НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  История Сабуровой дачи. Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии »

НЕКОТОРЫЕ УСПЕХИ СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОНЕВРОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ НА САБУРОВОЙ ДАЧЕ

М. Г. Орехова, Г. В. Столяров

Харьков, Украина

* Публикуется по изданию:
Орехова М. Г., Столяров Г. В. Некоторые успехи современной психоневрологической науки на Сабуровой даче // История Сабуровой дачи. Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии: Сборник научных работ Украинского НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии и Харьковской городской клинической психиатрической больницы № 15 (Сабуровой дачи) / Под общ. ред. И. И. Кутько, П. Т. Петрюка. — Харьков, 1996. — Т. 3. — С. 47–50.

Развитие психоневрологической науки характеризуется сложностью с точки зрения чередования общих и дифференцированных методических подходов к изучению неврологических и психических расстройств. Это имеет свои достоинства и недостатки. Достоинства дифференциации состоят в получении специалистами возможностей глубокого клинического изучения и нюансировки упомянутых расстройств. Благодаря такому подходу описано ряд клинических форм неврологических и психических заболеваний, что, несомненно, способствовало развитию высокого профессионализма среди невропатологов и психиатров. Вместе с тем, недостатком дифференцированного монопрофильного подхода является утрата возможности к изучению патогенеза упомянутых заболеваний на стыке дисциплин. Так, например, отсутствует единство мнений по поводу этиологии и патогенеза шизофрении, что обусловлено различиями в методических подходах к изучению этой проблемы.

Памятуя о том, что человек представляет собой социально-биологическое единство, предметом наших исследований избрана биологическая сторона этого единства. Исходной позицией этих исследований было представление о том, что неврологические и психические функции являются продуктом жизнедеятельности единой материальной структуры — головного мозга; а неврологические и психические расстройства — следствием нарушения функций этой структуры. В связи с этим целесообразным было изучение обсуждаемых расстройств с единых системных нейробиологических (нейрофизиологических) позиций.

С этой целью была избрана, с нашей точки зрения, адекватная клиническая модель психического заболевания, которую можно было бы подвергнуть психопатологическому и неврологическому анализу. Такой моделью оказалась параноидная форма шизофрении. Изучено 250 больных женщин в возрасте от 18 до 50 лет, впервые поступивших в психиатрический стационар и не получавших ранее специфического лечения нейролептиками. Выбор этой формы шизофрении обусловлен, с одной стороны, яркостью психопатологических расстройств, а с другой, — отсутствием неврологических нарушений. Вместе с тем, как известию, и как это произошло с изученными больными, у всех у них развился синдром экстрапирамидных нарушений вследствие лечения нейролептиком (галоперидол) в принятых дозировках. Этот синдром неврологических экстрапирамидных двигательных нарушений нуждался в неврологическом анализе. При этом следует заметить, что из всех неврологических функций двигательная сфера является наиболее информативной для объективизации и анализа. Таким образом, была получена возможность проведения неврологического и психопатологического исследований на одной клинической группе психических больных.

Исследования проводились в динамике: до, в начальный период лечения галоперидолом (II–V сутки) и на более позднем этапе при дезактуализации бреда. Помимо психопатологического и общего неврологического исследований больным проводились: специальный направленный сбор «двигательного анамнеза», детальное изучение их двигательной сферы по специально разработанной нами схеме-протоколу и дополнительное параклиническое (клинико-нейрофизиологическое) исследование двигательной сферы с помощью ряда методик (ЭМГ, МТМ, ТГ, ДМ, СГ, ИСД, ИФПМС), объективизирующих различные параметры двигательных функций.

В результате проведённых исследований и анализа их результатов было установлено следующее: 1) направленное клиническое и параклиническое исследование двигательной сферы у изученных больных выявило лёгкую экстрапирамидную недостаточность при поступлении ещё до приёма нейролептиков, что не определялось при обычном неврологическом осмотре. Обнаруженная недостаточность экстрапирамидных двигательных функции у больных параноидной шизофренией, для которой не характерны: двигательные расстройства, дала нам право, с одной стороны, предполагать наличие клинически латентной экстрапирамидной недостаточности у них, а с другой, — думать о поражении определённых структур головного мозга, ответственных за экстрапирамидную моторику и соучаствующих в клиническом оформлении психопатологических расстройств; 2) при назначении галоперидола на II–V сутки у всех больных формировался экстрапирамидный синдром, выявляемый уже при обычном неврологическом осмотре. Формирование этого неврологического синдрома сочеталось со смягчением психопатологических расстройств — эмоциональной напряжённости. Нашими предыдущими исследованиями и исследованиями других авторов было показано, что. в патогенезе экстрапирамидных двигательных расстройств и, в том числе, нейролептических, соучаствуют неспецифические механизмы ЛРК разного уровня, представленные по вертикали головного мозга. Недостаточность этих механизмов у больных шизофренией проявлялась при функциональной нагрузке психофармакологическим препаратом; 3) при дальнейшем приёме галоперидола, до периода дезактуализации бредовой симптоматики, у изученных больных развился грубый экстрапирамидный синдром, нуждающийся в назначении корректоров. По клиническим особенностям экстрапирамидной двигательной симптоматики, взаимосвязанной с вариантами и степенью выраженности психических расстройств, можно было выделить следующие уровни функциональной организации неспецифических механизмов мозга в их клинической реализации: стволовой, диэнцефальный, подкорковый, кортикальный. Кроме того, наблюдалась межполушарная асимметрия в представленности этих механизмов — они были нарушены чаше и сильнее в правой гемисфере.

Изложенное даёт право предполагать, что в патогенезе психических расстройств принимают участие неспецифические механизмы ЛРК различного уровня, представленные но вертикали и горизонтали головного мозга и характеризующиеся, по литературным данным, функциональной гетерогенностью нейротрансмиттерных систем. Это имеет отношение к психоневрологической проблеме взаимоотношений функционального и органического, а также свидетельствует о некоторых успехах в современной психоневрологической науке, достигнутых на Сабуровой даче.



© «Новости украинской психиатрии», 2003
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211