НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

СЛОВО О МОНОГРАФИИ ПРОФЕССОРА И. А. ПОЛИЩУКА «БИОХИМИЧЕСКИЕ СИНДРОМЫ В ПСИХИАТРИИ» (К 45-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ВЫХОДА В СВЕТ)

В. Н. Кузнецов, П. Т. Петрюк

* Публикуется по изданию:
Кузнецов В. Н., Петрюк П. Т. Слово о монографии профессора И. А. Полищука «Биохимические синдромы в психиатрии» (к 45-летию со дня выхода в свет) // Психічне здоров’я. — 2012. — № 4. — С. 90–97.

Несомненный признак всякой хорошей книги — если она нравится тем больше, чем человек становится старше.

Г. Лихтенберг

За последние десятилетия биохимические и патофизиологические исследования стали занимать в психиатрии всё большее место и в настоящее время приобрели значение важных и перспективных направлений. В связи с разработкой новых методов исследований, благодаря успехам биохимии и раскрытию новых патофизиологических закономерностей стало возможным проникновение в сложнейшие интимные процессы, совершающиеся в живом организме, особенно в нервной системе. Собраны достоверные факты, обогатившие представления о материальной, биологической сущности тех расстройств, которые лежат в основе психических заболеваний. Однако эти данные являются только вспомогательными, ибо качественные особенности изменений психики больных они раскрыть не в состоянии [1–6].

Следует подчеркнуть, что работами многочисленных отечественных и зарубежных авторов (А. И. Ющенко, Л. И. Омороков, М. Я. Серейский, М. А. Чалисов, Н. М. Вольфсон, Д. И. Арутюнов, В. П. Протопопов, И. А. Полищук, А. Л. Лещинский, H. Pfeiffer, M. de Crinis, V. M. Buscaino, H. Cotton и многих других) установлено, что у психически больных имеются более или менее резко выраженные нарушения физиологических процессов и обмена веществ [7, 8]. В процессе лечения может наблюдаться нормализация отдельных видов обмена параллельно улучшению состояния больного либо углубление обменных нарушений как свидетельство неправильного лечения наряду с клиническими проявлениями неблагоприятного развития заболевания. Психические и соматические расстройства у психически больных являются двумя сторонами одного и того же болезненного процесса. Поэтому существовавшее ранее и поддерживаемое иногда и в настоящее время представление о тех или иных соматических нарушениях в клинической картине психического заболевания как о чём-то случайном, для него не характерном, находит своё выражение в нередко употребляемых определениях: «изменения обмена при маниакально-депрессивном психозе» или «нарушения со стороны вегетативной нервной системы при шизофрении». О принципиальной неправильности таких определений говорил ещё В. А. Гиляровский, исходивший из представлений о единстве психических и соматических нарушений у психически больных. В аспекте такого единства речь должна идти не о каких-либо соматических изменениях при том или ином психическом заболевании, а о соматических симптомах психических болезней, составляющих один из компонентов такого рода болезни. Часть таких соматических симптомов выявляется патофизиологическими и биохимическими методами. Изучение и знание этих симптомов может способствовать более глубокому и правильному пониманию патогенеза заболеваний. Помимо этого, гуморальные исследования в практическом отношении могут способствовать решению следующих задач: 1) назначению обоснованной (патогенетической) терапии; 2) установлению ряда противопоказаний для лечения; 3) контролю соматического состояния больного в процессе лечения и учёту могущих возникать осложнений; 4) оценке эффективности лечения в процессе его проведения и результатов лечения [1].

При этом важно, что биохимических показателей, специфичных для того или иного психического заболевания, мы пока не знаем. Иначе говоря, «ставить диагноз психического заболевания в пробирке» невозможно. Однако имеются, по меньшей мере, характерные гуморальные синдромы, наиболее чётко выявленные у больных шизофренией, маниакально-депрессивным психозом (МДП) и эпилепсией.

Цель настоящей работы — проанализировать биохимические представления известного отечественного психиатра И. А. Полищука при различных душевных расстройствах, научную и практическую значимость полученных автором результатов, чтобы оценить, могут ли они быть полезными и в настоящее время для научной и практической психиатрии.

Материал и методы исследования. Проведён теоретический анализ монографии И. А. Полищука «Биохимические синдромы в психиатрии» (1967), в которой освещены биохимические исследования патофизиологического направления в отечественной психиатрии. Методы исследования: исторический, теоретический, системный, клинико-психопатологический, биохимический и экспертный.

Итак, гуморальные исследования психически больных представляют собой только часть клинического исследования и не могут являться самостоятельным критерием для решения вопросов диагностики и терапии. Только совокупность всех результатов клинического исследования в сочетании с биохимическими и патофизиологическими данными может обеспечить объективную и, следовательно, правильную оценку состояния больного и назначаемого или проводимого ему лечения [1].

Этому способствует известная монография профессора И. А. Полищука «Биохимические синдромы в психиатрии», вышедшая в свет 45 лет тому назад и не потерявшая своей актуальности до настоящего времени [7, 8]. В данной монографии обобщены результаты исследований биохимических нарушений при психических заболеваниях, проводившихся автором в течение ряда лет, а также данные специальной литературы по этой проблеме. Обосновывается роль биохимических нарушений в клинике психозов и место биохимии в психиатрических исследованиях. Развивается положение о том, что для понимания патофизиологии психозов могут иметь значение не отдельные биохимические показатели, а комплекс биохимических изменений в динамике. Рассматриваются такие часто встречающиеся при психозах метаболические нарушения, как алиментарные, аутоинтоксикационные, гипоксемические. Большое внимание уделено анализу расстройств энергетического обмена, а также биохимическому аспекту иммунологических и эндокринно-вегетативных нарушений в психиатрической клинике. Показаны возможности биохимического исследования наследственной патологии. Излагаемый в работе материал, касающийся биохимического исследования психически больных, сгруппирован по синдромам, отражающих сущность обменных нарушений при различных психотических состояниях. Подвергаются анализу клиническое значение последних и вытекающие из них рациональные терапевтические мероприятия.

Таким образом, данная монографическая работа по своему характеру является кратким очерком психиатрической клинической биохимии, которая только начинает развиваться. Автор высказывает ряд предположений о будущих, перспективных возможностях исследования тех или иных биохимических синдромов.

В главе 1 «Место биохимических исследований в психиатрии и их значение» отмечается, что пути развития и состояние психиатрии во многом отличаются от других клинических дисциплин. Ещё известный отечественный психиатр А. У. Фрезе писал: «…Мы смотрим на душевные болезни так же, как и на все остальные болезни человеческого тела. До сих пор никому не удалось наблюдать душевные явления сами по себе, то есть независимо от данного организма» [7, 8].

Автор даёт краткую характеристику отечественных и зарубежных достижений биохимических исследований в психиатрии того времени, справедливо подчёркивается приоритет отечественных учёных в данном направлении исследований. При этом аргументировано подчёркивается, что биохимические исследования в психиатрии могут развиваться только в рамках соматического (патофизиологического) направления, которое стоит на материалистической позиции телесной обусловленности психозов. Для этого направления развитие биохимических исследований является решающим, ибо они позволяют обнаружить основы патологии самых различных органов и систем, в т. ч. мозга. Для этого направления данные биохимического исследования — не дополнительная симптоматика психоза, отражающая «влияние психики на соматику», а коренные нарушения, лежащие в основе патогенеза психоза. Автор поэтому обосновано считал, что нет самостоятельного биохимического направления, а биохимические исследования составляют основу патофизиологического направления в психиатрии.

И. А. Полищук уместно подчёркивает, что для соматического направления в психиатрии необходимо развитие следующих направлений: 1) коституционально-генетическое направление; 2) патоморфологическое направление; 3) экспериментально-психофармакологическое направление, позволяющее создавать «модели» психозов и изыскивать средства, влияющие на эти модели в нужном направлении; 4) иммунобиологическое направление; 5) эндокринологическое направление; 6) психологическое направление; 7) социологическое направление.

В главе 2 «Биохимические синдромы в психиатрии и их классификация» подчёркивается, что цель биохимических исследований патологических процессов — понимание динамики биохимических закономерностей, лежащих в основе их патогенеза. Патогномоничны и значимы изменения не одного какого-либо ингредиента, а направление целой цепи биохимических процессов, сопровождающих то или иное заболевание.

Отмечается, что нормальные физиологические функции совершаются в результате сложной цепи биохимических превращений веществ, протекающих строго закономерно, благодаря сопряжённым ферментным системам. Так и патологически нарушенный биохимизм характеризуется определённой последовательностью парциальных химических реакций, своеобразных и типичных только для данного болезненного состояния организма.

Автор выделяет следующие биохимические синдромы в психиатрии [7–9]:

  1. Синдром интоксикации (экзо- и эндогенный, с нарушением процессов выделения и обезвреживания токсических продуктов), который встречается при экзогенном типе реакции, острых приступах экзогенных психозов, соматогенных психозах, инволюционных нервно-психических расстройствах.
  2. Синдром нарушения окислительно-восстановительных процессов (тканевая гипоксия) с частичной блокадой оксидаз и дегидраз, со снижением окислительных процессов и накоплением недоокисленных продуктов обмена. Напомним, что В. П. Протопопов считал гипоксию причиной развивающегося гипноидного состояния коры головного мозга. Биохимическая сущность гипо- и аноксического состояний заключается в дефиците кислорода, необходимого для жизнедеятельности клеток, для окислительного превращения веществ и освобождения энергии, обеспечивающей физиологические функции тканей и органов. Этот синдром встречается при состояниях, протекающих с гипноидными фазами (сновидные, ступорозные, абулические), в рамках эндогенных, сосудистых, инволюционных и экзогенных психозов.
  3. Синдром нарушенного энергетического обмена (гипер- и гипоэнергизма) с замедлением и снижением или ускорением и повышением энергетического, углеводно-фосфорного обменов. Данный синдром характерен для маниакального возбуждения и депрессивного торможения, для других состояний эмоционального и психомоторного возбуждения или торможения, соответственно отражающих активную и пассивную формы защитных, адаптивных реакций.
  4. Синдром алиментарной недостаточности (полной или частичной) с понижением гормональной и ферментативной активности, отрицательным балансом веществ. Встречается при психозах, развивающихся в связи с дистрофиями и авитаминозами или сопровождающихся этими явлениями, которые возникают из-за недостаточности поступления необходимых для жизни веществ (белков, жиров, углеводов, витаминов, солей, воды) или плохого усвоения.
  5. Синдром нарушения эндокринно-вегетативной регуляции с нарушением абсолютных и относительных величин гормонов и медиаторов в тканях, крови и моче. Встречается при психозах на почве эндокринопатий или поражения межуточного мозга и при всех других психозах, сопровождающихся вовлечением в патологический процесс эндокриниума и вегетатики.
  6. Иммунобиохимический синдром тесно связан с механизмами выработки антител, проблемой реактивности организма, её сенсибилизации и аллергии. Характерен для психозов, развивающихся в связи с инфекцией или сопровождающихся инфектом, аллергией и явлениями сенсибилизации.
  7. Биохимия генетически обусловленных патологических состояний даёт возможность по-новому взглянуть на сущность наследственной патологии, и в психиатрии, что особенно важно, — открывает пути эффективной борьбы с этой патологией. Встречается при генетически обусловленных психозах или психозах на почве конституциональной предрасположенности.

Глава 3 «Синдром алиментарной недостаточности при психических заболеваниях» посвящена указанному синдрому. Показано, что синдром алиментарной недостаточности в клинике вообще и в психиатрии в частности выходит далеко за пределы алиментарной дистрофии (голодной болезни) и различных видов авитаминозов и гиповитаминозов. В широком плане можно говорить об «алиментарной травме» — нарушениях экзогенного и эндогенного питания как о причине многих патологических состояний.

Автор выделяет основные факторы, обусловливающие алиментарные нарушения при патологических процессах, в особенности при психических нарушениях, которые могут быть сформулированы в следующих положениях:

  1. Многие заболевания (особенно психические) приводят к ограничению приёма пищи как в качественном, так и в количественном отношениях.
  2. Пища, принятая в достаточном количестве, не всегда может удовлетворить повышенные запросы организма, находящегося в болезненном состоянии.
  3. При многих патологических процессах страдают процессы переваривания, всасывания и ассимиляции пищевых продуктов, а также синтеза ряда индивидуально-специфических соединений.
  4. При различных заболеваниях появляются дополнительные требования в отношении отдельных составляющих частей пищи, которые не всегда удовлетворяются, либо некоторые составные части пищи становятся излишними и даже вредными для организма.
  5. В процессе различных заболеваний возникает необходимость количественного или качественного ограничения пищи, что остаётся, к сожалению, без внимания со стороны больного и врача.

Все эти особенности процессов питания больного человека могут приводить к тяжёлой алиментарной травме, дополнительно отягощающей течение болезни, а иногда и формирующей новые патологические состояния. И. А. Полищук подчёркивает, что при алиментарной дистрофии наступают глубокие нарушения всех жизненных функций, в первую очередь функции высшей нервной деятельности, кроветворения и желез внутренней секреции. Характерно, что дистрофические состояния у психически больных почти никогда не сопровождаются отёками, что, по-видимому, связано с приёмом крайне ограниченного количества жидкости.

Следует также отметить, что при нервной анорексии не наблюдается изменений, свойственных дистрофии, хотя больной ограничивает приём пищи (вплоть до полного отказа), а истощение достигает крайних пределов. Наиболее типичным для нервной анорексии являются нарушения солевого обмена и щёлочно-кислотного равновесия.

Характерно, что при шизофрении организм не может усваивать большие количества белковой пищи, при МДП наступает переключение энергетического обмена с углеводного на жировой, а при эпилепсии — белковая пища способствует накоплению аммиака и других азотистых токсических продуктов, организм больных, страдающих поражением сосудов, не может усваивать большие количества жира.

Опыт автора показывает, что организм многих психически больных, и в особенности больных шизофренией, не может использовать витамин B1 для синтеза кокарбоксилазы вследствие недостаточности процессов фосфорилирования. Поэтому при лечении этим витамином необходимо следить за процессами фосфорилирования и стимулировать их назначением стероидных гормонов и АТФ.

В главе 4 «Синдром эндотоксикоза при психозах» подчёркивается, что наибольшее значение в психиатрической клинике имеют биохимические исследования, направленные на изучение явлений интоксикации в организме душевнобольных. Перспективы развития учения о патогенезе психозов в большой степени связаны с изучением природы и механизмов аутоинтоксикации, которую, по мнению И. А. Полищука, следует рассматривать в следующих аспектах: а) общебиологические и патофизиологические доказательства наличия интоксикаций при психозах; б) химическую природу токсических соединений; в) место и механизм образования токсических веществ при психозах; г) защитные механизмы против интоксикации.

Показано, что яды, чуждые по своей структуре организму и мозгу, вызывают чаще реакцию экзогенного типа, а яды, близкие организму и мозгу, и физиологически встречающиеся в организме (адреналин, некоторые метаболиты обмена), — психопатологические картины, в основном встречающиеся при эндогенных психозах (депрессии, маниакальные состояния, шизофреноподобные синдромы).

Указывается, что чрезвычайно характерными для шизофрении являются нарушения в балансе азота. Синдром ретенции азота в предприступном периоде заболевания и синдром «компенсации» — повышенное выделение азота во время приступа — является важным тестом для контроля над состоянием больных шизофренией, как при спонтанном её течении, так и при лечении различными методами.

Автор подчёркивает, что они пришли к убеждению, что причиной нарушения метаболизма при шизофрении, в результате которого развивается аутоинтоксикация, является слабость ферментных систем, принимающих участие в белковом метаболизме, и в частности в обмене ароматических аминокислот — фенилаланина и триптофана. Однако эта слабость не является конституционально обусловленной, а возникает при вредном воздействии среды в связи с наследственной слабостью ферментов энергетического, углеводно-фосфорного обменов.

Следует указать на то, что изучение процессов интоксикации у душевнобольных и путей устранения токсических продуктов из организма способствует объяснению важнейшего патогенетического звена заболевания.

Глава 5 посвящена «Синдрому нарушения окислительно-восстановительных процессов в психиатрической практике» — очень важному патогенетическому звену при многих заболеваниях. Нарушение окислительных процессов в организме возможно при недостаточном подвозе кислорода к функционирующему органу и при неспособности тканей использовать подвозимый кровью кислород (так называемая тканевая гипоксия).

Подчёркивается, что изучение биохимического синдрома аноксии как в мозге, так и во всём организме душевнобольных имеет очень важное диагностическое и практическое значение.

Автор полагает, что результаты исследований окислительных процессов у больных шизофренией, проведённых в последние годы, ответили на вопрос о том, что является причиной и что следствием. Не гипоксия является причиной скопления в организме токсических недоокисленных продуктов, а последние являются причиной усиления окислительной активности ферментов, а затем, благодаря своим ингибирующим свойствам, — её снижения.

Таким образом, синдром нарушения окислительно-восстановительных процессов в организме душевнобольных, особенно в мозге, является самым характерным явлением. Он помогает непосредственно объяснить психопатологические проявления, так как мозг, по-видимому, первый реагирует на затруднения в окислительных процессах, ведущих, естественно, к недостаточному снабжению его необходимой энергией. Снижение окислительных процессов резко отражается на анаэробной и аэробной фазе углеводно-фосфорного обмена, в частности на процесс фосфорилирования, в которых фиксируется освобождаемая из пищевых веществ энергия. Всё это является существенным звеном в патологических процессах при психозах.

В главе 6 «Синдром нарушения энергетического обмена (гипер- и гипоэнергизма) при психозах» автор подчёркивает, что для патологии функциональной, какой и является психиатрическая патология, исключительное значение имеет энергетический обмен, который в организме обеспечивается двумя биохимическими процессами: процессами гликолиза — распада гликогена и внедрения фосфорной кислоты в молекулу глюкозы с её расщеплением до молочной и пировиноградной кислот (анаэробный цикл) и процесс аэробного окисления, совершающегося в цикле трикарбоновых кислот (цикл Кребса), до углекислоты и воды. Существенным в этом процессе является то, что в процессе анаэробного цикла освобождается лишь незначительное количество энергии, заключённой в молекуле глюкозы (примерно 1/3), и лишь в процессе окисления до конечных продуктов — углекислоты и воды — используется большая часть субстрата.

Автор выделяет две системы, регулирующие энергетический обмен: симпатоадреналовую и вагоинсулярную. Первая обеспечивает преимущественно процессы распада, диссимиляции, вторая — процессы ресинтеза (ассимиляции). Обе системы работают в тесной взаимосвязи, одна обеспечивает другую, и всякое нарушение их взаимодействия сказывается тяжёлой патологией в области обеспечения клеток, органов и физиологических систем необходимой энергией.

Кроме этого, многолетние исследования энергетического обмена у больных шизофренией и МДП позволили выделить синдромы гипер- и гипоэнергизма. При гиперэнергизме наблюдается высокий уровень сахара в крови, большая его артерио-венозная разница (энергетическое потребление тканями), усиление ресинтеза молочной кислоты, а также ускорение процессов гликолиза и аэробного (окислительного) этапа энергетического обмена. В крови при этом наблюдается повышенное содержание общего кислотно-растворимого фосфора, фосфора дифосфоглицериновой кислоты и усиленный обмен (синтез и потребление) гексозофосфатов, АТФ и лимонной кислоты. При гипоэнергизме все перечисленные показатели меняются в противоположном направлении.

Бесспорно, синдром гиперэнергизма, повышение тонуса симпатоадреналовой системы и психомоторного (эмоционального) возбуждения, с одной стороны, и синдром гипоэнергизма, повышение тонуса ваго-инсулярной системы и психомоторной (эмоциональной) заторможенности, с другой стороны, — тесно связанные и неразделимые явления, наблюдаемые в клинике и могущие быть вызваны искусственно, а также устранены с помощью терапевтических средств.

В главе 7 «Биохимия расстройств эндокринно-вегетативной регуляции при психозах» доказывается, что эндокринно-вегетативная нервная система наиболее тесно связана с метаболическими процессами, так как через неё осуществляется химическое звено нейрогуморальной регуляции жизненных функций целостного организма. Эта система является как бы связующей высшую нервную (психическую) деятельность с соматическими функциями организма, чем и обусловливается её роль в протекании нервно-психических процессов в норме и патологии. Эндокринология — наиболее родственная психиатрии дисциплина, и без большого преувеличения можно сказать, что нет психозов без эндокринных расстройств и эндокринных заболеваний без нарушения психики. То же следует сказать и о вегетативной нервной системе.

Психофармакологические средства, действующие в основном на эндокринную систему и вегетативные центры (диэнцефалон и ретикулярная формация) резко влияют на течение психических процессов в норме и патологии и поэтому могут быть широко использованы в терапевтических целях.

Характерно, что тяжёлые и мучительные экстрапирамидные явления возникают у больных с парасимпатикотонической установкой вегетативной нервной системы.

Отмечается, что биохимические исследования эндокринно-вегетативных расстройств при психозах имеют также большое значение для выявления парциальных расстройств отдельных желез внутренней секреции или локальных структур вегетативной нервной системы, которыми могут сопровождаться или обусловливаться психоз (надпочечники, щитовидная железа, паращитовидная железа, поджелудочная железа, половые железы, гипофиз).

В главе 8 «Биохимия в изучении роли наследственности при психических заболеваниях» указывается, что невропатологу и психиатру, анализирующему мозговую патологию, надо считаться с возможной ролью в этиологии нервно-психических заболеваний следующих врожденных расстройств метаболизма:

  1. В области белкового обмена: алкаптонурия, альбинизм, фенилкетонурия, тирозиноз, цистонурия, аминокислотный диабет, болезнь Вильсона.
  2. В области липидного обмена: липоидный гранулематоз, болезнь Тай–Сакса, синдром Гаше–Ниман — пиковский синдром, ксантоматоз, гиперлипемия, гиперхолестеринемия, ксантоматозный цирроз печени.
  3. В области углеводного обмена: арибонозурия, ксилокетонозурия, фруктозурия, сахарозурия, гликогенная болезнь, сахарный диабет, галактозурия, гипофосфатазия (пониженная активность щелочной фосфатазы), каталазная анэнзимия, оксалоз, врождённый дефект кинурениназы (A. Knapp, V. Kupke) и ряд других энзимопатий.

И. А. Полищук справедливо утверждает, что, по-видимому, наследственная причина и наследственная предрасположенность к болезни — фактически одно и то же явление, только с разной количественной характеристикой. О наследственной этиологии мы говорим в том случае, когда глубокое нарушение биологических функций не может быть компенсировано никакими условиями внешней среды. Наследственная предрасположенность — это нарушение биологических функций, которые до известной степени спонтанно или при определённых условиях может быть компенсировано. Для возникновения заболевания в таких случаях необходимо действие ещё сильного внешнего фактора, который выводит предрасположенный к определённым нарушениям организм из состояния равновесия и обусловливает болезнь. Многие душевные заболевания, очевидно, относятся к этому последнему типу, когда наследственность играет не непосредственную этиологическую роль, а только предрасполагающую.

Глава 9 «Биохимия иммунобиологических нарушений при психозах» посвящена одному из наиболее старых направлений в психиатрических исследованиях. Отмечается, что в генезе многих психозов известную роль играют антигенные вещества инфекционного или неинфекционного происхождения, в том числе аутоантигены, образующиеся в организме при определённых изменениях собственных тканей. Они являются причиной выработки специфических антител, которые могут быть обнаружены или сами по себе, или косвенно при наблюдении за реакцией между этим антигеном и антителами. Автор подчёркивает, что ещё задолго до того, как оформилось учение об аутоаллергии (аутоагрессии), психиатрия пережила целую эпоху увлечения реакцией E. Abderhalden’а, основанной на учении этого автора о защитных ферментах.

Уместно обращается внимание, что помимо разнообразных нарушений композиции протеинов сыворотки крови и их качественных изменений, несомненно, отражающих иммунобиологические процессы, в современной клинике широко используется ряд биохимических показателей, прямо или косвенно отражающих глубокие изменения при инфекционных, аутоинфекционных, аллергических и аутоаллергических процессах. Исследование этих показателей и дальнейшее развитие иммунохимии, вне сомнения, внесут много нового в понимание психиатрической патологии.

В заключении обозначается, что автор данной работы развивает мысль о неограниченных возможностях естественнонаучного, в том числе биохимического, анализа психопатологических явлений и стремиться показать пути такого анализа. В своих рассуждениях автор далёк от мысли свести психопатологию к биохимии, однако в книге проводится мысль, что и наиболее сложные нарушения человеческих переживаний и поведения немыслимы без нарушения их физиологической (биохимической) основы. Основное внимание уделено не «своеобразию» психопатологического, а его неразрывной связи с соматическим. Каждому психопатологическому нарушению должны соответствовать нарушения на всех этажах его интеграции — клеточном, вегетативно-эндокринном (гуморальном), на уровне низшей и высшей нервной деятельности. Характер нарушения высшей нервной (психической) деятельности обусловливается типом нарушения биологических систем её обеспечения (химизм, вегетатика, эндокриниум). Нарушения биологических основ психопатологических явлений также специфичны. По характеру биохимических нарушений можно в известной степени судить о характере психопатологического страдания.

В работе впервые была предпринята попытка группировки биохимических нарушений при психических заболеваниях в определённые синдромы. На уровне синдрома вырисовываются более чёткие взаимосвязи между психическим и соматическим. Синдромологический анализ биохимических нарушений при психозах не свидетельствует об антинозологизме; напротив, только благодаря такому анализу удастся подойти к созданию естественнонаучной нозологической симптоматики в психиатрии.

Предметный анализ приведённых данных биохимических исследований в психиатрии показывает недостатки наших знаний и даёт возможность наметить пути их устранения. При этом, бесспорно, стремление к естественнонаучному осмысливанию проблем психиатрии весьма большое.

Проанализированная спустя 45 лет после выхода в свет монография иллюстрирована 4 схемами, 9 рисунками, объясняющими механизмы биохимических нарушений при разных синдромах и их клиническую интерпретацию. Указатель литературы включает 73 работы отечественных и 58 работ зарубежных авторов.

В течение последних сорока лет биохимические исследования в психиатрической клинике ведутся углублённо и систематически. Опубликовано весьма значительное число работ по биохимии психозов, большинство из этих исследований посвящено обмену у больных шизофренией. При этом оказалось, что различные авторы нередко приходят к противоречивым результатам: либо у больных, страдающих одним и тем же заболеванием, значительно отличаются количественные показатели исследуемых веществ, либо, как это наблюдалось в ряде случаев, изменения отдельных сторон обмена веществ у психически больных различных нозологических групп были идентичными. Указанные и некоторые другие особенности биохимических исследований в психиатрии дали повод ряду психиатров подвергать сомнению ценность биохимических исследований как средства раскрытия сущности биологических процессов, лежащих в основе психических заболеваний. Но это были поспешные суждения. Несомненно, что при биохимических исследованиях психически больных играет роль ряд особых факторов, которые не имеют, возможно, столь большого значения при работе с лабораторными животными, но в клинике очень важны и могут оказаться источником ошибок и расхождений между данными различных авторов, если не будут приняты во внимание [2–6].

Таким образом, актуальность монографии И. А. Полищука «Биохимические синдромы в психиатрии» (1967) сохраняется до настоящего времени, она является бесценным научным вкладом в отечественную и мировую практическую и научную психиатрию, а её основные положения должны активно использоваться врачами-психиатрами и научными работниками в их повседневной практической и научно-исследовательской деятельности.

Выражение признательности

Авторы выражают признательность профессору, доктору медицинских наук Л. А. Булаховой и доценту, кандидату медицинских наук А. В. Олейнику за их критические замечание при подготовке представленной работы.

Литература

  1. Биохимия и патофизиология в психиатрии [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://revolution.allbest.ru/medicine/00177282_0.html.
  2. Руководство по психиатрии: В 2 т. / А. С. Тиганов, А. В. Снежневский, Д. Д. Орловская и др.; Под ред. А. С. Тиганова. — М.: Медицина, 1999. — Т. 1. — С. 87–555.
  3. Психіатрія / О. К. Напрєєнко, І. Й. Влох, О. З. Голубков та ін.; За ред. О. К. Напрєєнка. — Київ: Здоров’я, 2001. — 584 с.
  4. Психиатрия: Национальное руководство / Под ред. Т. Б. Дмитриевой, В. Н. Краснова, Н. Г. Незнанова, В. Я. Семке, А. С. Тиганова. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. — 1129 с.
  5. Психиатрия / Под ред. Н. Г. Незнанова и др. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. — 512 с.
  6. Kaplan H. I., Sadock B. J. Comprehensive textbook of psychiatry: In 2 vols. / Eds. B. J. Sadock, V. A. Sadock. — 8th ed. — Philadelphia–Baltimore–New York–London–Buenos Aires–Hong Kong–Sydney–Tokyo: Lippincott Williams & Wilkins, 2005. — Vol. 1. — P. 1–2054; Vol. 2. — P. 2055–4064.
  7. Полищук И. А. Биохимические синдромы в психиатрии. — Киев: Здоров’я, 1967. — 136 с.
  8. Поліщук Й. А. Вибрані праці: до 100-річчя від дня народження видатного психіатра. — Київ: Національна медична академія післядипломної освіти ім. П. Л. Шупика, 2007. — 608 с.
  9. Блейхер В. М. Эпонимический словарь психиатрических терминов. — Киев: Вища школа, 1980. — С. 130–131.


© «Новости украинской психиатрии», 2013
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211