
  48. Wyrsch J. Эндогенные психозы. Клиника шизофрении // Клиническая психиатрия / Под ред. Г. Груле, Р. Юнга, В. Майер-Гросса, М. Мюллера; Пер. с нем. Б. М. Сегала, И. Х. Дворецкого. — М.: Медицина, 1967. — С. 9–58.
  49. Bleuler E. Lehrbuch der Psychiatrie. — 12 Auflage neubearbeitet von M. Bleuler. — New York–Berlin: Springer-Verlag, 1972. — 704 s.
  50. Bleuler M. Die schizophrenen Geistesstörugen. — Stuttgart: Georg Thieme Verlag, 1972. — 673 s.
  51. Bleuler M. On schizophrenic psychoses // American Journal of Psychiatry. — 1979. — Vol. 136, № 11. — P. 1403–1409.
  52. Lemperieŕe T., Felline A. Abrege de psychiatrie de l’adulte. — Paris: Masson, 1977. — 430 p.
  53. Rennert H. Zur Entstehung und Einordnung psychischer Krankheiten aus der Sicht einer Universalgenese der Psychosen // Psychiatrie, Neurologie und medizinische Psychologie. — 1977. — № 1. — S. 9–13.
  54. Милев В. Халюцинации. Произход и същност. — София: Медицина и физкултура, 1979. — 168 с.
  55. Scharfetter Ch. Allgemeine Psychopathologie. Einführunf. — 2 Überarbeitete Auflage. — Stuttgart–New York: Thieme Verlag, 1985. — 304 s.
  56. Handbook of shizophrenia / Eds. H. A. Nasrallah, D. R. Weinberger, F. A. Henns, L. E. Delisi, M. T. Tsung, J. C. Simpson, M. I. Herz, S. J. Keith, J. P. Docherty, S. R. Steinhauer, J. H. Gruzeiler, J. Zubin. — Amsterdam–New York: Elsevier, 1986–1990. — Vol. 1–5. — (Every volume about 600 p).
  57. Иванов Вл. Шизофрения. Психопатология и други болестни прояви. Клинични форми и протичане // Ръководство по психиатрия: В 2 т. / Под ред. на Х. Христозов. — София: Медицина и физкултура, 1987. — Т. 1. — С. 242–261.
  58. (Kaplan H. I., Sadock B. J.) Каплан Г. И., Сэдок Б. Дж. Клиническая психиатрия: В 2 т. / Пер. с англ. — М.: Медицина, 1994. — Т. 1. — С. 232–272.
  59. Kaplan & Sadock’s synopsis of psychiatry: behavioral sciences, clinical psychiatry / Eds. H. I. Kaplan, B. J. Sadock. — 8th ed. — Baltimore: Williams & Wilkins, 1998. — 1401 p.
  60. Kaplan H. I., Sadock B. J. Comprehensive textbook of psychiatry: In 2 vols. / Eds. B. J. Sadock, V. A. Sadock. — 8th ed. — Philadelphia–Baltimore–New York–London–Buenos Aires–Hong Kong–Sydney–Tokyo: Lippincott Williams & Wilkins, 2005. — Vol. 1. — P. 1–2054; Vol. 2. — P. 2055–4064.
  61. (Ey H.) Эй А. Шизофрения. Очерки клиники и психопатологии / Пер. с фр.; Предисл. Ж. Гаррабе. — Киев: Сфера, 1998. — 388 с.
  62. Pull Ch. B. Диагностика шизофрении: обзор литературы // Шизофрения / Под ред. М. Мэйа, Н. Сарториуса; Пер. с англ. — Киев: Сфера, 2005. — С. 1–33.
  63. Strauss J. S. Диагностика шизофрении: практика и теория // Шизофрения / Под ред. М. Мэйа, Н. Сарториуса; Пер. с англ. — Киев: Сфера, 2005. — С. 34–35.
  64. Liddle P. F. Диагноз шизофрении и её патогенез // Шизофрения / Под ред. М. Мэйа, Н. Сарториуса; Пер. с англ. — Киев: Сфера, 2005. — С. 41–42.
  65. McKenna P. J. Schizophrenia and related syndromes. — 2nd ed. — Routledge, 2007. — 536 p.
  66. Jaspers K. Allgemeine Psychopathologie. — Achte unveränd. Auflage. — Berlin–Heidelberg–New York: Springer Verlag, 1965. — 748 s.
  67. (Jaspers K.) Ясперс К. Общая психопатология / Пер. с нем. — М.: Практика, 1997. — 1056 с.
  68. Kepinski A. Schizofrenia. — 3-ie wyd. — Warszawa: PZWL, 1979. — 284 s.
  69. (Kepinski A.) Кемпинский А. Психология шизофрении / Пер. с польск. А. А. Боричева. — СПб: Ювента, 1998. — 296 с.
  70. (Kepinski A.) Кемпінські А. Шизофренія / Пер. з польськ. за ред. Н. І. Долішної. — Львів: Мс, 2004. — 202 с.
  71. Sharma T., Harvey P. D. The early course of schizophrenia. — Oxford: University Press, 2006. — 264 p.
  72. Amminger G. P. Leicester S., Yung A. R., Phillips L. J., Berger G. E., Francey S. M., Yuen H. P., McGorry P. D. Early-onset of symptoms predicts conversion to non-affective psychosis in ultra-high risk individuals // Schizophrenia Research. — 2006. — Vol. 84, № 1. — P. 67–76.
  73. Addington J. Cadenhead K. S., Cannon T. D., Cornblatt B., McGlashan T. H., Perkins D. O., Seidman L. J., Tsuang M., Walker E. F., Woods S. W., Heinssen R. North American prodrome longitudinal study: a collaborative multisite approach to prodromal schizophrenia research // Schizophrenia Bulletin. — 2007. — Vol. 33, № 3. — P. 665–672.
  74. Маллер О. О патогенезе и лечении острого бреда // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1958. — Т. 58, вып. 3. — С. 269–273.
  75. Влох І. Й., Дищук І. П., Лісовенко В. Л., Миколайський М. В., Напрєєнко О. К., Сонник Г. Т. Розлади мислення // Психіатрія / О. К. Напрєєнко, І. Й. Влох, О. З. Голубков та ін.; За ред. О. К. Напреєєнка. — Київ: Здоров’я, 2001. — С. 107–121.
  76. Чистович А. С. Пособие по психиатрии. — Л.: ВММА, 1954. — 239 с.
  77. Сонник Г. Т., Дищук І. П., Напрєєнко О. К. Психічні розлади при інфекційних захворюваннях. Нейросифіліс // Психіатрія / О. К. Напрєєнко, І. Й. Влох, О. З. Голубков та ін.; За ред. О. К. Напреєєнка. — Київ: Здоров’я, 2001. — С. 210–236.
  78. Цивилько М. А., Коркина М. В., Марилов В. В. Психические нарушения при общих и мозговых инфекциях и СПИДе // Психиатрия: Учебник для студентов медицинских вузов / М. В. Коркина, Н. Д. Лакосина, А. Е. Личко, И. И. Сергеев. — 3-е изд. — М.: МЕДпресс-информ, 2004. — С. 251–272.
  79. Leonhard K. Zur Pathogenese der Schizophrenien von den Endzustanden hergesehen // Psychiatrie, Neurologie und medizinishe Psychologie. — 1967. — № 9. — S. 321–326.
  80. Ey H. La probleme de la definition et de la delimitation du groupe des schizophrenies // II Congr. Internat. Psychiat. — Zürich: Orell Füssli, 1959. — Vol. 1. — P. 144–151.
  81. Ey H. Le fond du probleme // Rev. Med. — 1968. — Vol. 9, № 24. — P. 1547–1555.
  82. Ey H. La dissolution de la conscience dans le sommeil et le reve et ses rapports aves la psychopathologie // L’Évolution Psychiatrique. — 1970. — № 1. — P. 1–37.
  83. (Ey H.) Эй А. Шизофрения. Очерки клиники и психопатологи / Предисл. Ж. Гаррабе; Пер. с фр. — Киев: Сфера, 1998. — 388 с.
  84. Дереча В. А. Эмоции как патологическое опережающее отражение в бредообразовании // Проблемы бреда, пограничные состояния и вопросы организации психиатрической помощи: Тезисы научной конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения проф. П. Б. Ганнушкина / Под общ. ред. М. Ш. Вольфа (г. Москва, 29–30 июня 1975 г.). — М.: Б. и., 1975. — С. 141–143.
  85. Пантелеева Г. П. Клинико-диагностическая оценка острых бредовых синдромов при шизофрении // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1989. — Т. 89, вып. 1. — С. 63–68.
  86. Зурабашвили А. Д. Проблемные вопросы клинической патоперсонологии шизофрении // Шестой Всесоюзный съезд невропатологов и психиатров: Тезисы докладов (г. Москва, 16–20 декабря 1975 г.). — М.: ВНОНП, 1975. — Т. 3. — С. 51–54.
  87. Авруцкий Г. Я., Недува А. А. Лечение психически больных: Руководство для врачей. — М.: Медицина, 1981. — 496 с.
  88. Авруцкий Г. Я., Недува А. А. Лечение психически больных: Руководство для врачей. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Медицина, 1988. — 528 с.
  89. Pogue-Geile M. F., Harrow M. Negative and positive symptoms in schizophrenia and depression // Schizophrenia Bulletin. — 1984. — Vol. 10, № 3. — P. 371–387.
  90. Pedersen D. P. PsychNotes. Clinical Pocket Guide. — Philadelphia: F. A. Davis Company, 2005. — 218 p.
  91. Conrad K. Die beginnende Schizophrenic. — Stuttgart: Georg Thieme, 1958. — 315 s.
  92. Selye H. The stress of life. — New York: McGrowhill, 1956. — 125 p.
  93. Huber G., Gross G. Wahn. Eine deskriptiv-phänomenologische Untersuchung schizophrenen Wahns. — Stuttgart: F. Enke Verlag, 1977. — 181 s.
  94. Вроно М. Ш. Шизофрения у детей и подростков. — М.: Медицина, 1971. — 128 с.
  95. Вроно М. Ш. Шизофрения в детском и подростковом возрасте // Руководство по психиатрии / Под ред. А. В. Снежневского. — М.: Медицина, 1983. — Т. 1. — С. 355–373.
  96. Ковалёв В. В. О месте и роли компенсаторных психогенных образований в клинике шизофрении // Шестой Всесоюзный съезд невропатологов и психиатров: Тезисы докладов (г. Москва, 16–20 декабря 1975 г.). — М.: ВНОНП, 1975. — Т. 3. — С. 59–62.
  97. Ковалёв В. В. Психиатрия детского возраста: Руководство для врачей. — М.: Медицина, 1979. — 608 с.
  98. Ковалёв В. В. Онтогенетическое направление в психиатрии, его теоретическое и практическое значение // Первый съезд психиатров социалистических стран / Под ред. Г. В. Морозова. — М.: ВНИИ им. В. П. Сербского, 1987. — С. 70–77.
  99. Мамцева В. Н. Шизофрения // Психиатрия детского возраста: Руководство для врачей / Под ред. В. В. Ковалёва. — М.: Медицина, 1979. — С. 330–376.
  100. Личко А. Е. Подростковая психиатрия. — Л.: Медицина, 1985. — 416 с.
  101. Личко А. Е. Шизофрения у подростков. — Л.: Медицина, 1989. — 216 с.
  102. Башина В. М. Ранняя детская шизофрения (статистика и динамика). — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Медицина, 1989. — 256 с.
  103. Булахова Л. А. Шизофрения // Детская психоневрология / Л. А. Булахова, О. М. Саган, С. Н. Зинченко и др.; Под ред. Л. А. Булаховой. — Киев: Здоров’я, 2001. — С. 338–348.
  104. Портнов В. В. Типологическая дифференциация депрессивно-параноидных состояний при шизофрении // Психиатрия. — 2006. — № 3. — С. 7–12.
    Lambert P.-A., Mident M. Essai sur les formes cliniques actuelles de la schizophrenie chez l’adulte // Annales médico-psychologiques. — 1972. — № 4. — P. 449–483.
  105. Berner P. Unter welchen Bedingungen lassen l weitere Veraufsforschungen noch neue Erkentnisse uber die endogenen Psychosen erwarter // Psychiatr. Klin. — 1982. — № 3. — S. 197–198.
  106. Armenteros J. L., Fenneiiy B. W., Hallin A., Adams P. B., Pomerantz P., Michell M., Sanches L. E., Campbell M. Schizophrenia in hospitalized adolescent: clinical diagnosis DSM-III-R, DSM-IV, and ICD-10 criteria // Psychopharmacology Bulletin. — 1995. — Vol. 31, № 2. — P. 383–387.
  107. Dingle A. D., Dulcan M. K. Psychiatric disorders of childhood and adolescence // Clinical psychiatry for medical students / Ed. by A. Stoudemire. — 3rd ed. — Philadelphia–New York: Lippincott–Raven Publishers, 1998. — P. 524–606.
  108. Kay J., Tasman A., Liederman J. A. Psychiatry: behavioral science and clinical essentials. — Philadelphia–London–Toronto–Montreal–Sydney–Tokyo: W. B. Saunders Company, 2000. — 707 p.
  109. Shaner R. Psychiatry. — 2nd ed. — Philadelphia–Baltimore–New York–London–Buenos Aires–Hong Kong–Sydney–Tokyo: Lippincott Williams & Wilkins, 2000. — 419 p.
  110. Asarnow R. F., Nuechterlein K. H., Fogelson D., Subotnic K. L., Payne D. A., Russell A. T., Asamen J., Kuppinger H., Kendler K. S. Schizophrenia and schizophrenia-spectrum personality disorders in the first-degree relatives of children with schizophrenia: the UCLA family study // Archives of General Psychiatry. — 2001. — Vol. 58, № 6. — P. 581–588.
  111. Keller A., Castellanos F. X., Vaituzis A. C., Jeffries N. O., Giedd J. N., Rapoport J. L. Progressive loss of cerebellar volume in childhood-onset schizophrenia // American Journal of Psychiatry. — 2003. — Vol. 160. — P. 128–133.
  112. McClellan J. M. Early-onset schizophrenia // Comprehensive textbook of psychiatry: In 2 vols. / Eds. B. J. Sadock, V. A. Sadock. — 8th ed. — Philadelphia–Baltimore–New York–London–Buenos Aires–Hong Kong–Sydney–Tokyo: Lippincott Williams & Wilkins, 2005. — Vol. 2. — P. 3307–3314.
  113. Молчанова Е. К. Клиника шизофрении и особенности её течения в пожилом и старческом возрасте // Шизофрения (клиника, патогенез, лечение): Труды Московского НИИ психиатрии МЗ РСФСР / Под ред. Л. Л. Рохлина, Д. Д. Федотова. — М.: Б. и., 1968. — Т. 56. — С. 196–204.
  114. Шахматов Н. Ф. Бредовые формы шизофрении, манифестирующие в позднем и старческом возрасте // Шизофрения (клиника, патогенез, лечение): Труды Московского НИИ психиатрии МЗ РСФСР / Под ред. Л. Л. Рохлина, Д. Д. Федотова. — М.: Б. и., 1968. — Т. 56. — С. 205–211.
  115. Штернберг Э. Я. Геронтологическая психиатрия. — М.: Медицина, 1977. — 216 с.
  116. Штернберг Э. Я. Возрастной аспект шизофрении в свете длительных катамнезов // Течение и исходы шизофрении в позднем возрасте / Под ред. Э. Я. Штернберга. — М.: Медицина, 1981. — С. 162–171.
  117. Горчакова Л. Н. Вялотекущая шизофрения с преобладанием астенических расстройств // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1988. — Т. 88, вып. 5. — С. 76–82.
  118. Castle D. J., Howard R. What do we know about the aetiology of late-onset schizophrenia? // European Psychiatry. — 1992. — № 7. — P. 99–108.
  119. (Howard R., Levy R.) Ховард Р., Леви Р. Шизофрения с поздним началом, поздняя парафрения и параноидные состояния позднего возраста // Психиатрия позднего возраста: В 2 т. / Пер. с англ.; Под общ. ред. В. Позняка. — Киев: Сфера, 2003. — Т. 2. — С. 290–306.
  120. Зальцман Г. И., Илешева Р. Г., Измайлова Н. Т. Типология аффективно-паранойяльных синдромов при шизофрении и особенности её течения // Восьмой Всесоюзный съезд невропатологов, психиатров и наркологов: Тезисы докладов (г. Москва, 25–28 октября 1988 г.). — М.: ВНОНП, 1988. — Т. 2. — С. 312–314.
  121. Иванова Е. М. Нарушения чувства юмора при шизофрении и аффективных расстройствах. — Автореф. дис. … канд. психол. наук: 19.00.04. — М., 2007. — 24 с.
  122. Гиляровский В. А. Психиатрия: Руководство для врачей и студентов. — 4-е изд., испр. и доп. — 1954. — 520 с.
  123. Случевский И. Ф. Психиатрия. — Л.: Медгиз, 1957. — 413 с.
  124. Тиганов А. С. Психопатологические синдромы // Справочник по психиатрии / Под ред. А. В. Снежневского. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Медицина, 1985. — С. 55–81.
  125. Стоянов Ст. Парафрения // Ръководство по психиатрия: В 2 т. / Под ред. на Х. Христозов. — София: Медицина и физкултура, 1987. — Т. 1. — С. 261–268.
  126. Чуприков А. П., Педак А. А., Линёв А. Н. Шизофрения (клиника, диагностика, лечение): Методическое пособие. — Киев: Б. и., 1999. — 126 с.
  127. Сосин И. К. Клинические варианты шизофренического дефекта // Психопатологические синдромы: Научные труда ГИДУВа. — Л.: Б. и., 1971. — Вып. 10. — С. 108–117.
  128. Полищук И. А. К проблеме дефекта в психиатрии // Неврология и психиатрия: Республиканский межведомственный сборник. — Киев: Здоров’я, 1972. — Вып. 2. — С. 31–36.
  129. Невзорова Т. А. Лекции по психиатрии. — М.: Медицина, 1976. — 382 с.
  130. Успенская Л. Я. Исходы шизофрении (клинико-эпидемиологическое исследование) // Первый съезд психиатров социалистических стран / Под ред. Г. В. Морозова. — М.: ВНИИ им. В. П. Сербского, 1987. — С. 242–247.
  131. Смулевич А. Б., Воробьёв В. Ю. О характере дефекта при вялотекущей шизофрении // Восьмой Всесоюзный съезд невропатологов, психиатров и наркологов: Тезисы докладов (г. Москва, 25–28 октября 1988 г.). — М.: ВНОНП, 1988. — Т. 2. — С. 388–390.
  132. (Смулевич А. Б.) Smulevich A. B. Slowly progressive schizophrenia and the boundary conditions. — Moscow: University Press, 1996. — 207 p.
  133. Морозова М. А., Бениашвили А. Г., Рубашкина В. В. Шизофренический дефект в качестве терапевтической мишени (исследование терапевтической динамики неполной ремиссии у больных приступообразно-прогредиентной шизофренией) // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2007. — Т. 9, № 2. — С. 59–64.
  134. Ey H. Les problèmes cliniques des schizophrénics // L’Évolution Psychiatrique. — 1958. — Vol. 23, № 2. — P. 149–211.
  135. Абрамов В. А., Жигулина И. В., Ряполова Т. Л. Психосоциальная реабилитация больных шизофренией. — Донецк: Каштан, 2009. — 584 с.
  136. Снежневский А. В. Nosos et pathos schizophreniae // Шизофрения: Мультидисциплинарное исследование / Под ред. А. В. Снежневского. — М.: Медицина, 1972. — С. 5–15.
  137. Снежневский А. В. Клиническая психопатология // Руководство по психиатрии: В 2 т. — М.: Медицина, 1983. — Т. 1. — С. 16–97.
  138. Мелехов Д. Е. Проблема дефекта в клинике и реабилитации больных шизофренией // Врачебно-трудовая экспертиза и социально-трудовая реабилитация лиц с психическими заболеваниями. — М.: Б. и., 1977. — С. 27–41.
  139. Воробьёв В. Ю. Шизофренический дефект: на модели шизофрении, протекающей с преобладанием негативных расстройств. — Автореф. дис. … д-ра мед. наук. — М., 1988. — 43 с.
  140. Бачериков Н. Е. Общая психопатология. Теории синдромологического и нозологического диагноза в клинической психиатрии // Клиническая психиатрия / Под ред. Н. Е. Бачерикова. — Киев: Здоров’я, 1989. — С. 27–108.
  141. Циркин С. Ю. Общее и частное в психопатологии, её основные категории // Российский психиатрический журнал. — 2004. — № 3. — С. 4–10.
  142. Huber G., Gross G., Schüttler R. Schizophrenia. Eine verlaufs und sozialpsychiatrische Langzeitstudie. — Berlin–Heidelberg–New York, 1979. — 399 s.
  143. Курек Н. С. Психологический анализ эмоционального дефекта у больных шизофренией // Восьмой Всесоюзный съезд невропатологов, психиатров и наркологов: Тезисы докладов (г. Москва, 25–28 октября 1988 г.). — М.: ВНОНП, 1988. — Т. 2. — С. 329–331.


© «Новости украинской психиатрии», 2012
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211