НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Книги »  Шизофрения: новые подходы к терапии »

КЛИНИКО-ИСТОРИОГЕНЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ БРЕДА В КОМПЛЕКСНОЙ ТЕРАПИИ БОЛЬНЫХ ПАРАНОИДНОИ ШИЗОФРЕНИЕЙ

И. А. Зайцева

Днепропетровск

* Публикуется по изданию:
Зайцева И. А. Клинико-историогенетический анализ бреда в комплексной терапии больных параноидной шизофренией // Шизофрения: новые подходы к терапии: Сборник научных работ Украинского НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии и Харьковской городской клинической психиатрической больницы № 15 (Сабуровой дачи) / Под общ. ред. И. И. Кутько, П. Т. Петрюка. — Харьков, 1995. — Т. 2. — С. 39–40.

Применение традиционного клинико-психопатологического метода для понимания механизмов бреда, его синдромокинеза у больных параноидной шизофренией недостаточно. Учитывая доказанное существование типологических аналогий между формальными и продуктивными расстройствами мышления при шизофрении и особенностями архаического мышления на этапах историогенеза, а именно символикой, мифопоэтикой, бинарно-логическими оппозициями, принципами первобытной магии и тотемизмом (В. П. Самохвалов, 1989), целесообразно использовать данные архаической культуры для сравнительного анализа психопатологии. Полученные таким образом культуральные аналоги клиники могут стать полезной основой для интерпретации и понимания бредовых идей, поведения больных, что имеет большое социальное значение.

Предлагаемый метод не требует каких-либо изменений психофармакотерапии. Необходимым условием его применения является достаточный уровень вербального контакта больного.

Методика клинико-историогенетического анализа бреда у больных параноидной шизофренией состоит из трёх этапов. Первый этап включает детальное описание высказываний пациента с сохранением своеобразия его лексики, невербального поведения, художественного творчества, которые отражают внутреннюю картину болезни. Полученный материал систематизируется в виде последовательности бредового сюжета и действующих бинарно-логических оппозиций («помощники–преследователи», тотем «свой–чужой», «свет–тьма» и т. д.), подчинённых главной оппозиции «благоприятное–неблагоприятное».

Второй этап исследования — поиск историогенетических аналогов, заключается в сопоставлении элементов клинического описания, а именно симптомов галлюцинаторно-бредового круга у конкретного больного, с типологически сходными явлениями, фактами, мифологическими представлениями, ритуалами и табу архаической культуры по данным этнографии (К. Леви-Отрос, 1980; В. Я. Пропп, 1986; С. Токарев, 1987). Феномен архаической культуры считается аналогом определённого психопатологического феномена лишь в том случае, если сходство между ними удовлетворяет требованию точности и множественности общих признаков. Это сходство должно охватывать как общее содержание сравниваемых феноменов, так и главные бинарно-логические оппозиции.

Третий этап исследования заключается в интерпретации бредового синдрома в контексте выявленных историогенетических аналогов, составляющих его симптомов и определении аналога самого синдрома — «персональной мифологической модели».

Таким образом, бредовые идеи и обусловленные ими неадекватные действия больного приобретают благодаря сравнению с типологией архаической культуры новый смысл, который облегчает их рациональную интерпретацию. Предложенный метод позволяет улучшить коммуникации в системе «врач–пациент», повысить качество выявления болезненной симптоматики, более надёжно контролировать её редукцию и прогнозировать развитие бредового сюжета, индивидуализировать рациональную психотерапию этой категории больных.



© «Новости украинской психиатрии», 2003
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211