НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  История Сабуровой дачи. Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии »

НЕВРОТИЧЕСКАЯ ДЕПРЕССИЯ КАК МАСКА СКРЫТОЙ АГРЕССИИ

В. П. Колосов

Москва, Россия

* Публикуется по изданию:
Колосов В. П. Невротическая депрессия как маска скрытой агрессии // История Сабуровой дачи. Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии: Сборник научных работ Украинского НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии и Харьковской городской клинической психиатрической больницы № 15 (Сабуровой дачи) / Под общ. ред. И. И. Кутько, П. Т. Петрюка. — Харьков, 1996. — Т. 3. — С. 226–228.

Клиника пограничных состояний изобилует многочисленными исследованиями и описаниями «масок», различных эквивалентов, расстройств функциональных систем, маскирующих скрыто протекающие депрессии (X. Вейтбрехт, Ю. С. Савенко, П. Кильхольц и др.). Мы рассмотрим парадоксальную ситуацию, при которой депрессивная картина, с её характерной атипичностью, свойственной пациентам клиники пограничных состояний, может быть лишь внешним клиническим проявлением и скрывать хронически существующую напряжённую доминанту в виде патологической формы бессознательной агрессивности.

Нами было проанализировано 14 больных (все женщины), диагностированных как лица, страдающие хронической тревожной депрессией (дистимией, согласно МКБ-10). Сроки заболевания колебались от двух до девяти лет (средний срок четыре года). Пациентки регулярно (в периоды обострений) получали антидепрессанты (обычно малые и средние дозы) и транквилизаторы, некоторые лечились стационарно. Помимо традиционных клинических и клинико-психологических исследований, изучался спонтанный опыт реагирования в процессе гипнотических сеансов и сеансов трансперсональной психотерапии. Изучение спонтанных переживаний, которые выражались в реакциях при различных видах идентификации себя с другими людьми, животными и др., или ярко эмоционально насыщенных визуальных образах, возникавших всегда с закрытыми глазами и при сохранении к ним критического отношения, позволили выявить латентно существующие патологические эмоциональные состояния — прежде всего агрессию, обычно сочетающуюся с чувством вины и аутоагрессии. Символика трансперсонального опыта обнаруживала мощный комплекс деструктивных эмоций, часто бессознательный, не связанный с какой-либо ситуацией и включавший в себя злобу, в том числе в отношении себя, негативные тенденции комплексного порядка с желанием разрушать, бить, испытывая от этого своеобразное удовольствие. Подобный комплекс глубинной агрессии был обнаружен у 8 больных. В качестве иллюстрации приводим краткий клинический случай. Н., 41 года, директор маленькой коммерческой фирмы, замужем, сыну 12 лет, жалоб ситуационного характера нет. За последние 4 года было 3 депрессивных обострения с чувством тоски, «апатии», безрадостности, тревоги, резкой общей слабости, каждый продолжительностью 2–3 мес., в промежутках так же не ощущала себя здоровой. Приём антидепрессантов облегчал состояние, лечилась также «гипнозом». В психическом статусе отмечается эмоциональная неустойчивость на фоне сниженного настроения, мнительность, пессимизм в связи с возможностью успешного лечения, страх перед бессонницей.

На сеансе трансперсональной психотерапии ощутила себя «сильным, жестоким животным», кого-то «рвала когтями, испытывая при этом мстительную радость». Объективно, во время сеанса лицо временами выражало ярость, наносила удары невидимым врагам. После сеанса плакала, обвиняла себя, но субъективно испытывала явное облегчение.

Психотерапевтический анализ позволил выявить глубокую эмоциональную дисгармонию личности — основным выражением которой была нереализованная агрессия, вероятно, как следствие хронической фрустрации семейно-бытового плана, что сама больная категорически отрицала. Депрессия же являлась фасадом, бессознательной формой патологической психологической защиты, В подобных ситуациях следует избегать любой трактовки трансперсональной символики, сам символический материал постепенно осознаётся больными, что меняет систему взаимоотношений, ведя к выздоровлению.



© «Новости украинской психиатрии», 2003
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211