НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

СЛОВО О КНИГЕ ПРОФЕССОРА К. Т. ЯСПЕРСА «ОБЩАЯ ПСИХОПАТОЛОГИЯ» (К 100-ЛЕТИЮ ПУБЛИКАЦИИ)

П. Т. Петрюк, А. П. Петрюк

* Публикуется по изданию:
Петрюк П. Т., Петрюк А. П. Слово о книге профессора К. Т. Ясперса «Общая психопатология» (к 100-летию публикации) // Журнал психиатрии и медицинской психологии. — 2013. — № 1. — С. 110–115.

Тот, кто обращается к старому, способен открывать новое, достоин быть учителем.

Конфуций

Карл Теодор Ясперс (Karl Theodor Jaspers) (1883–1969) — выдающийся немецкий учёный, психиатр, психолог, психопатолог, философ, культуролог, политический мыслитель, специалист в области клинической психологии, философии психологии и теоретической психологии, который внёс большой вклад в изучение вопросов психопатологии, патографии, психологии, философии экзистенциализма, являясь одним из создателей этого направления философии, кризиса традиционного либерально-индивидуалистического гуманизма и вместе с тем — попытки осмысления этого кризиса и осознания невозможности выхода из него.

Его мысли выражены в многочисленных трудах, но особое место среди них занимает главный труд юбиляра (в этом году исполняется также 130 лет со дня рождения К. Ясперса) — всемирно известная монография «Общая психопатология», 100-летие публикации которой психиатрическая общественность мира будет отмечать в текущем 2013 году [1–4].

К. Ясперс, став дипломированным врачом в 26 лет и получив в 1909 году степень доктора медицины, поступил в психиатрическую клинику Гейдельбергского университета на работу, где стал вольным научным ассистентом. Здесь он оставался до 1915 года, т. е. до 32-летнего возраста, где с присущей ему немецкой пунктуальностью добросовестно работал с отдельными пациентами, исследовал их способности, беседуя с ними и изучая поведение до мельчайших деталей. В 1911 году, когда ему исполнилось 28 лет, один из его коллег, главный врач клиники Карл Вильманс, известный своими описаниями лёгких форм маниакально-депрессивного психоза, предложил К. Ясперсу, как автору уже целого ряда опубликованных работ по психопатологии, изложить концепцию общей психопатологии. Критически овладевая богатствами психиатрического наследия, К. Ясперс пришёл к неожиданному убеждению, что психиатрия не дала миру ни одного гения.

Справедливости ради отметим, что в то же время, оставаясь весьма скупым на похвалы в адрес именитых психиатров, он всё же отмечал как чрезвычайно талантливых таких немецких учёных, как Карл Вернике, Эмиль Крепелин и, в особенности, Пауль Юлиус Мёбиус. Причём уже тогда он отмечал не только вклад П. Ю. Мёбиуса в этиопатогенез психических заболеваний, но и серию ярких патографических исследований об А. Шопенгауэре, Ж.-Ж. Руссо, И. В. Гёте и Р. Шумане. Его влияние выразилось не только в увлечении К. Ясперса патографией, давшем ряд исследований личностей А. Стриндберга, В. Ван Гога, Э. Сведенборга, Ф. Гёльдерлина, а также специальное исследование болезни Ф. Ницше в связи с его творчеством, но и в дальнейшем развитии некоторых идей П. Ю. Мёбиуса, который не только впервые разделил нервные и психические заболевания на экзогенные и эндогенные, но и противопоставил органическим изменениям изменения вследствие душевных расстройств, в случае которых уклонение от нормального течения мозговых процессов наступает вследствие «каких-либо представлений», т. е. «психическим путём» [5, 6]. Анализируя общие логические предпосылки психологии и психиатрии, К. Ясперс стремился создать основы теории познания психиатрии. В этом своём стремлении он был не одинок и разделял его с молодыми психиатрами Гейдельбергской клиники (к примеру, с талантливым психиатром Артуром Кронфельдом).

Существовали и другие факторы, дававшие ему — К. Ясперсу силы и определявшие его особый интерес к раскрытию причин психических расстройств, преимущества перед другими психиатрами. Один из них — его встреча в 1907 году с Гертрудой Майер, ставшей в последующем женой К. Ясперса в 1910 году. Глубоко напуганная психической болезнью своей сестры, душевной неуравновешенностью брата и суицидом ближайшего друга, Гертруда пыталась стать психиатрической сестрой, однако не нашла успокоения в этой социальной роли. Увлечённая вечными вопросами о природе и смысле человеческой личности, она оканчивает философский факультет университета. Следует особо подчеркнуть, что Гертруда всегда оставалась верной спутницей К. Ясперса как на его жизненном пути, так на пути интеллектуальных свершений.

Другой фактор, обусловивший социальную изоляцию и сокращение какой-либо общественной активности К. Ясперса, имел истоки в негативном детском жизненном опыте. Из-за болезни лёгких, развившейся в тяжёлые бронхоэктазы с сердечными декомпенсациями, он рос болезненным ребёнком, хотя в других отношениях был физически крепким. Вследствие болезни он был лишён возможности участвовать в «отроческих забавах» сверстников, не мог заниматься верховой ездой, плаванием и танцами, часто был одинок. Когда он стал студентом-медиком, и его состояние было окончательно диагностировано, он отпустил себе (в соответствии с «теорией») только десять лет жизни, но воспринял это стоически, приступив к самолечению с помощью строгих режимов. В то же время он стал напряжённо работать с целью достижения высот мысли до того, как его настигнет смерть. Потому в написание «Общей психопатологии» К. Ясперс вложил всё, что мог, и всегда признавал, что это было его самое значительное достижение [7–9].

Необходимо также отметить, что очень большое влияние на воспитание молодого К. Ясперса имел его отец, которому он в последующем и посвятил свою знаменитую книгу «Общая психопатология» (1913).

После выхода «Общей психопатологии» в 1913 году и защиты её в качестве докторской диссертации по психологии у профессора В. Виндельбанда, преподававшего философию в тот период также и в Гейдельбергском университете, К. Ясперс, в принципе, отходит от психиатрии. По сути, в «Общей психопатологии» К. Ясперсом был воссоздан весь категориальный аппарат психиатрии с феноменологических позиций. Вводя термин «феномен» в психиатрию, К. Ясперс оговорил его применение для обозначения узкой сферы индивидуальных психических переживаний, что было соотносимо с первоначальным пониманием его Э. Гуссерлем в его дескриптивной психологии проявлений сознания. Более позднее использование Э. Гуссерлем понятия феномена в смысле «усмотрения сущностей» («Wesensschau») он не считал полезным для своих целей. В основном К. Ясперс придерживался феноменологической модели сознания, изложенной в «Логических исследованиях» Э. Гуссерля, в котором сознание полагается как бесконечный «поток», но, тем не менее, синтезированной и целостной формы. В этом потоке, однако, вычленяются отдельные единицы, собственно гуссерлевские «феномены», также характеризующиеся целостностью, которые возможно рассматривать как в их своеобразии, так и в единстве с потоком [7–9].

В 1913 году К. Ясперс, как уже отмечено выше, публикует свою монографию «Общая психопатология». Ему в то время исполнилось всего 30 лет. Он получает за неё степень доктора психологических наук. Создать такое за два года, или за четыре года, если считать с момента прихода в клинику, значит отказаться от всего другого. Но К. Ясперс в 1910 году женился на Гертруде Майер, которую полюбил с первой встречи в 1907 году, и которая стала соучастником создания его основных философских трудов. «Общая психопатология» быстро завоевала всеобщее признание. На протяжении десятилетий она «оставалась одним из важнейших дел» его жизни и постоянно пополнялась, вплоть до седьмого издания 1959 года, когда её объём составил 716 страниц, т. е., фактически удвоился. Пугающая иных своим объёмом «Общая психопатология» обладает чётким и ясным планом. К. Ясперс начинает с того, что предстаёт психиатру прежде всего: с субъективных переживаний больных, т. е. всего, что присутствует или происходит в их сознании (предмет феноменологии) и объективных фактов, т. е. результатов тестирования и наблюдения за состоянием, поведением и деятельностью разного рода, а затем, соответственно этим двум сферам, подробно обсуждает «понятные связи» и «причинные связи». Далее он интегрирует их для «целостного постижения жизни личности» в триединстве следующих аспектов: целостности конкретного заболевания (нозология), типологической целостности (пол, конституция, раса и вся совокупность соматических, психических и духовных аспектов) и целостности течения жизни (биографика). Затем переходит к социологическим и историческим аспектам аномальной психической жизни и завершает строго критическим обсуждением вопроса о целостном познании человека. Это — по его убеждению — принципиально невозможно для науки и является предметом философской антропологии и «общей тенденцией всех догматических теорий человеческого бытия». Действительно, антропологические направления психиатрии по большей части спекулятивны и не фундированы феноменологически так, как это удалось К. Ясперсу.

К. Ясперс оказался человеком, по особенностям личности, характера, способностей и обстоятельств жизни, словно созданным для грандиозного труда «Общей психопатологии» — книги, ставшей профессиональным Евангелием психиатрии. Не «священной коровой», а текстом, который дышит глубиной, многомерностью, честностью и взвешенностью мысли, который учит видеть непредвзято и мыслить самостоятельно и не в одной плоскости. Для К. Ясперса и философия — это, прежде всего, само свободное философствование, вопрошание действительности, в котором ты участвуешь всем своим существом, в отличие от науки, где наоборот, следует исключить всё личное. Устоявшиеся истины для него уже не философия.

К. Ясперс ввёл в психопатологию, как уже подчёркивалось выше, феноменологический метод, что позволило ему дать классические по чёткости, ясности и полноте описания многочисленных психопатологических феноменов, сделав осуществимой их надёжную квалификацию, т. е. превратил субъективный самоотчёт больных в научно-объективное свидетельство. Он заново переработал весь категориальный аппарат предмета с феноменологических оснований, выделил четыре аспекта сознания «Я», разработал принципиальные разграничения и определения, ввёл понятие «патологическое развитие личности» и многое другое.

В «Общей психопатологии» К. Ясперс дал нам пример редкой взвешенности своих позиций, он удержался от всех непродуктивных односторонностей реализма и номинализма, эмпиризма и рационализма, экзистенциального философствования и научного ригоризма, только феноменологической или только индуктивной методологии, он сумел сочетать их всякий раз адекватно задаче исследования. Это уберегло «Общую психопатологию» как от релятивизма, так и от догматичности, и сделало неуязвимой к односторонне номиналистической критике J. Glatzel, M. Schäfer и других.

В предисловии к седьмому изданию (1959) К. Ясперс пишет: «Ныне понимающая психология, питающаяся из других — в том числе и достаточно мутных, — источников, стала, несомненно, одной из неотъемлемых частей психиатрии. И всё же, когда мою книгу относят к феноменологическому направлению или к понимающей психологии, это справедливо лишь наполовину. Моя книга шире отдельных направлений: она разъясняет методы, подходы, исследовательские направления психиатрии вообще. Вся совокупность опытного знания подверглась в ней всестороннему методологическому осмыслению и представлена в систематической форме» [2].

К. Ясперс — наиболее яркий пример не только благотворного влияния утончённой философской рефлексии на психиатрию, но и обратного продуктивного влияния медицинской практики на философию. Его оригинальная философская концепция выросла из экзистенциального философствования относительно коммуникации психиатра со своим больным, в которой происходит встреча с «Другим» и реализация «Я» в процессе самораскрытия. Тема коммуникации стала сквозной для его творчества. Уже в первом томе его «Философии» (1931) содержится глубокое философское обоснование того, что оформилось впоследствии в принципы партнёрства и информированного согласия.

Небезынтересно, что после публикации «Общей психопатологии» К. Ясперс написал несколько патографий: в 1920 году об А. Стриндберге и В. Ван Гоге в сопоставлении с Э. Сведенборгом и Ф. Гёльдерлином, а в 1936 году о Ф. Ницше. С опубликованием в 1919 году «Психологии мировоззрений» он переходит на философский факультет. Психиатрию он покинул в 1915 году, отказавшись возглавить исследовательскую психиатрическую клинику в Мюнхене. Уход из психиатрии был связан с его болезнью и дался нелегко.

Характерно для К. Ясперса, что в 1914 году он смело противостоял всеобщему милитаристскому угару, охватившему университеты [9].

Работа К. Ясперса, будущего знаменитого философа, ведущего представителя экзистенциализма, «Общая психопатология», которая неоднократно уже упоминалась выше, является защищённой им в 1913 году докторской диссертацией, которая в том же году впервые вышла в свет в виде отдельной книги. Дело в том, что К. Ясперс специализировался по психологии в Гейдельбергском университете, и долгое время не хотел делать философию своей профессией, потому что считал её не наукой, а непосредственным жизненным духовным действованием. С тех пор эта книга неоднократно перерабатывалась и переиздавалась. Этот классический труд во всём мире служит настольной книгой тех, кто интересуется психологией, культурологией и психиатрией. От феноменологии отдельных психических болезней автор восходит к широким философским обобщениям, касающимся человека в целом в его экзистенциальной связи с другими людьми. Первый перевод данной книги на русский язык был сделан в 1997 году по последнему прижизненному изданию 1959 года (Ясперс К. Общая психопатология / Пер. с нем. Л. О. Акопяна. — М.: Практика, 1997. — 1056 с.).

Данный труд К. Ясперса посвящён проблемам психопатологии как науки, в отличие от психиатрии как клинической практики. Наука, по мнению К. Ясперса, предполагает систематическое, концептуальное мышление, которое может быть сообщено другим. Поэтому психопатология является наукой в той мере, в какой она отвечает этому требованию. Исходя из такого определения научности, К. Ясперс ограничивается в настоящей книге только тем, что может быть сообщено и воспринято в рамках сугубо научной терминологии. В то же время, по мнению К. Ясперса, собственный научный вклад психопатологии должен состоять не в том, чтобы, имитируя неврологию, построить систему с постоянными «перекрёстными ссылками» на головной мозг (это всегда кажется не соответствующим действительности и поверхностным), а в том, чтобы выработать устойчивую позицию, которая позволила бы исследовать разнообразные проблемы, понятия и взаимосвязи в рамках самих психопатологических явлений [7, 8].

При составлении общего плана данной работы в полном блеске проявился могучий интеллект К. Ясперса как методолога и систематизатора. Во введении к «Общей психопатологии» К. Ясперс утверждает: «Психопатология ограничена, ибо индивида совершенно невозможно растворить в психологических понятиях… в любой человеческой личности кроется нечто непознаваемое» [2]. Так К. Ясперс формулирует свою исходную методологическую позицию, которая, хотя и ассоциируется с агностицизмом и скептицизмом, тем не менее, очень плодотворна. Учёный сразу же отказывается от претензии на достижение всеобъемлющего знания о природе человеческой психики, от сведения индивидуального к «типичному и регулярному» и установления «законов». Он настраивает себя и своих читателей на «понимающее созерцание», на свободное от предвзятых теоретических схем изучение единичных, уникальных по своей странности феноменов психической жизни. Выявление, фиксация и описание таких феноменов намного важнее, с его точки зрения, чем поспешное диагностирование, заключающее в себе не подлежащий апелляции приговор психиатра. Несмотря на кажущийся прогресс в области изучения человеческой психики, человек, по своей экзистенциально-онтологической сути, остаётся непостижимой для науки загадкой. Таков мировоззренческий лейтмотив всего исследования К. Ясперса [10].

Книга состоит из шести частей: Тема первой части — эмпирические явления психической жизни. Вторая и третья части посвящены взаимосвязям в сфере психической жизни, и предназначены для развития исследовательских способностей психопатолога. В четвёртой части предлагается попытка синтеза, которая заключается в поиске путей к пониманию психической жизни личности как целого. Это — всесторонний подход клинициста, воспринимающего своего больного как целостную личность и мыслящего свой диагноз в терминах истории данной личности. Пятая часть рассматривает аномальную психическую жизнь в аспекте социологии и истории, в то время как шестая, и заключительная, часть посвящена рассмотрению человеческой жизни в единстве всех её проявлений.

Такой всесторонний подход К. Ясперса к исследованию психопатологии человека является одной из самых сильных его сторон, и связан с тем, что, по мнению К. Ясперса, человеческая душа является порождением не только природы, но и культуры. Это тем более важно, так как, например, чрезмерный акцент З. Фрейда на биологических факторах в ущерб культурным: «анатомия — это судьба», привёл его к некоторым ошибочным выводам, за которые он был подвергнут справедливой критике классиком неофрейдизма К. Хорни [11].

В то же время надо отметить, что с позиции нынешних знаний не все положения данной работы К. Ясперса выдержали испытание временем. Так, например, ошибочным представляется его мнение о том, что у человека есть собственная судьба, осуществление которой всецело зависит от него самого, ибо К. Ясперс упускает здесь из виду расщеплённость личности невротика, который не творит свою судьбу, а пытается, двигаясь по порочному кругу (вынужденный повтор), разрешить свои внутренние конфликты.

Также несколько устаревшими кажутся нам представления К. Ясперса о том, что в противоположность животным человек не наделён врождённой, совершенной способностью к адаптации. Ибо, признавая крайнюю недостаточность «инстинктивной оснастки» младенца, современные исследователи отмечают также, что некоторая отсрочка в развитии самостоятельности наглядно видна у высших животных, а у обезьян имеются некоторые указания на латентный период, хотя широкий диапазон аллопластических адаптаций доступен лишь человеку.

Однако в целом данный труд К. Ясперса настолько богат всевозможными идеями и представлениями, и настолько блестяще выполнен в методологическом плане, позволяя ему восходить от феноменологии отдельных психических болезней к широким философским обобщениям, касающимся человека в целом в его экзистенциальной связи с другими людьми, что вполне может служить настольной книгой для тех, кто интересуется психологией, культурой и психиатрией [7]. Для него философия и наука вместе составляли необходимые элементы всего человеческого стремления к познанию истины.

Свою книгу «Общая психопатология» (1913) К. Ясперс называл «основным делом жизни» в течение нескольких десятилетий. По мнению его руководителя в психиатрической клинике Ф. Ниссля, К. Ясперс в своей книге оставил далеко позади самого Э. Крепелина. «Психиатры должны учиться думать», — говорил он коллегам, вызывая непонимание своим увлечением феноменологией Э. Гуссерля, которую сделал для себя «методом и мировоззрением» [7]. После публикации всеохватывающего труда по психопатологии в 1913 году он по состоянию здоровья отказался от работы в области практической медицины и «против воли» перешёл на философский факультет Гейдельбергского университета, где начал читать лекции по психологии. В кругу философов-профессионалов К. Ясперса долгое время считали чужаком, хотя уже в «Общей психопатологии» и затем в «Психологии мировоззрений» (1919) он проявил себя в качестве философски мыслившего исследователя. Анализ философских оснований психопатологической концепции К. Ясперса позволяет уяснить логику его перехода к теоретизированию в области историософии [3, 12].

В предисловии к седьмому изданию «Общей психопатологии» (1959) К. Ясперс самокритично писал: «Переработка этой книги на основе результатов психиатрических исследований последних двух десятилетий удалась бы мне только в том случае, если бы я некоторое время прожил в клинике в качестве наблюдателя и, соответственно, имел возможность освежить и расширить собственный опыт. Но ныне для меня это уже недоступно. Тем не менее, моя книга, судя по тому, насколько быстро она расходится, всё ещё не устарела. Она требует значительного расширения в том, что касается материала исследований, особенно по головному мозгу и соматической медицине. Впрочем, включение нового материала никоим образом не затронуло бы моих методологических принципов. Несомненно, сегодня можно было бы написать лучшую книгу также и в методическом смысле, но это задача для более молодого учёного — того, кто сумеет критически усвоить и расширить достигнутое здесь понимание методов и, возможно, представить его в новом контексте. Я с радостью приветствовал бы появление такой книги. Пока же этот мой давний труд остаётся подходящим руководством, способным помочь врачу, желающему освоить психопатологический образ мышления» [2].

Таким образом, актуальность монографии К. Ясперса «Общая психопатология» (1913), 100-летие публикации которой мировая психиатрическая общественность отмечает в текущем году, сохраняется до настоящего времени. Она является бесценным научным вкладом в отечественную и мировую практическую и научную психиатрию, а её основные положения должны активно использоваться и развиваться врачами-психиатрами и научными работниками в их повседневной практической и научно-исследовательской деятельности.

Литература

  1. Савенко Ю. С. 120-летие Карла Ясперса (1883–1969). 90-летие «Общей психопатологии» (1913). Уроки Ясперса [Электронный ресурс] // Независимый психиатрический журнал. — 2003. — № 3. — Режим доступа: http://www.npar.ru/journal/2003/3/jaspers.htm.
  2. Ясперс К. Общая психопатология / Пер. с нем. Л. О. Акопяна. — М.: Практика, 1997. — 1056 с.
  3. Сидоренко И. Н. Карл Ясперс. — Минск: Книжный Дом, 2008. — 224 с. — (Серия «Мыслители XX века»).
  4. Петрюк П. Т. Профессор Карл Теодор Ясперс — выдающийся учёный, психиатр, психолог и философ современной эпохи (к 125-летию со дня рождения) // Психічне здоров’я. — 2008. — № 3–4. — С. 137–142.
  5. Мёбиус П. Ю. Общая диагностика нервных болезней / Пер. с нем. под ред. С. Серебренникова, А. Фейнберга. — СПб: Типография Эттингера, 1886. — 360 с.
  6. Морозов В. М., Овсянников С. А. К концептуальной истории эндогении и экзогении в психиатрии // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1991. — Т. 91, № 10. — С. 95–100.
  7. Старовойтов В. [Рецензия] [Электронный ресурс]. — М.: Практика, 1997. — Режим доступа: http://www.utopiya.spb.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1100:----q-q--qq-1997---&catid=77:--5&Itemid=202. — Рец. на кн.: Ясперс К. Общая психопатология.
  8. Goldberg D. Karl Jaspers, General Psychopathology — reflection // British Journal of Psychiatry. — 2013. — Vol. 202, № 2. — P. 83.
  9. Ткаченко А. А. Карл Ясперс и феноменологический поворот в психиатрии [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://anthropology.rinet.ru/old/3/tkachenko_jaspers.htm.
  10. Водолагин А. В. Психопатология и метафизика воли (к 125-летию Карла Ясперса) // Вопросы философии. — 2008. — № 5. — С. 140–148.
  11. Хорни К. Новые пути в психоанализе / Пер. с англ. А. Боковикова. — М.: Академический проект, 2007. — 239 с.
  12. Водолагин А. В. Интеллектуальные искания Карла Ясперса: от психопатологии к метафизике истории [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.rl-online.ru/articles/3-04/471.html.


© «Новости украинской психиатрии», 2013
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211