НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

ПРОФЕССОР КАРЛ ЛЕОНГАРД — ВЫДАЮЩИЙСЯ НЕМЕЦКИЙ ПСИХИАТР, ПСИХОПАТОЛОГ, НЕВРОЛОГ И ПСИХОЛОГ (К 110-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ)

П. Т. Петрюк, В. Н. Кузнецов, А. П. Петрюк, А. Ф. Каленюк, П. Л. Дойчук

* Публикуется по изданию:
Петрюк П. Т., Кузнецов В. Н., Петрюк А. П., Каленюк А. Ф., Дойчук П. Л. Профессор Карл Леонгард — выдающийся немецкий психиатр, психопатолог, невролог и психолог (к 110-летию со дня рождения) // Психічне здоров’я. — 2014. — № 1. — С. 72–79.

Гениальные идеи приходят тем, кто заслужил их упорным трудом.

В. И. Вернадский

Карл Леонгард (Karl Leonhard)
Карл Леонгард
(1904–1988)

Карл Леонгард (Karl Leonhard) (1904–1988) — выдающийся немецкий психиатр, психопатолог, невролог, психолог, который придерживался научных позиций Карла Вернике и Карла Клейста, создатель психиатрической школы К. Клейста — К. Леонгарда, много сделавший для изучения шизофрении, аффективных психозов, неврозов, расстройств личности и других нарушений, а также проблем общей психопатологии, биологической психологии и поведения человека, труды которого оказали заметное влияние на развитие психиатрии не только в Германии, но и далеко за её пределами. Он тесно сотрудничал с известными психиатрами Советского Союза, хорошо знал специальную отечественную психиатрическую литературу, публиковал свои научные работы на русском языке [1–5].

Специалист во многих пограничных с психиатрией областях, в том числе и в области психологии акцентуированных личностей. Разработал типологию акцентуированных личностей. Автор известной работы «Акцентуированные личности», в которой на материале анализа художественной литературы дал исчерпывающие иллюстрации акцентуированным типам личности. Данное понятие не только прочно укоренилось в лексиконе специалистов, но и в некоторой степени стало достоянием той части читающей аудитории, которую принято называть «мыслящей» и «интересующейся».

Упомянутая монография, как известно, состоит из двух частей. В первой части К. Леонгардом дан психологический и клинический анализ акцентуированных личностей, то есть людей со своеобразным заострением свойств личности и особым реагированием. Вторая часть является как бы иллюстрацией к первой — в ней проводится характеристический анализ героев классических произведений мировой литературы свыше тридцати писателей: Л. Н. Толстого, Ф. М. Достоевского, Н. В. Гоголя, У. Шекспира, М. Сервантеса, О. Бальзака, И. В. Гёте, Ф. Стендаля и многих других [2, 6].

К. Леонгард родился 21 марта 1904 года в многодетной семье евангелистского священника шестым ребёнком из одиннадцати детей в Эдельфельде (Королевство Бавария, Германская империя). До 1923 года он обучался в гуманитарной гимназии в Вайдене (Оберпфальц). Затем, пережив свои первоначальные увлечения и желание стать юристом, он начал изучать медицину. Учился в университетах Эрлангена, Берлина и Мюнхена.

Начав врачебную деятельность под руководством К. Бонгёффера, К. Леонгард решил окончательно посвятить себя психиатрии. В 1931 году он начал работать в психиатрической больнице в Габерзее (Верхняя Бавария), где уже через год стал главным врачом. В 1936 году К. Клейст пригласил его на работу в качестве старшего врача клиники нервных болезней Университета во Франкфурте, где в 1937 году он получил учёную степень, а с ней и право преподавать.

В 1944 году К. Леонгард стал внештатным профессором университета. Затем последовало приглашение на должность профессора психиатрии и неврологии Медицинской академии в Эрфурте, откуда он в 1957 году перешёл в Университет им. Гумбольдта в Берлине и стал работать в знаменитой клинике Шарите, с которой в дальнейшем были связаны многие годы его жизни и деятельности [2–5].

Следует подчеркнуть, что в период нацистской Германии в целях защиты своих душевнобольных пациентов от смерти, которая в то время осуществлялась с помощью программы умерщвления «T-4» (официальное наименование евгенической программы немецких национал-социалистов по стерилизации, а в дальнейшем и физическому уничтожению душевнобольных, умственно отсталых и наследственно больных), К. Леонгард перестал устанавливать диагнозы, которые ставили под угрозу жизнь пациента. В частности, он прекратил ставить какие-либо диагнозы такого заболевания, как шизофрения.

После Второй мировой войны К. Леонгард, как отмечено выше, переехал в ГДР, где плодотворно работал научно вплоть до своей смерти. Однако позже — в шестидесятые годы прошлого века, — он хотел вернуться в Западную Германию, но получил отказ на разрешение от властей Восточной Германии. В качестве компенсации он получил широкую поддержку его научной деятельности. За свою жизнь он взял интервью у более чем 2000 психотических пациентов, в последнее время с доктором Зиглинде фон Тросторфф [7].

Будучи последователем школы К. Вернике — К. Клейста, К. Леонгард творчески развивал соответствующие идеи применительно ко многим психическим заболеваниям — шизофрении, аффективным психозам, неврозам, расстройствам личности и другим, а также проблемам общей психопатологии и поведения человека. Что касается последних, то особенно большой интерес представляют его монографии «Инстинкты и древние инстинкты сексуальности человека» (1946) и «Выразительность мимики, жестов и голоса человека» (1976), в которых проявились его одарённость и умение воспринимать и анализировать различные формы поведения человека.

В области клинической психиатрии особенно известны труды К. Леонгарда, касающиеся классификации и клиники шизофрении, а также аффективных психозов. Они всегда привлекали к себе внимание и до сих пор широко обсуждаются в работах отечественных и зарубежных психиатров [4, 8, 9]. Общеизвестно, что в учении о шизофрении выделяют направление К. Клейста — К. Леонгарда. Исходно являясь психоморфологическим, оно в известной мере развивает методологические позиции Т. Мейнерта — К. Вернике, в соответствии с которыми К. Клейст обосновывал точку зрения на шизофрению как на группу системных наследственно-дегенеративных заболеваний. Принципы, предложенные К. Клейстом, а также метод анализа клинического материала были в дальнейшем приняты и развиты К. Леонгардом.

К. Леонгард нозологически разделил шизофрению на группу прогредиентных системных форм — «систематическая шизофрения» и группу периодически и фазно протекающих психозов. В последнюю группу он отнёс «несистематическую шизофрению» и циклоидные психозы, отличающиеся от прогредиентных форм синдромальной структурой приступов и течением. При «несистематической шизофрении» (аффективно насыщенная парафрения и периодическая кататония) течение болезни приступообразное. Что касается циклоидных психозов, то К. Леонгард включал в эту группу три формы психозов: психозы «счастья–страха», спутанность с возбуждением или торможением и гиперестетико-анестетический психоз. Он отмечал, что при всех трёх формах циклоидных психозов могут иметь место кататонические, аффективно-бредовые и галлюцинаторные расстройства. Поэтому при их разграничении имеет значение относительное преобладание аффективных нарушений, спутанности или моторных расстройств. Течение циклоидных психозов в большинстве случаев благоприятное в виде приступов с глубокими ремиссиями. В своей работе «Патогенез шизофрении с точки зрения конечных состояний» (1971) К. Леонгард обосновывает разделение шизофрении на «систематическую», «несистематическую» и циклоидные психозы данными патопсихологии, генетики, биохимии и нейроанатомии. Касаясь генетики шизофрении, он писал: «Несистемные формы шизофрении в целом обнаруживают большее влияние наследственности, чем системные…» и далее: «…наследственная предрасположенность только в тех случаях даёт шизофрению, в которых в одно и то же время существует определённый склад личности…» [8–10].

Таким образом, К. Леонгард предпринял попытку наряду с традиционно существовавшими со времён Э. Крепелина двумя основными психозами — шизофренией и маниакально-депрессивным психозом выделить третью болезнь — циклоидные психозы. Следует заметить, что классификация К. Леонгарда при его жизни подвергалась критике и не получила поддержки. Он сам чутко реагировал на такую критику, особенно на противопоставление предложенной им классификации американской систематике (DSM — Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders) и существовавших тогда версий МКБ (ICD — International Classification of Diseases). Он своевременно и обоснованно обращал внимание на чрезмерную схематичность американской систематики. В настоящее время в связи с выделением в некоторых национальных классификациях и в МКБ-10 шизоаффективного расстройства, предложенного К. Леонгардом, выделение циклоидных психозов выглядит достаточно адекватно современным взглядам на рассматриваемую проблему [10, 12].

Несмотря на критику, нередко обрушивавшуюся на его труды, К. Леонгард не был обделён вниманием мировой научной общественности. Он был почётным членом международных и национальных научных обществ, в том числе Всесоюзного научного общества невропатологов и психиатров.

Представления о работах К. Леонгарда, касающихся шизофрении, были бы неполными, если не упомянуть его взгляды на детскую шизофрению. Признавая целый ряд особенностей детской шизофрении (наличие нарушений развития интеллекта, известную избирательность её форм и синдромов), он утверждал возможность постановки диагноза шизофрении в детском возрасте. При этом он подчёркивал, что у детей можно выявить некоторые формы и синдромы, аналогичные таковым у взрослых больных. Наиболее типичной формой детской шизофрении он считал кататоническую и описал такие её варианты, как «паракинетически-кататонический» и «форму со скудной речью». С другой стороны, он отмечал отсутствие в детском возрасте параноидных и гебефренических форм и появление периодической кататонии только у детей старшего возраста. Детскую шизофрению в целом он считал очень редким заболеванием, подчёркивая, что такой диагноз «с уверенностью можно поставить только при обнаружении синдромов, соответствующих определённой форме шизофрении взрослых».

Общепризнанным является вклад К. Леонгарда в классификацию расстройств настроения. В 1957 году он впервые поставил вопрос о дифференциации депрессии, протекающей без маниакальных и гипоманиакальных эпизодов, и биполярных аффективных расстройств. Значительно позднее в разных странах и независимо друг от друга это сделали J. Angst (1966), C. Perris (1966) и G. Winokur (1969).

Психиатры — современники К. Леонгарда уделяли недостаточно внимания его вкладу в учение о неврозах, хотя он может считаться одним из основателей поведенческой терапии.

В период своей активной деятельности К. Леонгард поддерживал самые тесные связи с отечественными психиатрами, принимал активное участие в проводившихся в нашей стране съездах и конференциях. Он достаточно хорошо знал, как уже выше отмечено нами, русскоязычную психиатрическую литературу, о чём свидетельствует цитирование им в своих работах многих отечественных авторов (А. Д. Зурабашвили, Н. И. Озерецкого, Е. А. Попова, Т. П. Симсон, Г. Е. Сухаревой и др.). Целый ряд его работ был опубликован на русском языке [1, 4, 8, 9].

Небезынтересно, что в эпонимическом словаре у многих психиатрических терминов опорным словом, т. е. эпонимом, является фамилия К. Леонгарда, имя которого входит в состав соответствующего термина. В настоящее время выделяют следующие эпонимические термины с включением его фамилии [1, 8, 9, 11].

Леонгарда систематика шизофрении (K. Leonhard, 1957). Различают формы систематические (типичные) и несистематические (атипичные). Несистематические близки к циклоидным психозам. Общее название шизофрении для систематических и несистематических форм К. Леонгард рассматривает лишь как дань традиции. К систематическим формам относятся систематические парафрении, гебефрении и кататонии. Они отличаются медленным началом, определённой симптоматикой и течением с образованием специфического дефекта. Систематические формы могут носить характер простых или комбинированных. Несистематичекие формы — аффективная парафрения, шизофазия и периодическая кататония. Они протекают ремиттирующе, шубообразно, и дефектные изменения при них менее выражены. При аффективной парафрении наряду с бредом величия и преследования отмечаются аффективные расстройства в виде состояний экстаза, страха и раздражительности. Шизофазия, по К. Леонгарду, не соответствует пониманию Э. Крепелина, её границы расширены, она сближается, с одной стороны, с психозами спутанности и страха–счастья, с другой — с периодической кататонией. На первом плане при шизофазии выступают расстройства мышления и речи, но могут наблюдаться и кататонические, и парафренные симптомы [8–10].

Леонгарда систематика фазных психозов (K. Leonhard, 1957) включает три группы их: 1) классическая маниакально-депрессивная болезнь (соответствует понятию циркулярных форм у других авторов); 2) чистая меланхолия и чистая мания (периодическое монополярное течение, клиническая картина более чиста и свободна от атипичных, смешанных форм); 3) чистые депрессия и эйфория (так называемые простые аффективные заболевания, в отличие от заболеваний предыдущих групп, для которых характерны нарушения мышления и волевой сферы). Выделяют пять форм чистых депрессий (ажитированно-тревожная, ипохондрическая, депрессия с идеями самообвинения, подозрительно-недоверчивая и апатическая) и пять форм чистых эйфорий (непродуктивная, ипохондрическая, экзальтированная, конфабуляторная, апатическая). При чистых депрессиях и эйфориях, в отличие от чистых меланхолий и маний, расстройства мышления и волевой сферы, если и наблюдаются, носят вторичный характер. Это утверждение вызывает у некоторых авторов возражение (Э. Я. Штернберг, 1950) [9].

Леонгарда систематика циклоидных психозов (K. Leonhard, 1957). Циклоидные психозы рассматриваются как группа атипичных эндогенных заболеваний, занимающих промежуточное положение между маниакально-депрессивным психозом и шизофренией, но не относящихся к этим психозам. Характерно относительно благоприятное течение, без образования психического дефекта. Течение приступообразное, биполярное. Различают три формы циклоидных психозов: 1) двигательный с гиперкинетическими и акинетическими фазами; 2) психоз спутанности, возбуждённой и заторможенной; 3) психоз страха–счастья с чередованием фаз депрессии со страхом и «экстатического счастья» [9, 10]. Однако, как нам кажется, здесь корректнее говорить не о психозах, а о психотических синдромах, тем более что они нередко сменяют друг друга, переходят друг в друга или сочетаются, например, кататонический ступор со спутанностью (онейроидностью). В МКБ-10 им соответствуют шизоаффективные расстройства. Предложенная К. Клейстом более тонкая дифференциация отвечает клинической реальности и себя оправдала, что убедительно показал, в частности, Р. Тёлле [13].

Леонгарда фазовая депрессия (K. Leonhard, 1954) — вариант эндогенной депрессии, отличающейся от типичной циркулярной отсутствием у этих больных маниакальных состояний, более поздним началом (чаще после 40 лет), более длительным течением фазы (6–9 месяцев), значительной выраженностью тревоги и, нередко, ажитацией. Характерна низкая эффективность применения с профилактической целью препаратов лития. Вопрос о нозологической самостоятельности упомянутой депрессии остается дискутабельным [8].

Леонгарда фантазиофрения (K. Leonhard, 1936) — один из клинических вариантов параноидной дефект-шизофрении, характеризующийся сенестопатиями, парамнезиями, бредовыми идеями величия, нарушениями идентификации относительно окружающих больного лиц. Фантазиофрения Леонгарда наряду с выделяемыми им ипохондрическим и вербальным дефект-галлюцинозами относится к «идейно богатым» формам шизофренического дефекта, в отличие от таких «идейно бедных» форм, как, например, бессвязная дефект-шизофрения или аутистическая шизофрения. Основное отличие — в преобладании продуктивной или негативной симптоматики [8].

Леонгарда проскинезия (K. Leonhard, 1936) — симптом кататонии, заключающийся в том, что любое внешнее раздражение вызывает двигательную реакцию. Противоположен симптому негативизма [8, 9].

Леонгарда неврозы желания и опасения (K. Leonhard, 1963) различаются по их психогенезу. При первых речь идёт о желательности заболевания (истерические неврозы), при вторых невротическое развитие возникает в связи с опасениями (невроз навязчивых состояний, логоневроз заикания) [9].

Леонгарда концепция акцентуированных личностей (K. Leonhard, 1964, 1968). Выделяются отдельные черты личности (акцентуированные), которые сами по себе ещё не являются патологическими, однако при определённых условиях могут претерпевать развитие в положительном и отрицательном направлении, достигая особой выраженности у психопатов и невротиков. Черты эти как бы являются заострением некоторых присущих каждому человеку неповторимых индивидуальных свойств. Акцентуированные личности — это промежуточное явление между нормой и психопатией. Различаются акцентуации личности и темперамента. Выделяют десять типов акцентуации характера и личности: гипертимность, склонность к застреванию аффекта, эмотивность, педантичность, тревожность, циклотимность, демонстративность, возбудимость, дистимичность (субдепрессивность), склонность к аффективной экзальтации. В патологии демонстративности соответствует истерическая психопатия, педантичности — ананкастическая психопатия, склонности к застреванию — паранойяльная психопатия и возбудимости — эпилептоидная психопатия. Отмечены сочетанные акцентуации различных личностных свойств, в том числе интро- и экстраверсии [2, 8, 9].

Леонгарда–Шмишека характерологический тест-опросник (K. Leonhard, 1964, 1968; H. Schmieschek, 1970) предназначен для выявления акцентуации характера и темперамента, был разработан Г. Шмишеком (Schmieschek Fragebogen) на основе концепции К. Леонгарда об акцентуированных личностях, впервые опубликован в 1970 году и является модификацией «Методики изучения акцентуаций личности К. Леонгарда». Включает в себя 88 вопросов, ответы на которые дают показатели, соответствующие десяти типам акцентуации характера и темперамента.

Выделенные К. Леонгардом 10 типов акцентуированных личностей разделены на две группы: акцентуации характера (демонстративный, педантичный, застревающий, возбудимый) и акцентуации темперамента (гипертимический, дистимический, тревожно-боязливый, циклотимический, аффективный, эмотивный).

Но сам автор обоснованно акцентировал своё внимание на том, что одних ответов на вопросы недостаточно. Для составления полного истинного представления о поведении и характере личности необходимо иметь возможность наблюдать человека в его непосредственной обстановке: дома, на работе, среди друзей, коллег. В связи с этим мы склоняемся к мнению, что при обследовании просто необходимо выяснять поступки, факты, события, которые происходили и происходят в жизни человека, для получения подтверждения или опровержения наличия тех или иных черт, о которых заявляет сам обследуемый.

Таким образом, можно сделать вывод, что беседа и наблюдения, которые делает исследователь во время обследования, являются одним из наиболее достоверных методов описания личности, чем просто проведение опроса или теста. Очень часто более информативным и показательным оказывается не то, что ответил исследуемый, а то, как он это сделал: с какой интонацией, какое выражение лица было в момент ответа, какими жестами он сопровождал свой ответ. «Итак, заявления обследуемого могут служить лишь ориентиром, критерий же определения личности — это особенности поведения человека в конкретных ситуациях. Иными словами, это, пожалуй, важнейший методический пункт в анализе личности».

Тест-опросник предназначен для выявления акцентуированных свойств характера и темперамента лиц подросткового, юношеского возраста и взрослых. Характерологический тест-опросник Г. Шмишека подходит для учёта акцентуаций характера в процессе обучения, профессионального отбора, психологического консультирования, профориентации. Он широко используется в психодиагностических исследованиях, несмотря на то, что результаты его применения за рубежом оказались малоудовлетворительными. Так, ставится под сомнение валидность опросника при обследовании больных неврозами [11].

Необходимо также отметить, что книга К. Леонгарда «Акцентуированные личности» на русском языке первым изданием вышла в 1981 году. Она была с большим интересом встречена советскими и зарубежными читателями. Об этом свидетельствуют рецензии, опубликованные в специальной периодической печати («Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова», 1982, № 6; болгарский журнал «Неврология, психиатрия и неврохирургия», 1984, № 1), откликнулись на её выход и общественно-публицистические издания. В частности, рецензия на книгу К. Леонгарда была опубликована в журнале «Новый мир» (1983, № 1), автор её — режиссёр московского театра Ю. А. Мочалов. Читатель, письмо которого опубликовал журнал «Огонёк» (1988, № 17), называет её настольной книгой учителя и врача. Это неудивительно. Разработанная К. Леонгардом концепция акцентуированных личностей позволяет широкому кругу читателей углублённо познавать природу человеческой личности [6].

В. М. Блейхер (1981) справедливо подчёркивал, что любое новое исследование в области пограничной психиатрии приобретает своеобразный интерес не только в познавательно-клиническом аспекте, но и в сравнении с уже имеющимися у нас работами этого плана и, в первую очередь, с классическим трудом П. Б. Ганнушкина «Клиника психопатий, их статика, динамика и систематика» (1933).

Сравнение взглядов П. Б. Ганнушкина и К. Леонгарда по вопросам пограничной психиатрии могло бы послужить предметом специального исследования. Следует остановиться лишь на нескольких тезисах П. Б. Ганнушкина, перекликающихся с положениями К. Леонгарда. Это, во-первых, положение о том, что психопатическая личность со всеми её особенностями не может рассматриваться как данная уже в момент рождения и не изменяющаяся в течение жизни; во-вторых, указание на редкость однотипных психопатий и большую частоту переходных, смешанных форм, отличающихся чрезвычайным полиморфизмом проявлений и богатством оттенков; в-третьих, подчёркивание в динамике психопатий значения количественной стороны их изучения, т. е. определения степени психопатии.

П. Б. Ганнушкин указывал, что при количественной оценке динамики психопатии речь может идти не только об интенсивности всей клинической картины в целом, но и в ряде случаев о выпячивании отдельных психопатических черт, особенностей, зависящих от внешних условий. В связи с этим П. Б. Ганнушкин выдвинул положение о латентных, или компенсированных, психопатиях. Разницу между ними и клиническими явными психопатиями он видел в жизненном проявлении последних, т. е. в том синдроме, который в современной психиатрии обозначается как социальная дезадаптация.

Книга П. Б. Ганнушкина посвящена клинике психопатий, в ней подвергнуты специальному изучению проявления латентных психопатий, являющихся ни чем иным, как проявлением акцентуации личности в понимании К. Леонгарда [4].

После выхода на пенсию К. Леонгард продолжал свои клинические психиатрические исследования и почти до самой кончины регулярно выезжал в разные больницы для консультирования больных и катамнестического обследования пациентов, многих из которых он наблюдал в течение всей жизни.

Он характеризовал себя как человека интравертированного и ананкастического. Он считал излишним появляться в «горячих точках» и высказываться по «любому поводу». С величайшей скромностью старался уклоняться от всяких чествований. Все знавшие его всегда отмечали эту скромность, а также доброжелательность и уважительное отношение к больным и окружающим. После смерти К. Леонгарда в 1988 году был создан исследовательский форум, названный «Международное общество Вернике–Клейста–Леонгарда», председателем которого стал ученик и последователь К. Леонгарда — профессор Х. Бекманн.

Х. Бекманн вспоминает: «В один из вечеров, которые мы проводили вместе с К. Леонгардом, он заметил — несмотря на мой большой возраст у меня нет страха перед смертью. Мне кажется, что имеется некоторая закономерность в том, что человек, становясь старше и всё больше приближаясь к смерти, боится её меньше, чем в молодые годы. Воля к жизни, которая возрастает вследствие страха перед смертью, становится бесцельной по мере старения. Видимо, природа к этому приспособилась. Так бесстрашно он чуть позже и умер» [4].

Наследие К. Леонгарда огромно, а идеи неисчерпаемы, оригинальны и до сих пор актуальны. Библиография его трудов насчитывает более 285 научных работ, в т. ч. 21 монографию. Его перу принадлежат следующие основные публикации: «О диагностике шизофрении в детском возрасте» (1963), «О течении детских шизофрений» (1964), «Генез шизофрении с точки зрения конечных состояний» (1970), «Патогенез шизофрении с точки зрения конечных состояний» (1971), «Zur Frage der organischen Grundlage bei Schizophrenien» (1974), «Акцентуированные личности» (1981, 1982), «Die defectschizophrenen Krankheitsbilder» (1936), «Involutive und ideopathische Angstdepression in Klinik und Erblichkeit» (1937), «Die Gesetze des normalen Träumens» (1939), «Grundlagen der Psychiatrie» (1948), «Ausdruckssprache der Seele» (1949), «Gesetze und Sinn des Träumens» (1951), «Grundlagen der Neurologie» (1951), «Aufteilung der endogenen Psychosen» (1957, 1968, 1980), «Individualtherapie in der Prophylaxe der hysterischen, an-ankastischen und sensohypochondrischen Psychosen» (1959), «Die atypische Psychosen und Kleist lehre von der endogenen Psychosen» (1960), «Kinderneurosen und Kinderpersonlichkeiten» (1963), «Prognostische Diagnostik der endogenen Psychosen (mit Sieglinde von Trostorff)» (1964), «Differenzierte Diagnostik der endogenen Psychosen, abnormen Personlichkeitsstrukturen und neurotischen Entwicklungen» (1964), «Instinkte und Urinstinkte in der menschlichen Sexualität» (1964), «Normale und abnorme Persönlichkeiten» (1964), «Die klinische Lokalisation der Hirntumoren in der Kritik der technischen, bioptischen und autoptischen Nachprüfung» (1965), «Biologische Psychologie» (1966), «Der menschliche Ausdruck» (1968), «Akzentuierte Persönlichkeiten» (1968), «Biopsychologie der endogenen Psychosen» (1970), «Zum Problem der Nosologie im Bereich der endogenen Psychosen» (1972), «The classification of Endogenous Psychoses» (1979), «Individualtherapie der Neurosen» (1981), «Bedeutende Persönlichkeiten in ihren psychischen Krankheiten» (1988) и многие другие [4].

Необходимо подчеркнуть, что разработанная К. Леонгардом концепция акцентуированных личностей позволяет широкому кругу читателей углублённо познавать природу человеческой личности. Она позволяет исследовать роль акцентуации личности в генезе неврозов, психопатий и психосоматических заболеваний (язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, бронхиальной астмы, ишемической болезни сердца).

Следует отметить, что концепция акцентуации личности была использована А. Е. Личко и его сотрудниками при изучении характера подростков, особенно отклонений в их поведении.

В книге К. Леонгарда «Акцентуированные личности» специалисты находят исключительно тонкие клинические описания акцентуированных личностей, знакомятся с анализом сложных и имеющих большое практическое значение случаев комбинированных акцентуаций, прослеживают динамику акцентуации личности, как в сторону психопатии, так и в положительную сторону, не приводящую к явлениям социальной дезадаптации. Эта книга даёт возможность проникнуть в исследовательскую лабораторию К. Леонгарда, в которой на первом плане оказываются наблюдение (наблюдательность) и клинико-психологическое исследование, оцениваемое автором выше каких бы то ни было опросников и анкет.

В. М. Блейхер, которому довелось в течение 10 дней близко общаться с профессором К. Леонгардом в январе 1988 года, с большим уважением вспоминает, что однажды, говоря о своих исследованиях, он произнёс слова: «моя психиатрия». Я подумал, что он имел для этого все основания: нет ни одного раздела психиатрии, который бы К. Леонгард не осветил по-своему, не обогатил оригинальной творческой концепцией [2, 5]. Он был настоящим учёным-клиницистом, сочетавшим огромное теоретическое знание предмета с умением исследовать больного, анализировать ход заболевания.

Я присутствовал на его клинических разборах. Думаю, что сами эти разборы, а их обстоятельно, почти стенографически записывала многолетняя сотрудница профессора К. Леонгарда З. фон Тросторфф (читателям его книг она известна по многочисленным ссылкам на её работы и приведённым для иллюстрации основных положений клиническим наблюдениям), могли бы составить интереснейшую книгу. Книгу, которая учила бы врачей-психиатров тому, как исследовать больного, изучать течение болезни у него, проводить дифференциальную диагностику, устанавливать заключительный диагноз. Книгу, которая бы учила психиатрической прогностике [2, 6].

Каждого больного К. Леонгард смотрел не менее часа, не обнаруживая при этом усталости и не утрачивая интереса к личности больного. Больные, которых он смотрел повторно, воспринимали его уже как близкого им человека, всё о них знающего и всё помнящего. Поражала тонкость, я бы сказал — отточенность клинико-диагностического метода. Я наблюдал профессора К. Леонгарда в общении со своими молодыми коллегами в психиатрической клинике Шарите, которой он много лет руководил, и в центральной берлинской психиатрической больнице им. В. Гризингера — их отношение к нему определялось не разницей в возрасте: это был авторитет Учителя, в нём чувствовалось то уважение, которое сам К. Леонгард испытывал к своему учителю — Карлу Клейсту [2].

К. Леонгард не был человеком, замкнувшимся в своей высокой профессиональной компетентности. Он проявлял глубокий интерес к общественной жизни, был большим знатоком искусства. Впрочем, в последнем читатель может легко убедиться, знакомясь со второй частью книги «Акцентуированные личности». Мне было особенно приятно убедиться в том, насколько глубоко знал и высоко ценил К. Леонгард творчество Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого, А. П. Чехова. Несомненно, подчёркивал профессор В. М. Блейхер, эта книга представляет большой интерес не только для специалистов, занимающихся вопросами психиатрии и пограничных с ней наук, но и для студентов медицинских и педагогических институтов, всех интересующихся проблемой психологии личности [2, 6].

Таким образом, профессор К. Леонгард внёс весомый научный вклад в развитие не только немецкой, но и мировой психиатрии, психопатологии, неврологии и психологи, обогатив её крупнейшими достижениями. Его высокая принципиальность как гражданина и учёного, широта научных интересов и оригинальность мышления, добросовестность и настойчивость в работе являются наилучшим примером для молодёжи, которая решила посвятить себя науке. Вне сомнения, творческая биография и научные достижения К. Леонгарда имеют большой интерес для отечественной и мировой науки и нуждаются в дальнейшем тщательном исследовании, особенно его творческое сотрудничество с нашими отечественными психиатрами и специализированными научными учреждениями.

Литература

  1. Леонгард, Карл [Электронный ресурс] // Википедия. — Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki.
  2. Леонгард Карл [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://sbiblio.com/biblio/persons.aspx?id=139.
  3. Леонгард (Leonhard) Карл [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://mirslovarei.com/content_psy/leongard-leonhard-karl-8169.html.
  4. Сапожникова И. Я. Карл Леонгард (к 100-летию со дня рождения) [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.mediasphera.ru/journals/korsakov/detail/112/1268/.
  5. Петрюк П. Т., Петрюк А. П., Каленюк А. Ф., Дойчук П. Л., Хрыкин В. Н. Слово о профессоре Карле Леонгарде — выдающемся немецком психиатре, неврологе, психологе // Таврический журнал психиатрии. — 2012. — Т. 16, № 4. — С. 201–207.
  6. Блейхер В. М. Предисловие // Леонгард К. Акцентуированные личности / Пер. с нем. — Киев: Вища школа, 1981. — С. 5–6.
  7. Karl Leonhard [Electronic resource] // Wikipedia. — Mode of access: http://en.wikipedia.org/wiki/Karl_Leonhard.
  8. Блейхер В. М. Эпонимический словарь психиатрических терминов. — Киев: Вища школа, 1980. — С. 101–102.
  9. Блейхер В. М. Эпонимические термины в психиатрии, психотерапии и медицинской психологии: Словарь. — Киев: Вища школа, 1984. — С. 188–190.
  10. Леонгард К. Систематика эндогенных психозов и их дифференцированная этиология / Под ред. Г. Бекмана; Пер. с нем. под ред. А. С. Тиганова. — М.: Практическая медицина, 2010. — 456 с.
  11. Зайцева И. Характерологический опросник К. Леонгарда — Г. Шмишека (акцентуации характера) [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://brunner.kgu.edu.ua/index.php/psy-metodiks/20/203-leongard.
  12. Леонгард К. Атипические психозы и учение Клейста об эндогенных психозах. // Клиническая психиатрия / Под ред. Г. Грулле, Р. Юнга, В. Майер-Гросса, М. Мюллера. — М.: Медицина, 1967. — С. 119–142.
  13. Тёлле Р. Психиатрия с элементами психотерапии: Учебник для медицинских институтов. — Минск: Вышэйшая школа, 1999. — С. 335–339.


© «Новости украинской психиатрии», 2014
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211