НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  Актуальные вопросы современной психиатрии и наркологии »

ОРГАНИЗАЦИЯ ПОМОЩИ ДУШЕВНОБОЛЬНЫМ: ИСТОРИЯ ИЗОЛЯЦИИ (СООБЩЕНИЕ 1)

П. Т. Петрюк, А. В. Пелепец

Харьковская областная клиническая психиатрическая больница № 3 (Сабурова дача), г. Харьков

* Электронная публикация:
Петрюк П. Т., Пелепец А. В. Организация помощи душевнобольным: история изоляции (сообщение 1) [Электронный ресурс] // Актуальные вопросы современной психиатрии и наркологии: Сборник научных работ Института неврологии, психиатрии и наркологии АМН Украины и Харьковской областной клинической психиатрической больницы № 3 (Сабуровой дачи), посвящённый 210-летию Сабуровой дачи / Под общ. ред. П. Т. Петрюка, А. Н. Бачерикова. — Киев–Харьков, 2010. — Т. 5. — Режим доступа: http://www.psychiatry.ua/books/actual/paper080.htm.

В деле помощи людям, страдающим психическими расстройствами, во все времена краеугольным камнем был вопрос о правомерности, степени и длительности изоляции душевнобольных от окружающих. Каждое общество решало эту проблему по-своему.

В древнем мире при обращении с помешанными не скупились на энергичные меры. Связывание душевнобольных было в обычае (эпоха Перикла, V в. до н. э.). В древней Спарте посадили в колодки даже царя (Ю. В. Каннабих, 1929). Однако, вероятно, только состоятельные люди могли позволить себе держать заболевшего психозом родственника дома под надзором слуг. Психически больные из неимущих слоёв античного общества были предоставлены самим себе, пополняя армии нищих, юродивых и блаженных. Такую картину можно увидеть и сейчас в бедных странах третьего мира.

Римский писатель-энциклопедист времён Тиберия (I в. н. э.) Авл Корнелий Цельс предложил решение, которое имело для всей будущей практической психиатрии неисчислимые последствия. Он предписывал крепко держать в руках «буйнопомешанных»: когда не помогают уговоры, действовать голодом, связывать, бить, никогда не поддаваться на все просьбы и на разумные с виду доводы, не развязывать и не отпускать больных, «ибо таков жребий безумца» (Ю. В. Каннабих, 1929).

В течение целого ряда лет и столетий, когда медицина влачила жалкое существование, легче и проще было морить людей голодом, держать взаперти на цепи, чем организовывать за ними дорогостоящий уход и сложное наблюдение. Мысль о необходимости лечения душевных болезней в обстановке мягкого содержания и обращения, высказанная и обоснованная в трудах таких выдающихся врачевателей и учёных древности, как Архиген и его ученик Аретей Каппадокийский (I–II вв. н. э.), Соран и Целий Аврелиан (III–V вв. н. э.), прижилась после гибели греко-римской цивилизации в арабском мире.

Знаменитый Авиценна учил, что «против слёз и тоски, не имеющих причин в жизни, необходимо применять в качестве лекарств развлечения, работу, песни, так как самая вредная вещь для умалишённого — страх и одиночество». Разес советовал лечить тоскливые состояния игрой в шахматы. В Кордове врач Авензоар осуждал пользование калёным железом при лечении душевных болезней. В Каире в 854 году была открыта частная лечебница с отделением для психически больных. Огромная больница Мористан, первоначально построенная в психиатрических целях, впоследствии имевшая в своём составе отделение для умалишённых, работала в том же Каире практически до ХIХ века (Ю. В. Каннабих, 1929).

В средневековой малонаселённой Европе (V–XII вв.), страдавшей от постоянных войн и эпидемий, «организацию» психиатрической помощи взяли на себя монастыри, в которых заболевшие психическим расстройством паломники могли найти приют. Только на заре эпохи Ренессанса проблема психического здоровья вновь стала актуальной.

В развивающихся и крепнущих городах городскими властями (магистратами) к душевнобольным применялся целый ряд мер. Степень стеснения варьировала от заключения в тюрьму до предоставления полной свободы скитаться по городским окрестностям. Пёстрая масса имбецилов, эпилептиков, органиков и схизофреников наводнила Европу позднего средневековья, что потребовало новых решений в деле общественного обращения с умалишёнными.

Чтобы, по сути, изолировать «неразумных» душевнобольных людей от остального «душевноздорового» населения, их стали свозить в одно место и заключать в сумасшедшие дома. Такие меры были связаны, по-видимому, не только с демографической ситуацией, но и с изменением самой сути общества, его идеологии. Эпоха Возрождения стала торжеством идей Модернизма, веры в разум и бесконечный научный прогресс. Вероятно поэтому всё «прогрессивное человечество» поспешило отмежеваться от своей душевнобольной части (P. Bracken, P. Thomas, 2002). Как бы то ни было, именно с организацией массовых заведений для психически больных связано зарождение психиатрии как науки, целью которой с первых шагов стало уменьшение стеснения и изоляции помешанных.

Итак, уже в XVI в. почти во всех крупных европейских странах была целая сеть заведений для душевнобольных. Учреждения эти ещё не преследовали никаких лечебных целей и могли служить лишь убежищем от свирепствовавшей повсюду инквизиции, на кострах которой за 200 лет (XV–XVII вв.) погибло немало пациентов с бредом самообвинения, околдования, величия и т. д. Небольшие лечебницы для состоятельных пациентов, такие как пансионаты под общим названием Шаритэ, основанные в 1630 году во Франции орденом иоаннитов, не могли изменить общее плачевное и нестерпимое положение. Описание громадных французских заведений для «помешанных» Бисетра и Сальпетриера, английского Бедлама будоражит воображение. В эти приюты для хроников попадали осмотренные комиссионно «врачами и хирургами» так называемые неизлечимые больные в случае, если в течение нескольких недель не наступало улучшение. Невероятная теснота и скученность, холод, голод, отсутствие солнечного света и свежего воздуха, цепи, наручники, побои сторожей, набираемых часто из арестантов, пьяниц и бродяг, в чью полную власть были отданы сами жизни «пациентов», определяли сущность этих человеческих свалок.

Начало глобальных изменений в деле организации помощи душевнобольным связано с Великой французской революцией, главным политическим манифестом которой была «Декларация прав человека и гражданина» (26 августа 1789 года). Неотъемлемыми правами даже душевнобольного человека были провозглашены свобода личности, слова, совести, равенство граждан перед законом, право на сопротивление угнетению.

Борьба за права пациентов с психическими расстройствами, начавшаяся в начале XIX в. с движения за «no restraint» (пер. с англ. «никаких ограничений»), достигла в наши дни общегосударственного масштаба, однако это уже совсем другая научная тема современной истории, которая также нуждается в тщательном исследовании.



© «Новости украинской психиатрии», 2010
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211