НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

ВИЛЬГЕЛЬМ РАЙХ: БИОГРАФИЧЕСКИЕ, НАУЧНЫЕ И ПСИХИАТРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ (К 115-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ)

П. Т. Петрюк, А. П. Петрюк

* Публикуется по изданию:
Петрюк П. Т., Петрюк А. П. Вильгельм Райх: биографические, научные и психиатрические аспекты (к 115-летию со дня рождения) // Психічне здоров’я. — 2012. — № 4. — С. 98–108.

Не бывало великого ума без примеси безумия.

Сенека

Вильгельм Райх (Wilhelm Reich)
Вильгельм Райх
(1897–1957)

Вильгельм Райх (Wilhelm Reich) (1897–1957) — всемирно известный австро-американский учёный, психиатр, психолог и психоаналитик, доктор медицины, ставший первым учеником З. Фрейда, который начал развивать возможности радикальной социальной критики, заложенной в классическом психоанализе. Фактически В. Райх основал левый социальный фрейдизм, стал провозвестником сексуальной революции, разработал телесно-ориентированный психоанализ и изобрёл абсолютно метафизическую теорию оргона — космической сексуальной энергии.

Он был самым последовательным учеником З. Фрейда, его первым клиническим ординатором, первым директором Психоаналитического института. В то же время, позднее он же отверг все базовые положения психоаналитической теории, и был с треском выдворен из всех психоаналитических организаций… В. Райх является основателем школы психоанализа, названной его именем (райхианская школа).

Был аналитиком и учителем Фредерика Пёрлза и Александра Лоуэна. Он был отчаянным марксистом, занимал руководящие посты в Германской коммунистической партии, вёл пропагандистскую работу по всей Европе. И это он же был исключён из этой самой партии, покинул Германию, был объявлен персоной non grata в Дании, Швеции, Норвегии. Он был объективистом до мозга костей, он нашёл чёткую взаимосвязь между мышечными напряжениями и психологическим состоянием человека, подтвердив тем самым знаменитую теорию эмоций Джеймcа–Ланге, основав этим открытием одно из самых перспективных психотерапевтических направлений. Разработал теорию «мышечного панциря», связав постоянные мышечные напряжения в теле человека с его характером и защитой от болезненного эмоционального опыта. В. Райх придавал огромное значение энергетической организации человека, находя в ней причины эмоциональных расстройств. Широкую известность и распространение получили разработанные им программы психического здоровья населения. Одним из наиболее ярких проявлений осуществления таких программ явилась попытка создания в 20-е годы XX века в Германии дискуссионных аналитических клубов, призванных отучить молодёжь от посещения публичных домов. Его разоблачение несостоятельности вирусной природы рака нашло всемирное признание. Открыл и исследовал энергию человека и космоса, которую назвал «оргоном», создал Институт оргона в США [1–7].

Заметным вкладом В. Райха в психоаналитическую теорию стал анализ характера и практика вегетотерапии — перехода от разговоров к телесной терапии. Основной его работой считается «Функция оргазма» (1927) [8]. Талантливый клиницист и исследователь, обладавший великолепной интуицией, В. Райх создал новое и очень перспективное направление в психотерапии, значение которого осознаётся только сейчас.

Он создал свою собственную теорию характера, в которой ведущую роль играет возможность снятия напряжённости за счёт переживания оргазма. Несмотря на то, что З. Фрейд отвергал многие положения райхианского учения, а Ф. Пёрлз называл его жертвой беспорядочного мышления и семантических ошибок, влияние В. Райха на развитие психоанализа не подлежит сомнению. Его теория чрезвычайно ценная и разносторонняя, он примечателен оригинальностью своих идей. Именно поэтому он оказал воздействие на К. Хорни, Э. Фромма, Г. Маркузе, А. Фрейд, Т. Адорно, Э. Эриксона и других.

Он кажется воплощением абсолютного парадокса, но в его жизни не было ничего парадоксального, всё было закономерно. Один из его блистательнейших учеников — Ф. Пёрлз — разрешает эту загадку всего в четырёх словах: он был «бесстыден, подавляя собственное смущение».

В психиатрии и психологии он известен как автор одного из оригинальных методов психотерапии, в социологии — как пионер сексуального воспитания молодёжи, в парапсихологии — как основатель экспериментального изучения биологической энергии.

Так или иначе, но В. Райх остался в истории и как блистательный бунтарь, и как великий учёный, и как основатель целого психотерапевтического направления — телесно-ориентированной психотерапии [1–7, 9].

Необходимо отметить, что одни вспоминают его имя с огромным уважением, считая, что значение его открытий трудно переоценить. Другие вспоминают В. Райха со злобной усмешкой или содроганием, указывая на «пропаганду распущенности» или, ещё хуже, на «шизофрению шарлатана», тем самым невольно демонстрируя наличие у себя специфической реакции эмоциональной чумы, болезни, этимологию и клинику которой когда-то так полно описал В. Райх в своих работах. Третьи о нём вообще ничего не слышали и не знают, живя, точнее существуя, по формуле «много знаешь — скоро состаришься».

Цель данной статьи не в том, чтобы как можно более подробно описать жизнь австро-американского учёного, все его личные победы и поражения, а в том, чтобы показать значение его открытий для левого движения и прогресса общества, показать значение и перспективность возможной интеграции марксизма и психоанализа, а также ответить на вопрос: насколько актуально учение В. Райха сегодня, воспринято и развивается ли оно в современной Украине?

Отметим, что психоаналитик обычно имеет дело с биографиями своих пациентов. Разумеется, его интересуют не только паспортные подробности. Он ищет в «линии жизни» людей ключевые моменты, которые наложили отпечаток на их судьбы, на их внутренний мир. В этой связи интересной представляется работа В. Райха «Страсть юности. Автобиография 1897–1922» (1926), в которой он как психолог пытается описать собственную юность, воссоздать историю своей жизни. Известно, что В. Райх начал вести дневники ещё студентом и вот перед нами упомянутые документы, которые, с одной стороны, нельзя назвать протокольным воспроизведением биографии, с другой — он не похож на исповеди Августина Блаженного или Ж.-Ж. Руссо. Описывая свою жизнь, В. Райх оценивает её определенный период как «страсть юности». Рассказывая о себе, он остаётся прежде всего аналитиком, вдумчивым интерпретатором собственных поступков в тех или иных обстоятельствах, своих переживаний, мыслей, своих оценок окружающих [4, 5, 10].

Жизнь В. Райха богата событиями, которые не могут оставить равнодушными. В известном смысле перед нами драма человеческого существования. Не рыцарь, не герой, не путешественник, а обычный человек, если взглянуть на его биографию глазами аналитика, оказывается загадочным, авантюрным, трагическим персонажем; в то же время судьба — это почва для учения, для драмы идей, для становления напряженной и взыскательной мысли [5].

Вильгельм Райх родился 24 марта 1897 года в восточной провинции Австро-Венгрии — Буковине, которая, по словам доктора В. Райха, была «самым дальним форпостом германской культуры», в небольшом селе Добриновцы (ныне с. Добриновцы Заставновского района Черновицкой области, Украина) в семье богатого фермера, но детские годы и юность провёл в селе Южинце до 1915 года, когда он пошёл в австрийскую армию. Близость к природе и деревенская жизнь, по-видимому, стали для будущего аналитика тем импульсом, который обусловил крайний «натурализм», присущий в целом его мышлению. Учение В. Райха одухотворено верой в неиспорченность человеческой природы в духе идей Просвещения и проникнуто враждой к современной цивилизации [3, 5].

Биографы характеризуют отца В. Райха как весьма деспотичного и властного человека, обладавшего вспыльчивым и раздражительным характером, в этом смысле он был полной противоположностью матери, мягкой, доброй и совершенно безответной. Она была красивой женщиной и хорошей хозяйкой. Однако бабушка Вильгельма называла ее «немой» за покорность судьбе и готовность нести свой жертвенный крест. Несомненно, отец В. Райха любил свою жену, но частенько мучился ревностью и часто тем самым отравлял жизнь молодой женщины. Итак, по мнению многих исследователей, в соответствии с психоаналитической традицией атмосферу, в которой рос мальчик, можно называть авторитарной. В. Райх испытывал к отцу двойственные чувства. Он даже считал, что, возможно, не является родным сыном этого человека [1, 5].

Из вышеупомянутой книги ясно, что Вильгельм был очень привязан к матери. Мальчик боготворил свою мать, идеализировал её. Однако ему были знакомы муки ревности не только к отцу. То же чувство он испытывал и к младшему брату Роберту, с которым они были совершенно разными людьми. Вильгельм, судя по всему, старался походить на отца. Его манила властность, решительность. Став аналитиком, В. Райх часто сталкивался с такими чертами у пациентов. Он называл такое внутреннее побуждение идентификацией с фрустрируюшей личностью. Что касается Роберта, то он старался походить на мать. Вильгельм страдал от того, что, как ему казалось, младший брат более преуспел в попытках снискать материнскую любовь. Биографы приводят любопытную деталь. Вильгельм, зная о том, что в семье появится ещё один ребенок, надеялся, что это будет девочка. Узнав же, что родился ещё один сын, он продемонстрировал полное равнодушие, попросив родителей унести новорождённого, к которому отнюдь не воспылал нежностью. Но рождение брата заставило Вильгельма вступить в невольное соперничество, которое прослеживается на протяжении всей его жизни.

В. Райх получил домашнее образование, занимался с репетиторами. В подростковом возрасте в его жизни произошло событие, наложившее неизгладимый отпечаток на всю его жизнь. Версия, которая изложена в книге В. Райха, основана также на свидетельстве его личного биографа. Истинная подоплёка события никогда не обсуждалась в семье. Однако можно полагать, что в 14-летнем возрасте Вильгельм застал мать в объятиях одного из репетиторов. Эта сцена потрясла мальчика и он рассказал об увиденном отцу, что послужило причиной последующей трагедии. Мать совершила самоубийство. Потеряв мать, подросток, несомненно, испытывал муки раскаяния. Это из-за его поступка жизнь семьи пошла под откос. Отец не смог пережить утраты. Он тоже покушался на свою жизнь. Но судьба распорядилась иначе. Отец простудился, схватил воспаление лёгких. Затем заболел туберкулёзом и умер спустя три года после гибели жены. Надо ли доказывать, как вся эта кошмарная ситуация отразилась на психике подростка. Показательно, что В. Райх много раз принимался за индивидуальный психоанализ, однако так и не смог завершить такую работу. Страдающая часть его личности оказалась не в силах заново пережить события ранней юности [1].

После смерти отца Вильгельм стал фактическим хозяином фермы. Вместе с тем он продолжал учиться. В 1916 году В. Райх поступил на службу в австрийскую армию, стал офицером, воевал в Италии. В 1918 году, вернувшись с войны, он поступил на юридический факультет Венского университета, однако быстро разочаровался в этой дисциплине и перевёлся на медицинский факультет. Как ветеран войны, он воспользовался правом окончить университет экстерном. В 1922 году В. Райх получил научную медицинскую степень доктора медицины. Затем он два года учился на психиатра. Судьба не благоволила к нему. Пасторальное детство ушло в прошлое. Ферма оказалась разрушенной, а война унесла все сбережения [1, 5].

Будучи студентом первого курса, В. Райх посетил лекцию по психоанализу. Это определило его судьбу. С 1918 года он начинает психоаналитическую практику и становится членом Венского психоаналитического общества. В университете В. Райх знакомится с Анни Пинк — сначала его пациенткой, а впоследствии женой. Здесь же он начинает увлекаться политикой и марксистской теорией. Семейный союз с Анни Пинк продолжался с 1921 по 1933 годы. Это время можно назвать психоаналитическим периодом жизни В. Райха. В 1922 году В. Райх становится первым клиническим ассистентом З. Фрейда в Венской психоаналитической клинике. З. Фрейд высоко оценивал своего сотрудника и как практикующего врача, и как будущего теоретика [1].

С 1928 года В. Райх занимал должность вице-директора Венской психоаналитической клиники. Это было первое чисто аналитическое учебное заведение. Многие проходили здесь индивидуальный психоанализ у В. Райха. Вильгельм тоже пытался работать с разными аналитиками по своим собственным проблемам. Но встречи оказывались недолгими, а З. Фрейд отказался в 1927 году вести его как пациента. Правда, З. Фрейд уже имел отрицательный опыт работы с А. Адлером и К. Юнгом. Поэтому он не стал делать исключения для Вильгельма. К сожалению, В. Райх воспринял этот поступок З. Фрейда с обидой. С этого времени стали нарастать теоретические разногласия. З. Фрейд негативно относился к марксистским увлечениям В. Райха. Его также шокировало убеждение Вильгельма в том, что именно отсутствие сексуального удовлетворения служит источником неврозов. Так между З. Фрейдом и В. Райхом возник конфликт. Однако В. Райх по-прежнему выполнял свои обязанности в клинике. Одновременно он вступил в коммунистическую партию Германии.

В 1930 году В. Райх оставляет должность вице-директора клиники в связи с переездом в Берлин, решив стать пациентом известного психоаналитика Шандора Радо. Однако истинная причина переезда была иная. Венское психоаналитическое общество негативно относилось к активной политической деятельности своего члена.

В 1933 году фашисты пришли к власти в Германии. События требовали более резкого самоопределения. Компартия не разделяла сексуальный радикализм В. Райха. Разладились и его отношения с Международной психоаналитической ассоциацией. В. Райх оказался в изоляции и одиночестве. Он был вынужден вести полемику на нескольких фронтах. В том же году В. Райх эмигрировал в Данию. После развода с первой женой Вильгельм вступает в брак с Эльзой Линденберг, балериной, которая исповедовала коммунистические убеждения. Болезненно реагируя на шквал критики, В. Райх вместе с женой переезжает в Швецию. В следующем году семья оказывается в Осло (Норвегия), где Вильгельм проживёт пять лет. Но найти успокоения ему не удаётся. В 1939 году поднялась кампания против В. Райха — его экстравагантных опытов с биоэнергетикой в норвежской печати, отовсюду слышатся угрозы. В конечном счёте, произошел разрыв в семье — брак с Эльзой распался, и в том же году он эмигрировал в Америку, в чём ему оказал содействие знаменитый этнолог Б. Малиновский, бывший его большим поклонником [1, 5].

Переехав в Америку, В. Райх встретился с Ильзой Оллендорф, которая стала его третьей женой. В Нью-Йорке ему предложили пост адъюнкт-профессора медицинской психологии Новой школы социальных исследований. Врачебная практика в Америке оказалась настолько успешной, что уже в 1934 году он покупает земельный участок в 200 акров в лесах штата Мэн. Здесь он вновь собирает свою лабораторию и вскоре организует частный исследовательский Институт Оргона, который возглавляет до самой своей кончины [11].

В декабре 1921 года В. Райх сделал первый доклад в Венском психоаналитическом обществе, который был посвящён психоаналитическому истолкованию истерических симптомов. С этого времени он регулярно выступает с докладами, публикуется в «Международном журнале психоанализа». В. Райх принадлежал к новому поколению психоаналитиков. Он не учился непосредственно у самого З. Фрейда. В. Райх застал психоанализ уже достаточно сформировавшимся в качестве теории и социального института. Однако в русло нового учения В. Райх, естественно, вошёл через сотрудничество с З. Фрейдом.

До 1930 года В. Райх был директором Технического семинара по психоаналитической терапии в Вене. Этот семинар фактически служил психоаналитикам институтом для обучения практическим навыкам. Идея создать такой центр принадлежала В. Райху. Сначала он получил одобрение З. Фрейда, а затем проверил эффективность этого замысла, сотрудничая с американскими психоаналитиками, приезжавшими в Вену. Технический семинар не только вёл обучение, но и занимался исследовательской работой. Так, В. Райх считал необходимым сосредоточить теоретические усилия на разработке феномена сопротивления. В декабре 1926 года он выступил на Техническом семинаре с очередным докладом по этой проблеме. Вот что вспоминал сам В. Райх позже: «В качестве узловой проблемы я выделил вопрос «Следует ли интерпретировать инцестные стремления пациента при наличии негативного латентного отношения с его стороны, или нужно ждать до тех пор, пока недоверие пациента не исчезнет?». З. Фрейд прервал меня: «А почему бы нам не интерпретировать материал в том порядке, в котором он появляется? Конечно, нужно анализировать и интерпретировать инцестные фантазии (сны), как только они появляются». Этого я не ожидал. Я продолжал аргументировать свою точку зрения, но вся идея была целиком чужда З. Фрейду. Он не понимал, почему нужно анализировать сопротивление вместо самого материала. В частных беседах о способах лечения он, кажется, думал по-другому. Атмосфера встречи была неприятной. Мои оппоненты на семинаре злобно смотрели в мою сторону или жалели меня. Я оставался спокоен».

Основные идеи В. Райха, как видно, сложились в ходе критической работы семинара. Он нередко уточнял собственные взгляды, но не отказывался от главного тезиса. По его мнению, именно сексуальность оказывается тем центром, вокруг которого развивается вся общественная жизнь, в той же мере, как и внутренняя жизнь индивида. В 1927 году В. Райх развил эти взгляды в целостную систему. В книге «Открытие оргона» В. Райх опирается на основные положения З. Фрейда. Стремясь объяснить возникновение неврозов, В. Райх обращается к сексуальной сфере. Но З. Фрейд и раньше подчёркивал, что ни один невроз не развивается без сексуального конфликта. Сексуальность З. Фрейд толковал широко, основное внимание уделял при этом ранним инстинктивным компонентам влечений [1, 5].

В 90-х годах XIX века З. Фрейд разделил все неврозы на две группы: психоневрозы, источником которых служат подавленные влечения и травмы раннего возраста, и актуальные неврозы. Впоследствии теория З. Фрейда строилась на концепции инфантильных неврозов. В этом пункте В. Райх расходится с учителем. Он переносит центр тяжести в клинической работе с прошлого пациента на его настоящее, воскрешает понятие актуального невроза и в связи с этим вновь переносит внимание с инфантильных компонентов сексуальности на сексуальность в её обычном понимании. Иначе говоря, речь идёт о взрослой чувственности. Это также ведёт к попытке заменить качественные психические показатели количественными.

В ранних своих работах З. Фрейд ещё исходил из механического представления о психической энергии, или либидо, считая, что она, подобно другим видам энергии, может измеряться, перемешаться, блокироваться. Однако позднее всё яснее обнаруживается условный, метафорический характер подобных представлений. В. Райх по сути дела восстанавливает эти ранние взгляды З. Фрейда, которые уже тогда многие оценивали как обветшавшие пережитки позитивизма и механицизма XIX века.

В. Райх же, принимая эти взгляды З. Фрейда, с прямолинейной решительностью создаёт так называемую сексуальную экономию, которая, по его мнению, могла бы синтезировать К. Маркса и З. Фрейда. Один из исследователей В. Райха, американский учёный П. Робинсон, комментируя этот замысел, иронично подчёркивает, что в своей теории В. Райх скорее добился своеобразной амальгамы З. Фрейда и Адама Смита. В конечном счёте, сексуальная энергия у В. Райха принимает форму конкретного космического вещества — оргона. Здесь сказались издержки увлечения марксистской фразеологией. В. Райх подчёркивает, что блокированная сексуальная энергия образует базис невроза, а его психологическое содержание, — фантазии, подпитывающие неврозы — его надстройку [1, 5].

Человек, таким образом, рассматривался В. Райхом как энергетическая система, а либидозный процесс — как её центральный регулирующий механизм. Не находящее разрядки либидо неизбежно направляется (сублимируется) в другие каналы, что приводит к возникновению телесных или психических симптомов. В. Райх полагает, что современная социальная терапия призвана обеспечить нормальное протекание либидозной энергии. Такой ход мысли оказался совершенно противоположным общему движению психоаналитических представлений, если иметь в виду тенденцию к спиритуатизации психической энергии и ограничению роли сексуальности, которое сложилось в психоанализе уже с начала 30-х годов, особенно у неофрейдистов и эго-психологов.

Следует отметить отношение В. Райха к центральному понятию З. Фрейда «бессознательное». Отношение самого З. Фрейда к бессознательному было, как известно, достаточно двойственным и окрашивалось недоверием, но В. Райх видел в спонтанных обнаружениях влечений первичную здоровую основу. Если же выявляются опасные иррациональные импульсы, то их можно рассматривать, считал В. Райх, лишь как вторичное искажение основной здоровой реальности. Можно, таким образом, продолжает он, представить трёхчленную модель личности. На самом глубинном уровне — здоровая и гармоническая естественная социабельность и сексуальность. Если эти влечения подавлены, как это и происходит в европейской цивилизации, где отношение к сексуальности негативное, то над ними возникает второй слой собственно фрейдовского бессознательного. Это слой агрессивных и извращённых влечений, который в свою очередь перекрывается характерологической структурой — искусственной защитной бронёй личности. Здесь характер как будто бы получает функциональное оправдание перед лицом извращённых инстинктов. Однако для В. Райха характер, в конечном счёте, сам представляет собой патологическое образование, и тем более опасное, что сознание не воспринимает его как болезнь. «Невротический характер» В. Райха — это вид защитной брони, внешнего панциря, который уберегает индивида от ударов извне, но в то же время ограничивает его жизненные проявления. Здоровый (или генитальный) характер в этой системе рассуждений оказывается, по существу, «антихарактером». Ведь наша психика включает в себя зону спонтанности, которая ограничивает действия характера. Генитальная структура оказывается прозрачной, беспрепятственно пропускающей сквозь себя либидозные и другие влечения.

Для лечебных целей В. Райх разработал технику характерологического анализа. Если в своё время З. Фрейд показал смысл таких аспектов поведения, как ошибочные действия, остроты, сновидения, то В. Райх дополнил их целым рядом новых свидетельств. Пациент В. Райха может, в крайнем случае, даже ничего не говорить. Его «характерологические защиты» могут быть раскрыты уже по манере появления, выражения, позам, манере держаться и смотреть на аналитика, по интонациям голоса и другим признакам. Эффективность этой методики, очень высокая у самого В. Райха, однако, заметно снизилась у его последователей, поскольку терапия по-прежнему в большой мере оставалась искусством.

В. Райх — сторонник активной психотерапии и максимально возможного использования аффективных связей между врачом и пациентом. Так, в некоторых случаях врач, по мнению В. Райха, должен вести себя почти агрессивно. Разрешается провоцировать у пациента эмоциональные взрывы, которые могут закончиться даже его нападением на аналитика. В предложенной В. Райхом модели личности фрейдовские инстанции «Я» и «Оно», похоже, поменялись местами. Здесь проявилось различное истолкование З. Фрейдом и В. Райхом человеческой природы. Открыв бессознательное, З. Фрейд уделил ему, и это естественно, основное внимание. Лишь после выхода в свет работы З. Фрейда «Я и Оно» понятие сознательного «Я», наконец, утвердилось в психоаналитической теории в качестве важной инстанции личности. Но З. Фрейд всё-таки до конца своих дней делал акцент на «Оно» с его врождёнными влечениями. Что же касается В. Райха, то в центре его внимания находилось, по существу, дофрейдовское сознательное «Я», вынужденное защищать себя с помощью характера от враждебной среды и «Оно». В. Райх не отвергал реальное присутствие бессознательного со всеми его пороками, но рассматривал его как искажение более глубокой, абсолютно здоровой реальности. Именно такую модель личности В. Райх использовал для анализа социальных и политических феноменов.

С самого начала В. Райх стремился к широкому воплощению в жизнь своих идей. Будучи членом австрийской социал-демократической партии, он выдвинул идею создания в рамках партии сети «сексуальных клиник», где бы широкие массы могли не только получить личные советы, но у них бы появлялось сознание необходимости сексуальных реформ, что должно было послужить важной предпосылкой социальной революции [1, 5].

Следует отметить, что В. Райх активно участвовал в создании первых клиник сексуальной гигиены для рабочих. Он считал, что эти центры помогут массам сексуально раскрепоститься, и в то же время увлекался возможностями просвещения в области контроля над рождаемостью, полового воспитания, профилактики заболеваний и другими вопросами. В 1927–1930 годах в Вене было открыто шесть таких клиник, в том числе и на личные средства В. Райха. В своих мемуарах В. Райх рассказывает, что эти клиники буквально осаждались тысячами мужчин и женщин. Дело кончилось тем, что руководство партии социал-демократов усмотрело в существовании этих клиник опасность, способную отвлечь массы от политической борьбы, и в 1930 году они были закрыты. В. Райх, ставший к этому времени членом партии коммунистов и перебравшийся в Берлин, и здесь принялся создавать свои клиники. Небезынтересно, что на новом месте, в Берлине, он оказался членом той же партийной ячейки, что и Артур Кестлер.

Параллельно с активной практической работой В. Райх стремился и теоретически оправдать союз социализма и психотерапии. Этой теме посвящено шесть его книг, вышедших в 1929–1935 годах. В 1929 году появляется его брошюра «Диалектический материализм и психоанализ» (2-е издание), в которой автор заложил основания фрейдомарксизма. В ней В. Райх пытается убедить марксистов прежде всего в том, что психоанализ вовсе не есть «диверсионный идеологический манёвр разлагающейся буржуазии», а напротив, разделяет с марксизмом ряд существенных предпосылок. Подобно К. Марксу, пишет В. Райх, З. Фрейд исходил из реальных человеческих потребностей, таких, как любовь и голод, прослеживал их судьбу во враждебной человеку среде. Психоанализ, пытался доказать В. Райх, — стихийно-диалектическое учение. Основным понятием З. Фрейда оказывается понятие психического конфликта. И К. Маркс, и З. Фрейд подчёркивали в первую очередь антагонизмы, существующие между отдельными компонентами общества или компонентами психики. Если марксизм представляет собой критику капиталистической системы хозяйства, то психоанализ — критику буржуазной морали. Буржуазное общество, конечно, сделало всё, чтобы свести на нет значение психоанализа, а когда это не удалось — нейтрализовать его критику. Профессия психоаналитика стала доходным бизнесом, а обсуждение своих «комплексов» — модной темой для салонных разговоров: после выхода книги З. Фрейда «Я и Оно» психоаналитики начали утверждать, что не всё сводится к сексу. По мнению американского учёного П. Робинсона, В. Райх сравнивал перерождение теории психоанализа с перерождением марксизма в буржуазном обществе [1, 5, 7].

В своё время, продолжал В. Райх, К. Маркс сам признавал наличие разрыва между экономическим базисом и его надстройкой, в результате чего отдельные социальные группы могут действовать вопреки своим реальным интересам (например, французские крестьяне в 1789 и 1848 годах). Подобную автономность идеологии можно объяснить, если обратиться к психологическому анализу, которого при жизни К. Маркса ещё не было. Дело в том, что идеологии не просто отражают экономическое развитие, но внедряются в психику индивида, укореняясь в структуре характера. Сама же структура характера формируется в раннем возрасте, и в ней воплощаются идеологические формы ещё более раннего времени.

Не ограничиваясь смелым утверждением, что идеологии укореняются в самой структуре личности, В. Райх стремится проследить сам ход этого процесса. Характер формируется в детстве в результате конфликтов и кризисов семейной жизни. Семья, будучи сама ячейкой общества, производной от известных экономических отношений, формирует в процессе воспитания именно тот тип структуры характера, который поддерживает экономический строй общества в целом. Поэтому для понимания того, как экономические реальности преобразуются в политические, моральные или религиозные идеи, следует обратиться к типу семьи, к практике воспитания, присущим той или иной культуре или эпохе. Можно было бы ожидать, что вслед за этим В. Райх перейдёт к историческому анализу типов семьи и семейных отношений в разных обществах. Однако для кропотливой исторической работы, которой не пренебрегали крупнейшие социальные теоретики, ему явно не хватало терпения и интеллектуальной дисциплины [1, 10].

Единственным опытом применения В. Райхом своих социальных теорий остаётся его книга «Массовая психология фашизма». Здесь за десять лет до Э. Фромма и за двадцать лет до «Авторитарной личности» Т. Адорно В. Райх утверждает, что фашизм возник не просто в результате махинаций немецких капиталистов или воздействия на массы присущей А. Гитлеру харизмы. Его истоки следует искать в психологической структуре немецких масс. При чтении книги В. Райха трудно избавиться от ощущения, что она послужила основным источником идеи для Эриха Фромма, хотя тот об этом нигде не упоминает. В. Райх, равно как и Э. Фромм, выводит психологические основы нацизма из амбивалентного отношения к власти, характерного для немецких средних слоёв. Мелкий буржуа в одно и то же время влечётся к власти и бунтует против неё. Поэтому он особенно легко подчиняется абсолютной диктатуре мятежной организации, занимая позицию фюрера к тем, кто находится ниже. Этот «авторитарный синдром» достиг своего апогея в результате экономического кризиса Веймарской республики, но истоки его далеко — во временах Реформации. По иронии судьбы этот взгляд В. Райха оказался близок попыткам апологии немецкой элиты у таких консервативных авторов, как Ф. Мейнеке и Г. Рихтер, которые в своём страстном желании реабилитировать немецкие культурные, политические и военные круги возлагают на массы всю ответственность за нацизм [12].

Характерная черта мелкой буржуазии, пишет В. Райх, это совпадение семейной и экономической структуры. В семейной ферме или мастерской авторитет отца усиливается его экономической властью. Он может эффективнее контролировать поведение детей, чем отец в пролетарской семье, где дети отрываются от родителей самим процессом производства. Именно жёсткое сексуальное подавление подростков в среде среднего класса порождает авторитарную фиксацию, которая послужила питательной почвой для нацизма.

Переходя к обычным для него универсальным обобщениям, В. Райх затем сводит всю историю к двум основным типам семьи: матриархальной, которой соответствует здоровый генитальный характер, и патриархальной, поддержанной институтом моногамии. Последнюю он называет настоящей фабрикой по выработке авторитарных и консервативных структур. Фашизм — лишь открытое выражение той болезни, которой человек страдал давно. Вообще, утверждает В. Райх, переход к патриархату, который связан с концом первобытного коммунизма К. Маркса, есть самая большая катастрофа в человеческой истории. Правда, связно объяснить её причины он никогда не мог. Главное зло патриархальной семьи — сексуальное подавление подрастающего поколения, причём не ради морального назидания, как утверждает религия, и не для защиты культуры, как считал З. Фрейд в книге «Зло цивилизации», но ради единственной цели — поддерживать эксплуататорские режимы [5, 12].

Поскольку сексуальное подавление в семье служит источником всех других форм угнетения, социальная революция неотделима от сексуального освобождения. Оно не есть простое приложение к политическим свободам. Напротив, сама революция бывает обречена на провал, если только она не сопровождается отменой репрессивной морали. Подтверждение этому В. Райх находит в русской революции. В начале её, напоминает он, предпринимались попытки сексуальных реформ, подрывавшие авторитет патриархальной семьи. Однако в целом воспитание оставалось сексуально-негативным. Основная структура характера в широких массах оставалась той же, заявляет В. Райх, какой была при царизме, в результате чего социалистическая демократия «переродилась» в диктатуру.

В. Райх также выступает в защиту прав женщин. Его феминизм выражается не менее чётко, чем мизогиния З. Фрейда. В. Райх резко критикует идеал супружеской верности. Современный компульсивный брак он считает злом, поскольку каждый индивид всегда вправе искать себе нового сексуального партнёра. Однако на первый план В. Райх выдвигает защиту сексуальных прав детей. Ребёнок есть для него воплощение естественности и социабельности. Лишь грубое подавление его природы превращает его в невротика, ведёт к развитию детской преступности, извращений и политической апатии. Поэтому будущее общество обязано обеспечить легальную защиту ребёнка от тирании родителей, гарантировав ему неурезанное право на мастурбацию и сексуальные игры с детьми своего возраста [1, 2, 5, 13].

Любопытно, что в этой сексуальной утопии весьма чётко проступают авторитарные тенденции. В будущем «нерепрессивном» обществе, по мнению В. Райха, должна функционировать особая сексуальная администрация во всех учреждениях и организациях, где обязательно будут работать квалифицированные сексологи, задача которых наблюдать за правильной сексуальной деятельностью всех членов общества. Сами они подчиняются центральной организации, вырабатывающей общую сексуальную политику («сексополь»). По существу вся эта утопия носит чисто пуританский характер. «Сексуальная революция» (термин В. Райха) должна положить конец всякой порнографии, извращениям, сквернословию, поскольку исчезнет потребность направлять подавленные сексуальные импульсы в незаконные каналы.

В. Райху в своё время не удалось убедить европейских левых включить сексуальные реформы в свои программы. В 1932 году он был исключён из Коммунистической партии Германии. Коммунисты и социал-демократы запретили распространять среди своих членов публикации работ и статей В. Райха и его сторонников. Вскоре В. Райх был исключен и из Международной психоаналитической ассоциации. С приходом к власти фашистов В. Райх, перебравшись в Данию, стремится организовать здесь новое политическое течение. Один из его последователей баллотируется в рейхстаг от партии Социалистических сексуальных реформ. Однако вскоре вся эта деятельность закончилась высылкой В. Райха из страны [2, 5, 13].

В 1934 году В. Райх организует в университете в Осло (куда его пригласили на работу) свою лабораторию и приступает к серии биопсихических экспериментов. Здесь происходит его быстрый отход, как от психоанализа, так и от марксизма. И З. Фрейд, и К. Маркс, по его словам, одинаково видели в реальности борьбу несовместимых противоречий, будь то противоречия между влечениями или между классами. Между тем эти антагонизмы лишены глубоких основ в человеческой природе, будучи сами порождением политических идеологий.

Очень трудно, отмечает П. Робинсон, найти подходящую характеристику для работ В. Райха последнего периода из-за их крайней экстравагантности. Можно было бы сказать, что они несут на себе уже печать даже не утопизма, а просто безумия, однако в них сохраняется последовательная логика, и между ранними работами и книгами последних лет пролегает непрерывная линия развития.

С середины 30-х годов XX века из психоанализа выделяется культурно или социально ориентированный неофрейдизм. Неофрейдисты обвиняли ортодоксов в игнорировании социальных и культурных факторов формирования личности. Ортодоксы с не меньшим успехом обвиняли их в отрицании внутрипсихических и биологических факторов развития. В. Райх не примкнул ни к одному из этих лагерей, оставаясь загадкой для обоих. В. Райх раньше, чем К. Хорни и Э. Фромм, писал о культурных факторах формирования личности, и он же довёл учение З. Фрейда о психической энергии до логического конца, утверждая физическую реальность либидо, что было уже равно неприемлемо для всех. В результате серии весьма необычных опытов в университете Осло он приходит к выводу, что при сексуальном возбуждении биоэлектрический заряд сексуальных органов возрастает, тогда как страх и вообще отрицательные эмоции влекут за собой приливы электрической энергии к мозгу. Эта электрическая теория сексуальности, нарушавшая, правда, все известные законы электричества, стала только переходной ступенью к «открытой» в 1939 году особой жизненной энергии — оргону [1, 5].

Оргон — райховский вариант жизненной энергии Анри Бергсона или «жизненной силы» Иоганна Кеплера — в отличие от этих метафорических выражений для жизненной силы оказывается чем-то предельно конкретным — особым веществом голубого цвета, его можно наблюдать, например, в синеве неба или голубых отливах красных кровяных телец, а также измерять счётчиком Гейгера. В термине «оргон», «оргоническая энергия» В. Райх соединил корни слов «организм» и «оргазм». Он считал, что космическая оргоническая энергия функционирует в живых организмах как специфическая биологическая энергия. В этом своём качестве она управляет всем организмом и выражается в эмоциях так же, как в чисто биофизических движениях органов.

Широкие исследования оргонической энергии и смежных тем, предпринятые В. Райхом, игнорировались большинством критиков и учёных. Его открытия противоречили многим принятым теориям и аксиомам физики и биологии. Кроме того, его работы местами и экспериментально подтверждены слабо. Вместе с тем полученные им результаты никогда не были опровергнуты или хотя бы тщательно проверены и серьёзно рассмотрены кем-то из учёных. Один из психологов, работавших с В. Райхом, отмечает: «В течение более чем двадцати лет с тех пор, как В. Райх объявил об открытии оргонической энергии, не было сообщений о достойном доверия повторении ни одного определяющего эксперимента, который бы опроверг результаты Райха… Факт состоит в том, что, несмотря на насмешки, поношения и попытки ортодоксов «похоронить» Райха и оргономику (а частично и благодаря им), ни в одной научной публикации нет опровержения его экспериментов, тем более — систематического опровержения огромной научной работы, подтверждающей его положения» [1, 5].

Оргоническая энергия обладает следующими основными свойствами: 1) она свободна от массы, не имеет ни инерции, ни веса; 2) она присутствует всюду, хотя и в различной концентрации, даже в вакууме; 3) она является средой электромагнитных и гравитационных взаимодействий, субстратом большинства фундаментальных природных феноменов; 4) она находится в постоянном движении и может быть наблюдаема в соответствующих условиях; 5) высокая концентрация оргонической энергии привлекает оргоническую энергию из менее концентрированного окружения (что «противоречит» закону энтропии); 6) оргоническая энергия образует единицы, становящиеся центрами творческой деятельности. Это могут быть клетки, растения и животные, а также облака, планеты, звёзды, галактики [1].

В 50-х годах XX века В. Райх уже объявил оргон первичной субстанцией и основой всего существующего, причём, утверждая, что сама материя возникает в результате сексуального соединения двух потоков оргонной энергии. Никакая фантазия физика не могла бы вообразить подобной теории «единого поля», которая охватывала бы все аспекты реальности — от симптомов шизофрении до движения Млечного пути. Вся история космоса начинает выступать у В. Райха как титаническая борьба энергий оргона и атома.

Вольнодумец и антиклерикал в начале своей карьеры, В. Райх испытывает теперь симпатии к религии, которую уже не рассматривает лишь как один из «препаратов опия». Западная наука, пишет он, отняла у космоса жизнь, истолковав его по законам мёртвой механики. Только в религии сохранилось осознание мировых жизненных сил в искажённой и мистифицированной форме. В. Райх даже истолковал христианскую теологию в свете теории оргона. Так, бог представляет собой антропоморфную проекцию, в основе которой лежит осознание человеком океана космического оргона. Христос не что иное, как архетип генитального характера, сохранившего прямую связь с космическими оргонными силами. Сама «оргономика» В. Райха выступает как теологическая система, в одно и то же время фантастическая и детально разработанная; это и тотальная интерпретация реальности, и универсальная система терапии [1].

Тогда же он проводит эксперименты с «аккумуляторами оргона» — специальными аппаратами, накапливающими «энергию» и помогающими излечению многих заболеваний. По сути дела, это было повторение известных опытов Франца Антона Месмера (1734–1814). История повторялась. Австрийский писатель Стефан Цвейг писал: «В продолжение целого столетия Франц Антон Месмер, этот Винкельрид современной психотерапии, занимал место на позорной скамье шарлатанов и мошенников, рядом с Калиостро, графом Сен-Жерменом, Джоном Ло и другими авантюристами той эпохи. Напрасно суровый одиночка среди немецких мыслителей протестует против позорного приговора университетской науки — напрасно превозносит Шопенгауэр месмеризм как самое содержательное с философской точки зрения из всех открытий, хотя бы даже оно задавало порою загадок больше, чем разрешало их» [14].

Перу В. Райха принадлежат следующие основные научные работы: «Die Funktion des Orgasmus. Zur Psychopathologie und zur Soziologie des Geschlechtslebens» (1927); «Диалектический материализм и психоанализ» (1929); «Генитальный и невротический характеры» (1929), «Charakter Analyse» (1933); «Massenpsychologie des Faschismus» (1933); «Die Bione» (1938); «Вion Experiments on the Cancer Problem» (1939); «Die sexuelle Revolution» (1945); «Rede an den kleinen Mann» (1946); «The Orgone Energy Accumulator» (1951); «Selected Writings. An Introduction to Orgonomy» (1968); «Äther, Gott und Teufel» (1984) и многие другие [10].

Анализируя личностные особенности В. Райха, необходимо подчеркнуть, что его отец был весьма властным, деспотичным человеком с крайне вспыльчивым и раздражительным характером… Был влюблён в жену, однако изводил её своей ревностью [15, с. 6].

«Авторитарная атмосфера, в которой рос и воспитывался Райх, по-видимому, оказала на него сильное влияние. Амбивалентное отношение к отцу (любовь и ненависть) в детстве выражалось у Райха в предположении о том, что он в действительности не сын его отца.

…Четырнадцатилетний Вильгельм, обнаружил интимную связь матери с одним из своих репетиторов, рассказал об этом отцу… Известен результат — его мать покончила с собой… Скандалы, слухи, сплетни о нём, конфликты с друзьями и властями были постоянными спутниками его жизни… Райх… в начале 1927 года просит Фрейда стать его аналитиком… Отказ Фрейда был крайне болезнен для Райха — у него началась глубокая депрессия… В то же самое время Райх заболевает туберкулёзом и проводит несколько месяцев в санатории в Давосе (Швейцария). Можно предположить психосоматическую причину этого заболевания… В сентябре 1937 года в норвежских газетах началась кампания, направленная против Райха… После начала кампании подозрительность и недоверчивость Райха значительно обострились. Он стал бояться, что все хотят украсть у него его научные идеи. Именно в этот момент он ввёл правило, за выполнением которого неукоснительно следил до конца жизни: все его коллеги, с которыми он работал, должны были записывать свои идеи, ставить подпись и дату… Газетные статьи, обвиняющие Райха во всех смертных грехах, старая боль, связанная с отношением к матери и отцу, подавленная агрессия и неуверенность в себе стали проявляться в усилении ревности. Эльза Линденберг, вторая жена Райха, не давала для этого никакого повода. Он же был уверен, что она изменяет ему. Эльза, не выдержав приступов его ревности, вынуждена была уйти… Вспышки агрессии, направленные на сотрудников, приводили к ещё большей изоляции Райха. В 1938 году он пришёл к тому результату, к которому, возможно, бессознательно мазохистически стремился — к ощущению глубокого внутреннего одиночества и отчаяния… В 1954 году Федеральное продовольственное и лекарственное управление США запретило Райху производство и распространение оргонных аккумуляторов. Райх игнорировал запрет и продолжал свою деятельность. В мае 1956 года состоялся суд, на котором он был признан виновным. Его приговорили к двум годам тюремного заключения. Все книги Райха, в которых развивалась его оргонная теория, по постановлению суда были сожжены, а сделанные приборы-аккумуляторы уничтожены. 3 ноября 1957 года, в возрасте 60 лет, Вильгельм Райх умер от инфаркта в Федеральной тюрьме США» [15, с. 6–7, 17, 28–31].

«…Тема одиночества проступает во многих его письмах и дневниковых записях, определяя его восприятие мира, людей и самого себя. Вот лишь некоторые из его высказываний на этот счёт: «…Я не «фанатик» и не «сумасшедший». Просто я погряз в своей работе так, что это постепенно, но верно добивает меня».

Следовательно, по мнению А. В. Шувалова, у В. Райха можно диагностировать параноидное расстройство личности, так как на фоне психопатологически отягощённой наследственности встречаются практически все критерии этого вида психопатии: подозрительность; чрезмерная чувствительность к неудачам и отказам; повышенная ревнивость; тенденция постоянно быть кем-то недовольным; воинственно-щепетильное отношение к вопросам, связанным с правами личности, не соответствующее фактической ситуации [16, с. 849–851].

В последние годы жизни, несмотря на внешние успехи, у В. Райха нарастает чувство тревоги за судьбу своего учения и вместе с тем, видимо, развивается мания преследования. У него растёт опасение, что «грязные умы» используют его авторитет, чтобы поднять ещё невиданную волну грязи и порнографии. Спустя восемь лет после его кончины эти опасения сбылись. Идеологи «новых левых», в частности, битников, вроде Аллена Гинзберга и Уильяма С. Берроуза, подняли его имя на щит после почти полного забвения и, сумев соединить аргументацию В. Райха и его пафос с проповедью гомосексуализма, всевозможных половых извращений, а затем и потребления наркотиков, объявили его своим прямым идейным предшественником [1, 10].

Следует также заметить, что в 1954 году Федеральная организация по надзору за пищевыми продуктами и медикаментами возбудила против В. Райха дело о передаче в аренду непроверенного медицинского аппарата, именуемого «оргонным аккумулятором». Поражённые члены комиссии обнаружили, что этот аппарат представляет собой деревянный ящик, обитый железом изнутри и разделённый на шесть отделений, вроде телефонных будок, куда сажали пациентов для насыщения их оргоном. Никаких признаков оргона обнаружить, однако, не удалось. На суде В. Райх держался вызывающе, утверждая, что суд не может компетентно судить о полученных им результатах. Когда выяснилось, что подсудимый — бывший коммунист, дела его стали совсем плохи. Он был приговорён к двум годам лишения свободы за обман и шарлатанство, а также за неуважение к суду. Суд решил также уничтожить все его приборы и книги медицинского содержания. Таким образом, книги В. Райха уже в третий раз отправлялись на костёр.

3 ноября 1957 года на восьмом месяце заключения В. Райх скончался от сердечного приступа в федеральной тюрьме Lewisburg (единственное тюремное учреждение того времени, в котором проводилось психиатрическое лечение), штат Пенсильвания и был похоронен в Orgonon [11].

Таким образом, профессор В. Райх внёс весомый научный вклад в развитие мировой психиатрии, психологи и психоанализа, обогатив их крупнейшими достижениями. Его высокая принципиальность как гражданина и учёного, широта научных интересов и оригинальность мышления, добросовестность и настойчивость в работе являются наилучшим примером для молодёжи, которая решила посвятить себя науке. Вне сомнения, творческая биография и научные достижения В. Райха имеют большой интерес для отечественной и мировой науки и нуждаются в дальнейшем тщательном исследовании, в том числе и его блистательная бунтарная деятельность. К сожалению, приходится лишь констатировать, что в Украине учение В. Райха должным образом пока не изучается и не развивается.

Литература

  1. Гуревич П. Судьба и учение Вильгельма Райха [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.peoples.ru/science/psihology/reich.
  2. Курпатов А. В. Сексуальный Рейх Райха (сумасшедший гений или гений сумасшествия?) [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.orgonomic.narod.ru/w/aboutr/kurpatov2.htm.
  3. Шевченко Н., Пахмурный В. Жизнь и смерть доктора Райха [Электронный ресурс] // Еврейский обозреватель. — 2005. — № 3. — Режим доступа: http://www.jewukr.org.
  4. Райх В. Посмотри на себя, маленький человек. — М., 1997. — 111 с.
  5. Sharaf M. Fury on Earth: a biography of Wilhelm Reich. — New York: St. Martin’s Press: Marek, 1983. — 550 p.
  6. Армалинский М. Вильгельм Райх — чудной психоаналитик с «красной нитью» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.mipco.com/win/GEr142.html.
  7. Овчаренко В. И. Райх (Reich) Вильгельм // Новейший философский словарь / Сост. А. А. Грицанов. — Минск: В. М. Скакун, 1998. — С. 562–563.
  8. Reich W. The function of the orgasm: sex-economic problems of biological energy / Transl. by V. R. Carfangno. — New York: Noonday Press, 1999. — 400 p.
  9. Ларионов М. Вильгельм Райх и красная реконкиста [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.situation.ru/app/rs/lib/reich/larinov_reich.htm.
  10. Вергасов Ф. Вильгельм Reich-Райх [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.pseudology.org/Psyhology/Reich_Wilhelm.htm.
  11. The Wilhelm Reich Museum. Orgonon. Rangeley, Maine [Electronic resource]. — Mode of access: http://www.wilhelmreichmuseum.org/biography.html.
  12. Райх В. Массовая психология фашизма // Свободная мысль. — 1992. — № 10. — С. 113–121.
  13. Райх В. Сексуальная революция. — СПб–М., 1997. — 352 с.
  14. Цвейг С. Врачевание и психика. Месмер. Бекер-Эдди. Фрейд. — М.: Издательство политической литературы, 1992. — 394 с.
  15. Рассохин А. В. Вильгельм Райх: по ту сторону осуждения и поклонения // Райх В. Характериоанализ. Техника и основные положения для обучающихся и практикующих аналитиков. — М., 1999. — С. 6–7, 17, 28–31.
  16. Безумные грани таланта: Энциклопедия патографий / Авт.-сост. А. В. Шувалов. — М.: АСТ: Астрель: Люкс, 2004. — С. 849–851.


© «Новости украинской психиатрии», 2013
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211