НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  История украинской психиатрии »

ПРИЗРЕНИЕ ДУШЕВНОБОЛЬНЫХ В ХАРЬКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ В КОНЦЕ XIX СТОЛЕТИЯ

И. И. Кутько, В. В. Чугунов

Харьков

* Публикуется по изданию:
Кутько И. И., Чугунов В. В. Призрение душевнобольных в Харьковской губернии в конце XIX столетия // История украинской психиатрии: Сборник научных работ Украинского НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии и Харьковской городской клинической психиатрической больницы № 15 (Сабуровой дачи) / Под общ. ред. И. И. Кутько, П. Т. Петрюка. — Харьков, 1994. — Т. 1. — С. 89–94.

На VI съезде врачей — представителей земств Харьковской губернии (проходившем в период 20–28 октября 1898 года) был поднят вопрос о необходимости улучшения положения душевнобольных на Сабуровой даче. Среди множества докладов был заслушан и обсужден доклад В. И. Яковенко «О мерах упорядочения призрения душевнобольных и необходимости деятельного участия в этом деле всей земско-медицинской организации». Осветим в общих чертах основные положения доклада.

В. И. Яковенко писал, что практически до конца XIX века бытовало мнение, что на 1000 человек психически здорового населения в России приходится только 1 душевнобольной. Подобное «благополучие» объясняли тем, что существующая культурная отсталость России по сравнению с Западной Европой обеспечивает и более низкую заболеваемость психическими заболеваниями. Такое заключение, по мнению В. И. Яковенко, необоснованно и сформировалось на основе ложных статистических материалов. В связи с этим уже в 1895 году П. П. Кащенко издал свой «Статистический очерк положения душевнобольных в Нижегородский губернии», основывавшийся на статистически достоверных сведениях, полученных во время подворной переписи населения 1889–90-х годах. Число душевнобольных резко «увеличилось» до 2 человек на 1000 здорового населения. В 1893 году В. И. Яковенко провёл аналогичное статисследование и получил по Московской губернии результат — на 1000 здоровых — 2,3 душевнобольных. По данным Петербургского земства — 2,4 душевнобольных на 1000 здорового населения. Проведя несложный подсчёт, В. И. Яковенко делает выводы, что на 1 января 1891 года число душевнобольных в Российской империи должно было быть от 127 000 до 191 000 человек, т. е. на каждую губернию (а их было в то время 34) — от 1500 до 6000 больных в зависимости от количества населения.

«Что же делать земствам с такой огромной армией душевнобольных? Очевидно, что призрение всех душевнобольных есть для нас пока недоступная роскошь, а мечты об этом — можно назвать утопическими» — писал В. И. Яковенко. И тем не менее именно этот путь решения проблемы предлагал земствам «к непременному исполнению» указ Сената от 15 июля 1875 года (за № 29937), на основании статей 623–629 XIII тома Устава Общественного Призрения (1775 года издания). Помещение всех душевнобольных в лечебницы было невозможным, а сам указ Сената, по мнению В. И. Яковенко, был явно вызван недоразумениями. Дело в том, что отношение к душевнобольным за столетие (с 1775 по 1875 год) претерпело значительные изменения, и подразумевавшиеся под душевнобольными в XVIII веке психически больные преступники действительно все помещались в «дома умалишённых», практически бывшие обыкновенными тюрьмами. Расширение сферы компетенции психиатрии в XIX веке привело, естественно, к громадному «увеличению числа» душевнобольных за счёт «спокойных, безопасных для себя и окружающих» психически больных, ранее не попадавших в «поле зрения» психиатрии.

Пути решения проблемы призрения (а в конце XIX века и лечения) душевнобольных предлагались следующие:

1) в области содержания:

2) в области оказания психиатрической помощи:

Именно в области психиатрического образования ситуация в то время была достаточно проблематичной. В 1857 году, например, в Российской империи существовала только одна психиатрическая клиника (при Медико-Хирургической академии). Обязательное преподавание психиатрии было введено приказом от 19 ноября 1867 года (в Харькове — с 1877 года, когда приват-доцентом по кафедре нервной и душевной болезней был избран П. И. Ковалевский). Первый отечественный психиатрический журнал также начал выходить в Харькове — «Архив психиатрии, неврологии и судебной психопатологии».

Итак, при обсуждении доклада В. И. Яковенко харьковскими психиатрами были одобрены основные положения доклада и отмечена их справедливость и для Харьковской губернии. Однако Е. Р. Клевезаль отметил, что призрение душевнобольных в Харьковской губернии имеет свои особенности:

В докладе 1898 года (на том же съезде) Е. Р. Клевезаль описывает реконструкцию и дальнейшие планы «обустройства» Сабуровой дачи:

«Собрание минувшей сессии сделало много для расширения помещений больных, что же касается помещений для врачей, фельдшеров и прислуги, то собрание не входило отдельно в обсуждение и лишь при утверждении новых построек лечебницы и павильона для слабоумных утвердило квартиры для всего фельдшерского персонала и всей прислуги в новых зданиях и одну квартиру для врача лечебницы. Производя обширные ремонты и постройки в течение этого лета, губернская управа нашла возможным капитально ремонтировать два небольших старых здания на даче Франковского, где помещались богадельцы и предназначило их под квартиры для 2-х врачей. Таким образом, мы в настоящем году вместе со старшим врачом, который по постановлению собрания должен быть непременно психиатр, будем иметь уже 3-х психиатров, имеющих жительство на Сабуровой даче, а на тот год с окончанием постройки лечебницы 4-х. Это большой шаг вперёд, всего год тому назад на Сабуровой даче не жило ни одного психиатра, а во время дежурств ординаторов соматических отделений большую часть суток в пределах Сабуровой дачи не было ни единого психиатра. Сделанного однако я считаю недостаточным; для правильного ухода психиатрической больницы необходимо, чтобы все ординаторы её вместе со старшим врачом жили в больнице, жили одной с нею жизнью».

Положение с врачебными штатами и врачебным распорядком (распорядком дежурств) в 1898 году было следующим:

  1. На Сабуровой даче на 700 душевнобольных было 5 ординаторов (3 — на полном содержании и 2 — на половинном), т. е. на одного врача приходилось по 140 больных (что было значительно больше, нежели в других губерниях) при нужде минимум 7 ординаторов при таком количестве больных;
  2. Наряду с дежурствами психиатров в дежурствах принимали участие и врачи «соматических отделений», что не должно было иметь место, т. к. «психиатрическая больница не должна оставаться ни одного часа без дежурного психиатра».

В результате дискуссий на съезде представителей земств было принято т. н. «Положение», определявшее основные моменты положения душевнобольных в Харьковской губернии, рассматривавшее пути реконструкции системы оказания психиатрической помощи на Сабуровой даче и целый ряд текущих вопросов лечения и содержания душевнобольных. Приведём основные моменты данного «Положения»:

  1. Число душевнобольных в Харьковской губернии, по самому скромному расчёту, должно быть не менее 3000.
  2. Указ Сената от 1875 года за № 29996 обязывает земство иметь неограниченное количество кроватей и лишает права отказывать в призрении душевнобольных, не взирая на форму их болезни.
  3. Харьковскому земству следует в инструкцию Сабуровой дачи внести параграфы следующего содержания: а) Харьковская губернская психиатрическая больница имеет целью главным образом лечение острых душевнобольных…; б) спокойных хроников, могущих без вреда для общества и самих себя быть оставленными на его попечении или в родной семье, больница не принимает; в) для помещения больных вышеуказанных категорий собрание ежегодно определяет подробный штат кроватей (число каковых должно быть не менее 600, не считая пансионатов).
  4. Участковые земские врачи должны принять деятельное участие в том, чтобы свежезаболевшие больные попадали в губернскую больницу как можно скорее н чтобы спокойные хроники без нужды не направлялись для призрения в больницу.
  5. Взимание платы за содержание душевнобольных вредит своевременному поступлению острых больных, способствует накоплению хроников и является нарушением основного принципа земской медицины — бесплатной медицинской помощи, а потому все острые душевнобольные и хроники буйные, беспокойные и слабые или вообще все те, которых заведующий больницей врач найдёт необходимым содержать в больнице, должны содержаться бесплатно, если они уроженцы Харьковской губернии.
  6. Для правильного ведения психиатрической больницы все ординаторы (психиатры) должны жить в пределах больницы, почему желательно, чтобы Харьковское губернское земство позаботилось устройством квартир на Сабуровой даче для гг. ординаторов в надлежащем количестве.
  7. Число ординаторов-психиатров должно быть увеличено до 1 на 100 больных, считая полные сотни.
  8. На Сабуровой даче, как преимущественно психиатрической больнице, должен быть всегда дежурный врач-психиатр, при чём от дежурств в соматических отделениях он освобождается.

В настоящее время остаётся только удивляться, с каким упорством, с каким переживанием за судьбу психически больных трудились представители земств и ординаторы за превращение Сабуровой дачи в полноценную психиатрическую больницу. Именно эти обстоятельства и определили тот факт, что «ужасная во всех отношениях Сабурова дача менее чем в 1 год превратилась в благоустроенную больницу». Это было в конце XIX века. В настоящее время больница также нуждается в реорганизации и, может быть, опыт предшественников поможет её осуществить.



© «Новости украинской психиатрии», 2002
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211