НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  Актуальные вопросы современной психиатрии и наркологии »

ВОСПОМИНАНИЯ ОБ ОТЦЕ — ИОСИФЕ АДАМОВИЧЕ ПОЛИЩУКЕ

Ю. И. Полищук

Московский НИИ психиатрии МЗ РФ, г. Москва, Россия

* Электронная публикация:
Полищук Ю. И. Воспоминания об отце — Иосифе Адамовиче Полищуке [Электронный ресурс] // Актуальные вопросы современной психиатрии и наркологии: Сборник научных работ Института неврологии, психиатрии и наркологии АМН Украины и Харьковской областной клинической психиатрической больницы № 3 (Сабуровой дачи), посвящённый 210-летию Сабуровой дачи / Под общ. ред. П. Т. Петрюка, А. Н. Бачерикова. — Киев–Харьков, 2010. — Т. 5. — Режим доступа: http://www.psychiatry.ua/books/actual/paper084.htm.

Одним из его главных человеческих качеств на протяжении всей жизни было большое трудолюбие и высокая работоспособность в достижении тех целей и задач в профессиональной деятельности, которые он перед собой ставил. Он выполнял такой объём умственной работы, который под силу обычно трём–четырём разным специалистам, вместе взятым. В послевоенный период времени и до конца его жизни я был свидетелем его интенсивной научной, преподавательской, врачебной, организаторской, общественной деятельности. В короткие промежутки свободного от основной работы времени он любил физический труд в палисаднике и на огороде возле дома, а позже — в любимом, им посаженном саду за Броварами под Киевом. Физический труд, как и умственный, носил творческий, порой экспериментальный характер. Одно время разводил пчёл и заботливо за ними ухаживал, радовался первому мёду из трёх ульев. Выращивал разные овощи и цветы.

Он работал и в будни, и в выходные дни. Приходя домой из клиники, плотно обедал, читал свежие газеты, затем спал около часа, после чего садился за письменный стол в своём кабинете и читал научную литературу, писал, стучал на пишущей машинке с небольшими перерывами на ужин, информационные теле- и радиопередачи до одного часа ночи. И, к сожалению, много курил. Периодически просил привозить из Москвы болгарские сигареты в блоках, не желая отказывать себе в удовольствии табакокурения.

Помимо работы над материалами своих научных исследований, исследований своих сотрудников и других работников, он регулярно готовился к лекциям для курсантов кафедры, проходивших циклы специализации и усовершенствования по психиатрии. Просматривал и составлял рефераты новых научных публикаций. Писал отзывы на диссертации, рецензировал научные статьи, которые приходили из редакций разных журналов на отзыв. Читал медицинские журналы на немецком, английском, польском языках. Привычно делал пометки на полях книг и журналов, выделяя главное, с чем соглашался и против чего возражал. Будучи членом редколлегии журнала «Врачебное дело», редактировал многочисленные статьи, а также сборники научных работ. Работая свыше 15 лет главным психиатром Министерства здравоохранения УССР, вёл обширную переписку с руководителями психиатрических учреждений и отдельными врачами.

Его отличала необыкновенная широта научных интересов, которые выходили далеко за рамки клинической психиатрии. Будучи преданным идеям своего учителя, академика В. П. Протопопова, он стремился в своей научной деятельности к раскрытию патофизиологических основ и механизмов психических расстройств. В центре его научных интересов и исследований были биохимические и нейрохимические изменения при психических заболеваниях. Основным итогом работ в этой области явилась монография «Биохимические синдромы в психиатрии» (1967). Он интересовался также вопросами иммунопатологии, эндокринной патологии при психических заболеваниях. Организовывал и проводил вместе с сотрудниками соответствующие исследования. Особый интерес в последние годы жизни у него вызывала генетика психических заболеваний. Его теоретические исследования и взгляды отражены в монографии «Клиническая генетика в психиатрии» (1981), написанной совместно с Л. А. Булаховой.

В полемике с академиком А. В. Снежневским и другими видными психиатрами он отстаивал точку зрения, согласно которой психиатр, занимающийся научной работой, должен освоить хотя бы одну из смежных научных дисциплин и её методический аппарат для проведения самостоятельных лабораторных (параклинических) исследований, а также в целях формирования патофизиологически ориентированного мышления при решении научных задач. Определение материального субстрата — мозгового и соматического — выяснение закономерностей его патологических изменений, лежащих в основе психопатологических синдромов и симптомов — такой, по его мнению, должна быть основная, направленность научных исследований в психиатрии. В результате такой направленности создаются предпосылки и возможности научно обоснованного рационального лечения и профилактики психических заболеваний.

А. В. Снежневский, будучи «чистым» клиницистом и психопатологом, считал, что психиатр-клиницист не должен сам заниматься лабораторными исследованиями, которые должны выполняться подготовленным специалистами: биохимиками, иммунологами, эндокринологами, нейрофизиологами, генетиками. Психиатры должны обеспечить для этих исследований подбор строго однородных больных, что позволит установить корреляции между клинико-психопатологическими и лабораторным данными. Конечно, при указанных подходах требования к психиатру, занимающемуся мультидисциплинарными исследованиями, у И. А. Полищука были более высокими, требовали дополнительных знании и умений, чем у А. В. Снежневского. Более того, научные интересы Иосифа Адамовича не ограничивались проблемами биологической (как теперь говорят) психиатрии. Он активно интересовался, изучал и вникал во многие вопросы не только биологической, клинической, но и социальной психиатрии. Его, в частности, интересовали вопросы социальной реабилитации психически больных, первичной и вторичной профилактики психических заболеваний с учётом влияния социальных и социально-психологических факторов на развитие, течение и исходы психических расстройств. По сути дела уже тогда он развивал и отстаивал концепцию биопсихосоциальной модели психических расстройств, о которой сейчас много говорится со ссылкой на зарубежных авторов.

Его всегда интересовали методологические проблемы и философские аспекты нормальной и патологически изменённой психической деятельности.

Он написал ряд содержательных статей по теоретическим и методологическим вопросам отечественной и зарубежной психиатрии, а также по истории научной и практической психиатрии. Регулярно выписывал и штудировал журнал «Вопросы философии».

Будучи высоконравственным, честным человеком, отец отличался большой требовательностью к себе, своим ученикам, своим детям. Ему была присуща принципиальность и бескомпромиссность в поисках научной истины и жизненной правды. Он не терпел лести и подхалимства, не любил ленивых и лживых людей. Его никогда не устраивала полуправда и всяческие натяжки, попытки выдать желаемое за действительное. Это был настоящий рыцарь науки, готовый к сражениям со своими оппонентами в открытой полемике и дискуссиях. В профессиональных спорах и дискуссиях он нередко увлекался, был эмоционален, допускал не всегда оправданную прямолинейность и настойчивость, иногда бывал резким. Но мог быть, если этого требовали обстоятельства и текущая ситуация, достаточно дипломатичным, однако не в ущерб своим принципам и убеждениям.

Он критически относился ко многим рекомендациям и указаниям по вопросам методов, формы и содержания преподавания психиатрии в системе институтов усовершенствования врачей, которые формировались и утверждались в Москве на кафедре психиатрии Центрального института усовершенствования врачей, возглавляемой А. В. Снежневским. Эти указания и рекомендации, по сути директивы, распространялись на институты усовершенствования врачей и медицинские институты всех республик СССР. В соответствии с ними должны были составляться планы и отчётные материалы. Главной целью таких установок было достижение унификации и единомыслия в теории и практике советской психиатрии, стирание и постепенная ликвидация различий в развитии отдельных самобытных научных школ и направлений в отечественной психиатрии, в том числе и в Украине. Кстати сказать, нечто подобное происходит и теперь в связи с переходом не только практической, но и научной психиатрии на Международную классификацию болезней десятого пересмотра и Американскую классификацию психических расстройств. Отстаивая свои принципы преподавания психиатрии, отец, сталкиваясь с очередными предписаниями из Москвы, не раз говорил: «По-їхньому у нас не буде», и вёл преподавание психиатрии так, как считал нужным, в аспекте широких мультидисциплинарных подходов.

Говоря о его нравственном облике, нужно в наше время вспомнить о том, как он категорически возражал против разного рода подарков и подношений со стороны больных и их родственников в знак благодарности за успешное лечение. Он открыто их отвергал, и в этом проявлялась его моральная щепетильность, бескорыстие, скромность человека, рождённого и воспитанного в детстве и отрочестве в крестьянской семье. Его всегда отличала бытовая неприхотливость, индифферентное отношение к предметам роскоши, деликатесам, шикарной одежде. Он был удивительно прост и доступен в общении с разными людьми и, прежде всего, с пациентами. Его отзывчивость и готовность оказать помощь советом или делом по многим вопросам не только профессиональным, но и житейским известна многим, кто с ним общался и знал его.

Отмечая 100-летие со дня рождения профессора И. А. Полищука, мы бережно храним о нём память, как о крупном учёном, прекрасном враче и педагоге, общественном деятеле, светлом и мудром человеке, достойном сыне украинского народа, ярком представителе творческой интеллигенции Украины.



© «Новости украинской психиатрии», 2010
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211