НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  Профилактика наркомании: организационные и методические аспекты »

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ МОНИТОРИНГ УПОТРЕБЛЕНИЯ ПСИХОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ В МОЛОДЁЖНОЙ СРЕДЕ

И. П. Рущенко, А. А. Сердюк

* Публикуется по изданию:
Рущенко И. П., Сердюк А. А. Социологический мониторинг употребления психоактивных веществ в молодёжной среде // Профилактика наркомании: организационные и методические аспекты. Итоговые материалы международного проекта / Сост. И. П. Рущенко. — Харьков: Финарт, 2002. — С. 93–101.

Идея мониторинга возникла в середине 90-х гг., она нашла продолжение в международном проекте, который предварительно осуществлялся коллективами учёных трёх европейских стран — Украины, Германии, Испании, а позднее к проекту присоединились специалисты России. Цель мониторинга — слежение за распространением употребления психоактивных веществ в молодёжной среде. Специфика исследовательской процедуры состоит в том, что объектом выступают не группы наркозависимых лиц, а основная масса юношей и девушек, точнее группа учащейся молодёжи в возрасте от 14 до 24 лет. Мониторинг включает периодическое проведение массовых репрезентативных опросов, которые осуществляются в группах путём раздаточного анкетирования. Группы формируются на основе случайного отбора, по 1000 единиц наблюдения каждая. Такая методика способствует анонимности процедуры и повышает уровень достоверности результатов. Шаг мониторинга — два года, в Харькове социологические измерения осуществлялись в 1995, 1997, 1999, 2001 гг., а в 1999 и 2001 гг. по аналогичной методике был осуществлён социологический опрос студенческой молодёжи г. Дрездена.

Опросник включает три группы показателей:

Таблица 1

Процентное распределение ответов на вопрос: «С отдельными видами наркотиков Вы, возможно, встречались «более близко». В какой степени Вы с ними знакомы?»

  Проба (% ко всем) Пробовал 1 раз Пробовал 2–3 раза Пробовал до 10 раз Употреблял св. 10 раз, но не регулярно Употребляю регулярно
Препараты конопли: травка, марихуана, драп, план, ганж, анаша, дядя, мацанка гашиш, молоко, каша. 36,6 9,0 11,1 6,6 8,1 1,2
Опиаты медицинские: морфин, омнопон, метадон, промедол, бупренорфин, фентанил 1,5 0,8 0,3 0,3 0,1  
Трамадол, трамалгин 4,5 1,9 1,4 0,9 0,3  
Опиаты кустарные: ханка, черняшка, солома, ширево, бинты 1,2 0,6 0,4 0,2    
Героин 0,3 0,3        
Кокаин, крэк 0,6 0,4 0,1   0,1  
Чифир 8,1 2,2 4,0 1,2 0,5 0,2
Первитин (винт) 0,9 0,4 0,3 0,2    
Амфетамин, фенамин, метамфетамин 0,5 0,3 0,1   0,1  
Эффект, Колдакт и др. 0,5 0,4 0,1      
Эфедрон (мулька, джеф) 0,3 0,2 0,1      
Транквилизаторы: сибазон, радедорм, мепробамат и др. 0,9 0,4 0,2 0,3    
Барбитураты: люминал, барбамил, этаминал-натрий и др. 0,3 0,1 0,1     0,1
Кетамин (калипсол) 0,2 0,1 0,1      
Оксибутират натрия (чандрики, чандрос) 0,2 0,1 0,1      
Ингалянты: клей, растворители, бензин, ацетон и др. 2,7 0,8 1,0 0,5 0,3 0,1
Циклодол 0,6 0,2 0,2 0,2    
Тарен 4,2 1,8 2,0 0,2 0,2  
Димедрол 7,2 2,6 3,5 0,7 0,4  
ЛСД (LSD, марки), псилоцибин, мескалин, DMT 0,9 0,7 0,1 0,1    
Грибы, галлюциногены местного происхождения 0,9 0,4     0,2 0,3
Фенциклидин (PSP) 0,2 0,2        
Экстази (МДМА, Е, ХТС) 1,2 0,7 0,2 0,3    
Другие наркотики, психоактивные в-ва 2,3 0,7 0,8 0,3 0,4 0,1
Алкоголь (пиво, вино, водка) 71,3 1,4 3,4 8,5 48,0 10,0
Табак, сигареты (никотин) 64,3 5,7 5,1 7,1 20,4 26,0


Таблица 2

Процентное распределение ответов на вопрос: «Существует много наркотических и психоактивных веществ. Какие из них Вы пробовали и в каком возрасте первый раз?»

  Пробовали Менее 10 лет 10–11 12–13 14–15 16–17 18–19 20–21 22–23 24 и больше
Табак (сигареты) 77,2 8,2 9,9 19,4 22,8 14,6 2,1   0,1 0,1
Алкоголь 86,6 6,4 7,5 20,9 33,3 15,4 2,7 0,2 0,1 0,1
Препараты конопли: травка, марихуана, драп, план, ганж, анаша, дядя, мацанка, гашиш… 33,5 0,5 0,3 2,8 12,3 13,6 3,8 0,2    
Опиаты медицинские: морфин, омнопон, метадон, промедол, бупренорфин, фентанил 1,9 0,2   0,2 0,7 0,8        
Трамадол, трамалгин 4,8 0,1 0,2 0,3 1,7 1,5 1,0      
Опиаты кустарные: ханка, черняшка, солома, ширево, 1,4 0,2 0,1 0,2 0,2 0,1 0,5   0,1  
Героин 0,4     0,1   0,2 0,1      
Кокаин, крэк 0,6     0,1 0,1 0,2 0,2      
Чифир 9,2 0,1 0,5 1,3 3,4 2,7 1,0 0,1   0,1
Первитин (винт) 1,1     0,1 0,2 0,6 0,2      
Амфетамин, фенамин, метамфетамин 0,7   0,1 0,1   0,5        
Эффект, Колдакт и др. 0,8 0,2 0,1 0,2 0,2 0,1        
Эфедрон (мулька, джеф) 0,4 0,1   0,1   0,1 0,1      
Транквилизаторы: сибазон, радедорм, мепробамат и др. 1,2     0,2 0,3 0,3 0,4      
Барбитураты: люминал, барбамил, этаминал-натрий и др. 0,4     0,2 0,1   0,1      
Кетамин (калипсол) 0,3     0,1 0,1 0,1        
Оксибутират натрия (чандрики, чандрос) 0,2     0,1           0,1
Ингалянты: клей, растворители, бензин, ацетон и др. 3,1 0,2 0,3 0,9 0,9 0,4 0,3 0,1    
Циклодол 0,8     0,1 0,4 0,3        
Тарен 4,5 0,2 0,1 0,5 1,4 1,9 0,3   0,1  
Димедрол 4,4 0,4 0,3 0,7 1,2 1,1 0,7      
ЛСД (LSD, марки), псилоцибин, мескалин, DMT 1,1 0,2   0,1 0,4 0,2   0,1 0,1  
Грибы, галлюциногены местного происхождения 0,4 0,2 0,1 0,1            
Фенциклидин (PSP) 0,4 0,1   0,2     0,1      
Экстази (МДМА, Е, ХТС) 1,3 0,1   0,3 0,2 0,5 0,1   0,1  
Другие наркотики, психоактивные в-ва 2,2 0,2 0,1 0,1 0,8 0,8 0,2      

К числу основных показателей относится «проба психоактивных веществ» и «частота проб». Измерение осуществляется по отдельным группам и видам психоактивных веществ, эти списки мы вынуждены определённым образом корректировать с развитием наркотической ситуации и появлением в незаконном обороте новых наркотических средств и технологий их кустарного изготовления. Последнее исследование зафиксировало статистически значимые показатели пробы следующих психоактивных веществ (см. табл. 1, 2): алкоголь — 87%; табак — 77%; чифир — 9%; тарен, димедрол, трамадол (трамалгин) — около 4,5% каждый; опиаты медицинские — 2%; опиаты кустарные — 1,5%; транквилизаторы, ЛСД, экстази, циклодол, «Эффект», «Колдакт» и т. п. — около 1%. В табл. 1 и 2 представлены результаты опроса, они имеют некоторые отличия. На прямой вопрос о частоте проб наркотиков — «С отдельными видами наркотиков Вы, возможно, встречались «более близко». В какой степени Вы с ними знакомы?» респонденты дали менее откровенные ответы, чем на вопрос «Существует много наркотических и психоактивных веществ. Какие из них Вы пробовали и в каком возрасте первый раз?».

Начало мониторинга пришлось на период бурного распространения нелегальных наркотиков в молодёжной среде. Первые три измерения выявили картину значительной динамики основных показателей. Наиболее иллюстративными являются данные распространения каннабиса. По результатам опроса 1995 г. процент тех, кто имел хотя бы одну пробу марихуаны составил около 18%; в 1997 г. — 28%; в 1999 г. — 38%. Эта ситуация напоминала положение в США 60–70 гг., когда по данным американских социологов показатель пробы марихуаны достигал 60 процентов. Мы ожидали дальнейший «взлёт» этого показателя, но данные 2001 г. эту гипотезу не подтвердили. Наблюдается определённая стабилизация распространения каннабиса в молодёжной среде. По-видимому, эпидемические процессы не переносятся механически с одной национальной почвы и исторической эпохи на другие. Они корректируются историческими и социокультурными условиями. Нельзя забывать, что тридцать лет назад распространения марихуаны было частью мощной молодёжной субкультуры — движения хиппи, которое существенно влияло на сознание юношей и девушек в то время. Сегодня употребление наркотических веществ, по крайней мере, на Западе, уже не является выразительной модой.

Существуют характерные отличия общественного мнения, которое формируется вокруг проблемы наркотизма в Украине и Германии. Наши сравнительные измерения в Харькове и Дрездене свидетельствуют, что отношение к наркоманам в Германии и Украине диаметрально противоположное. Процедура измерения базировалась на применении модифицированной шкалы Богардуса, которая сориентирована на выяснение социальных дистанций между определёнными социальными группами. Мы зафиксировали значительный разрыв в оценках и дистанциях. Например, в Харькове готовы принять в качества члена семьи того, кто злоупотребляет наркотиками, всего лишь 0,8% студентов, а в Дрездене — 42,6%. И, наоборот, не хотят, чтобы наркоманы были в стране 65,2% харьковчан, тогда как среди молодых немцев такие настроения разделяют лишь 10,3% опрошенных. Создаётся впечатление, что статус наркомана или наркопотребителя на Западе уже превратился в составную часть мультикультурной ситуации и форму идентичности. Как известно, там существует уважение к собственному выбору и индивидуальности, хотя это и не означает автоматическое одобрение подобного выбора, или его повторение другими.

Новой ситуацией, параллельно разворачивающейся с распространением нелегальных наркотиков, является эпидемия ВИЧ/СПИДа. По данным нашего опроса абсолютное большинство респондентов обеспокоено этой эпидемией и считает её для молодёжи проблемой более высокого порядка, чем проблемы с алкоголем или наркотиками. Так, около 72% респондентов считают проблему ВИЧ/СПИД очень серьёзной, проблему наркомании — 58%, а проблему алкоголизма — всего 28%. Как это может сказаться на распространении нелегальных наркотиков? Основная масса респондентов, несмотря на определённый процент ошибочных ответов, довольно точно определила пути передачи инфекции, следовательно, молодые люди понимают опасность инъекционной наркомании. Около половины опрощенных осознают угрозу заражения ВИЧ (см. табл. 3).

Таблица 3

Процентное распределение ответов на вопрос «Существует ли угроза заражения ВИЧ/СПИД для Вас?»

  % ко всем % к ответ.
Да, существует реальная угроза 6,2 6,2
Вероятность этого исключить нельзя 48,8 49,1
Угроза существует больше теоретическая, но не реальная 17,2 17,3
Нет, такую угрозу я исключаю 18,7 18,8
Затрудняюсь ответить 8,5 8,6

Можно выдвинуть гипотезу, что опасность заболевания способна играть роль предупредительного фактора и влиять на структуру употребления наркотических веществ. Однако, мониторинговым исследованием в 2001 г. выявлено превалирование среди причин удержавших от пробы наркотика сформированного собственного мнения, интересов и жизненной позиции, а опасения за своё здоровье оказались лишь на четвёртом месте (табл. 4). Это говорит о необходимости сосредоточить внимание при проведении профилактических мероприятий на формировании т. н. навыков социальной компетентности, собственного мнения по поводу наркотиков и их потребления, а также на максимально полном информировании о наркотиках и последствиях их употребления (избегая недостоверной и искажённой информации). Кроме того, внешние факторы — боязнь перед родителями, учителями и правоохранительными органами оказались малозначимыми для респондентов. Следовательно, основное внимание следует сосредоточить на внутренних, субъективных факторах препятствующих распространению наркотизма.

Таблица 4

Процентное распределение положительных ответов на вопрос «Если у Вас была возможность пробы наркотиков, и Вы их не употребили, то что Вас удержало?»

1. У меня есть своё мнение и своя жизненная позиция 38,9%
2. Мне интересно жить и без наркотиков 32,9%
3. Боязнь стать зависимым 25,6%
4. Страх за своё здоровье 24,6%
5. Боязнь заражения инфекционным заболеванием 4,8%
6. Мнение авторитетных для меня людей 3,9%
7. Боязнь что узнают родители или учителя 2,8%
8. Боязнь перед правоохранительными органами 2,6%
9. Финансовые трудности 2,6%
10. Другие факторы 5,9%

Если говорить об опасениях и страхах потребителей наркотиков, то здесь доминируют страхи утратить волю, стать зависимыми, опасения за своё здоровье и конфликты в ближайшем социальном окружении, снижения умственных способностей (табл. 5), а опасения связанные с ВИЧ/СПИДом имеют меньшую значимость. В подобных опасениях практически отсутствует разница между полами, кроме страха относительно снижения полового влечения и возникновения проблем с правоохранительными органами более свойственных мужчинам. Таким образом, при проведении вторичной профилактики среди потребителей наркотиков следует обращать особое внимание на страхи окончательно утратить волю, опасения за своё здоровье, физическое и психическое и использовать их ближайшее социальное окружение.

Таблица 5

Процентное распределение ответов на вопрос «Если Вы употребляете наркотики, то чего Вы опасаетесь больше всего?»

Стать зависимым, утратить волю 17,3%
Семейных проблем и проблем с близкими людьми 10,2%
Проблем со здоровьем и ранней смерти от болезней 10,0%
Снижения умственных способностей, интеллекта 9,7%
ВИЧ/СПИДа 6,4%
Проблем с милицией и правоохранительными органами 6,1%
Снижения успеваемости и проблем с дальнейшей карьерой 4,8%
Снижения полового влечения и интереса к противоположному полу 4,6%
Психических расстройств 4,2%
Вирусного гепатита и других заразных болезней 2,3%
Ничего не опасаюсь 6,8%

Мониторинговое исследование в 2001 г. зафиксировало возраст первой пробы различных видов психоактивных веществ. Наиболее опасным является промежуток от 14 до 17 лет, на который приходится около 78% первых проб каннабиса. Прослеживается и общая закономерность: «сдвиг» возраста первой пробы на более поздние периоды в зависимости от степени «тяжести» психоактивных веществ. Первые пробы алкоголя и табака происходят в более раннем возрасте, чем пробы наркотиков. Так, на вопрос «Существует много наркотических и психоактивных веществ. Какие из них Вы пробовали и в каком возрасте первый раз?» респонденты дали ответы для каждого из аддиктивных веществ (см. табл. 2). Для упрощения процедуры анализа эти данные пересчитали для трёх классов веществ — алкоголь, табак и наркотики (см. рис 1). Оказалось, что основная масса молодёжи впервые пробует алкоголь и табак с 12–13 до 14–15 лет, а наркотики с 14–15 до 16–17 лет. Хорошо видно, что кривая возраста первых проб наркотиков смещена примерно на 2 года вперёд. Это говорит о том, что дети вначале экспериментируют с традиционными аддиктивными веществами — алкоголем и табаком, а потом с наркотиками. Эту закономерность, по нашему мнению, следует использовать при построении школьных превентивных программ. Кроме того, следует учитывать, что после 20 лет первые пробы аддиктивных веществ практически не предпринимаются.

Распределение возраста первой пробы наркотиков, алкоголя и табака

Рис. 1. Распределение возраста первой пробы наркотиков, алкоголя и табака

Мониторинговый опрос выявил локализацию первой пробы в местах основного проведения свободного времени, её спонтанность и инициацию социальным окружением. Относительно тех, кто совершил первую пробу наркотика необходимо отметить, что в 20,9% случаев это планировалось респондентами, а в 79,1% всё произошло спонтанно. На вопрос «Где это происходило?» были получены следующие ответы: «На улице, во дворе, в подъезде» — 40,6%; «На дискотеке, в клубе, в кафе» — 23,5%; «На отдыхе, во время каникул» — 13,8%; «Дома у друга (друзей, подруги)» — 11,2%; «У себя дома» — 10,4%; «В школе» — 0,6%. Необходимо отметить, что больший процент девушек, в сравнении с юношами осуществили первую пробу дома, у себя или друзей, а в остальных случаях разница между полами в предпочтении мест для осуществления первой пробы практически отсутствует. На вопрос «От кого исходила инициатива Вашей первой робы наркотика?» большинство ответили — «От членов моей компании» (43,7%) и «От меня» (39,1%), меньшее количество респондентов впервые попробовали наркотики по инициативе «близкого друга или родственника» (9,4%) и совсем мало респондентов ответили что инициатива первой пробы исходила «От малознакомых и случайных людей» (4,1%) и «От моего парня (девушки)» (3,7%). Последняя альтернатива более свойственна девушкам (в 75% случаев), в остальных случаях ответы распределились между полами примерно поровну. Следует отметить, что среди тех, кто ответил на вопрос об инициативе первой пробы наркотика, что она исходила «От меня» — всего в 30,1% случаев это планировалось и в 69,1% случаев произошло спонтанно. Таким образом, кем бы ни была инициирована первая проба наркотика, и где бы это ни происходило — в 70–90% случаев это происходит спонтанно. Кроме того, от кого бы ни исходила инициатива первой пробы наркотика, это происходит в основном во дворе, на улице, в подъезде. Среди осуществивших первую пробу у себя дома, в 70,9% случаев инициатива исходила от самого респондента. Среди осуществивших первую пробу наркотиков на дискотеке, в клубе и на отдыхе около 40% сделали это по своей инициативе и такой же процент по инициативе своей компании. В случаях, когда первая проба происходила дома у друзей или на улице, во дворе, в подъезде — около 30% сделали это по своей инициативе и около 50% по инициативе своей компании. Из этого можно сделать вывод, что большинство первых проб наркотиков осуществляются спонтанно, в местах, где подростки проводят свободное время, и инициируются их социальным окружением.

Окончательно дополняет картину первой пробы наркотика описание закономерностей её мотивации (см. табл. 5). Среди мотивов первой пробы наркотиков доминирует психологическая мотивация: любопытство, желание испытать новые, приятные ощущения, снабженные оправданиями что «в жизни надо попробовать всё, тем более что в любой момент можно остановиться». Также высокую значимость имеют субмиссивные мотивы — подчинение давлению социального окружения.

Таблица 6

Процентное распределение ответов на вопрос «Если Вы пробовали наркотики, то, что Вас побудило сделать это впервые? Если Вы не пробовали наркотики, то что, на Ваш взгляд, побуждает молодых людей делать это впервые?»

Мотив первой пробы Пробовали Не пробовали
Любопытство — в жизни надо попробовать всё, тем более, что можно в любой момент остановиться 48,3 42,8
Желание испытать приятные, необычные ощущения 40,6 48,6
Влияние друзей, компании, настойчивые предложения приятелей 36,1 69,0
Желание избавиться от неприятных переживаний, мыслей, заглушить их 22,2 43,1
Желание улучшить своё состояние, повысить активность и настроение 21,5 24,4
Стремление стать «своим» в кампании 9,7 34,5
«Как все, так и я» 9,0 21,3
Это модно, престижно в молодёжной среде 6,3 16,0
Неумение контролировать себя 5,9 24,1
Отсутствие внешнего контроля взрослых 5,2 14,0
Другое 11,5 8,7

Хорошо видна разница в оценке мотивации первой пробы наркотиков между теми, кто её осуществил и теми, кто от неё воздержался. Для респондентов пробовавших наркотики более весомыми мотивами оказались психологические мотивы (гедонистические, гиперактивации поведения и атарактические) и субмиссивные мотивы. Социальная мотивация оказалась менее значимой, а мотивы отсутствия внутреннего и внешнего контроля наименее весомы при совершении первых проб наркотиков. Это говорит о необходимости сосредоточить внимание при профилактике наркотизма на внутренних факторах «защиты» и своевременном информировании о реальных свойствах наркотиков и опасностях их потребления, чтобы избежать формирования вредных мифов и стереотипов таких как «В жизни надо попробовать всё» и «Остановиться можно в любой момент».

В заключение следует сказать, что данные, полученные в результате осуществления мониторинга, подтверждают его целесообразность и оправданность. Таким образом, на очереди проведение мониторинга в других регионах Украины и проведение общенациональных опросов.

Адрес для переписки:
aserdyuk@mail.ru


© «Новости украинской психиатрии», 2003
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211