НОВОСТИ УКРАИНСКОЙ ПСИХИАТРИИ
Более 1000 полнотекстовых научных публикаций
Клиническая психиатрияНаркологияПсихофармакотерапияПсихотерапияСексологияСудебная психиатрияДетская психиатрияМедицинская психология

Українська версія статті »
Книги »  Судебно-психиатрическая экспертиза: от теории к практике »
В. Б. Первомайский, В. Р. Илейко

ОБОСНОВАНИЕ ЭКСПЕРТНЫХ ВЫВОДОВ В АКТЕ СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

В. Р. Илейко, В. Б. Первомайский

* Перевод с украинского
* Публикуется по изданию:
Ілейко В. Р., Первомайський В. Б. Обґрунтування експертних висновків в акті судово-психіатричної експертизи // Український медичний часопис. — 2003. — № 4. — С. 105–108.

* Русский перевод статьи опубликован в издании:
Илейко В. Р., Первомайский В. Б. Обоснование экспертных выводов в акте судебно-психиатрической экспертизы // Первомайский В. Б., Илейко В. Р. Судебно-психиатрическая экспертиза: от теории к практике. — Киев: КИТ, 2006. — С. 293–301.

ВВЕДЕНИЕ

Акт судебно-психиатрической экспертизы (СПЭ), с одной стороны, является медицинским документом, который должен отображать процесс экспертного исследования на основе клинико-психопатологического и экспертного методов (табл. 1), а с другой — источником доказательств в суде и подлежит оценке судом (В. Б. Первомайский, 2000; Гражданский процессуальный кодекс Украины, 1994). Поэтому к акту СПЭ предъявляются определённые требования как к самостоятельному процессуальному документу.

Таблица 1

Соотношение этапов экспертного исследования и структурных частей акта СПЭ

Этап Метод Структурная часть акта СПЭ
Получение определения (постановления) о назначении экспертизы и объектов СПЭ Проверка наличия медицинских и юридических оснований Вводная (данные о месте, времени проведения СПЭ, исполнителе, основаниях для её проведения, объектах СПЭ, вопросы, поставленные для решения)
Исследование объектов экспертизы Методы (клинико-психопатологический, метод экспертной оценки медицинской документации и материалов дела) Исследовательская (изложение фактических данных, касающихся психического состояния подэкспертного на основе его непосредственного исследования, а также (или) на основе изучения материалов дела и медицинской документации)
Анализ полученных данных, формулирование диагноза и экспертного решения Экспертный метод (основные клинические принципы: презумпции; согласуемости данных, обоснованности) Мотивировочная (анализ, сопоставление, обобщение данных, которые изложены в исследовательской части акта СПЭ, устранение противоречий, обоснование выводов)
Ответы на поставленные перед экспертом (экспертной комиссией) вопросы Формально-логический метод Выводы акта СПЭ

Обязательными составными частями акта СПЭ являются вводная, исследовательская, мотивировочная части и выводы.

Иногда ошибочно считают, что главной, важнейшей частью акта экспертизы являются выводы. Именно они являются предметом изучения со стороны суда. Но это ошибочная точка зрения. Суд должен изучить и оценить весь акт экспертизы как источник доказательств. В этом смысле выводы как доказательства не являются самодостаточными. Без мотивировочной части они ничего не стоят, поскольку неизвестно, каким образом и на основании каких аргументов эксперт пришёл к выводу. Без мотивировочной части выводы приобретает персонифицированный характер, когда аргументы подменяются авторитетом эксперта, его научным званием, степенью или должностью. Такой подход для экспертизы неприемлем, так как лишает суд научных гарантий от ошибочных решений. К тому же следует указать, что мотивировочная часть акта СПЭ — показатель профессионального уровня эксперта, его квалификации как специалиста в определённом виде экспертизы, способности к логическому осмыслению фактов. Эта важная часть профессиональной деятельности психиатра-эксперта совсем не отражена в судебно-психиатрической литературе. Логические основы клинического мышления психиатра-эксперта не преподаются ни на одном этапе его подготовки.

Целю работы является освещение некоторых вопросов, касающихся содержания мотивировочной части акта СПЭ, типичных ошибок, которые встречаются при этом, предложения по их избеганию и методические принципы, которые должны использоваться при составлении мотивировочной части акта как вообще, так и, в частности, посмертной СПЭ, как одного из наиболее трудных и ответственных видов судебно-психиатрического экспертного исследования.

ОБЪЕКТ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Проанализировано 140 случаев посмертной СПЭ (акты СПЭ, истории болезни) — 55 случаев по архиву Киевского городского центра СПЭ, 85 случаев — из разных регионов Украины, которые поступали в отдел судебно-психиатрической экспертизы Украинского НИИ социальной и судебной психиатрии в составе материалов гражданских дел, по которым в соответствии с определением суда проводились повторные экспертизы сотрудниками отдела СПЭ Института.

Большинство случаев (78%) посмертной СПЭ с точки зрения психического заболевания, которое определило назначение экспертизы, относились к проявлениям церебрального атеросклероза и его осложнений (динамические нарушения мозгового кровообращения, инсульты); в соответствии с Международной классификацией болезней 10-пересмотра (МКБ-10), эти психические расстройства отнесены к разделу F00–F09 «Органические психические расстройства», рубрики, преимущественно, F01.0–F01.9; F06.7–F06.9; F07.9. Другие случаи преимущественно касались психических расстройств при соматических заболеваниях (в частности, опухолевых, которые сопровождаются аутоинтоксикацией, сердечно-сосудистых в стадии декомпенсации и т. д.), которые не предусмотрены МКБ-10. Структура этих расстройств отображала различные степени нарушения сознания, проявления астении. Экспертно-диагностическая оценка психических расстройств вследствие соматических заболеваний, их сопоставление с разделами психических и поведенческих расстройств МКБ-10 требует отдельного освещения, анализа и предложений.

Методы исследования: метод экспертной оценки медицинской документации, клинико-психопатологический и теоретический методы.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Анализ тематического материала и опыт проведения повторных экспертиз (в том числе посмертных, по гражданским делам), позволил выделить ряд типичных ошибок, которые допускают эксперты при попытке мотивировать выводы.

  1. «Мотивирование без мотивирования».

    Ошибка присуща большинству актов посмертной СПЭ. Существует в двух вариантах. В первом мотивировочная часть не выделяется совсем, как и выводы. Изложение акта подаётся сплошным текстом. В конце его формулируются ответы на вопросы и, как их подтверждение, приводится несколько фактов, изложенных выше в тексте акта.

    Во втором варианте мотивировочная часть выделяется. После слов «таким образом» перечисляются в кратком виде, выборочно отдельные факты, изложенные выше по тексту акта.

  2. «Игнорирование противоречий».

    Ошибка, присущая начинающим экспертам, которые пришли в экспертизу из общей психиатрии. Также существует в двух вариантах по количеству сторон в деле (истец–ответчик).

    При первом варианте в конце акта приводятся только те данные, которые свидетельствуют в пользу истца. Данные, которые противоречат этому, или являются нейтральными, не приводятся вовсе.

    При втором варианте всё делается наоборот, в пользу ответчика. Выбор экспертом варианта зависит от количества свидетельств в пользу той или другой стороны. Чем больше определённых свидетельств, тем больше вероятность соответствующих им выводов экспертов. Но имеются случаи, когда и эта логика не действует, давая основания считать выводы следствием влияния внеэкспертних сил.

    Указанная ошибка, как правило, сопровождается соответствующим игнорированием противоречий и в исследовательской части акта.

  3. «Желаемое за действительное».

    Эта ошибка присуща экспертам, которые имеют определённый опыт. При этом виде ошибки в мотивировочной части приводится ряд фактов, которые в принципе могут быть при патологии, которая отображена в выводах. Но такие факты отсутствуют в исследованных материалах и не излагаются в исследовательской части акта.

    При анализе таких актов возникает ощущение определённой избирательности изложения материала и очень сильного желания эксперта как можно лучше обосновать выводы, не опираясь на установленные факты.

  4. «Излишнее доказывание».

    В акте приводится много разных аргументов, которые не касаются вывода или не обязательно доказывают его. Качество аргументов подменяется их количеством в соответствии с логической ошибкой: «кто много доказывает, тот ничего не доказывает».

  5. «Полная бездоказательность».

    Аргументы в пользу выводов не приводятся вовсе. После исследовательской части сразу излагаются выводы. Этим эксперт старается вызвать впечатление, что связь между фактами и выводами настолько очевидна и понятна, что какое-либо его обоснование является излишним.

  6. «Неполное доказательство».

    Приводятся аргументы в пользу расстройства психической деятельности определённого вида. Но формулируется нозологический диагноз, без уточнения синдрома. Психологический критерий, так сказать, естественным образом вытекает из установленной нозоформы и не требует дополнительных аргументов. Причина ошибки в подмене содержания понятий.

  7. «Возможное за действительное».

    Отдельные выявленные признаки психической патологии, которые в динамике могут иметь разное экспертное значение, толкуются только в одном из возможных будущих вариантов этого значения.

Изложенные выше ошибки хорошо иллюстрируют важное значение мотивировочной части. Для того, чтобы их избежать, нужно помнить следующее.

Во-первых. Не существует каких-либо самостоятельных признаков, присущих только медицинскому или только психологическому критерию, необходимых для решения вопроса, касающегося способности лица понимать значение своих действий и руководить ними. Эта способность является качественной характеристикой психики и сознания лица. Она обязательно проявляется поведением, мимикой, пантомимикой, высказываниями и т. п. Поэтому, определяя состояние этой способности, опираясь на конкретные признаки, которые выявлены при экспертном исследовании, эксперт одновременно определяет психическое состояние этого лица. Тем самым в психиатрических терминах определяется состояние указанной способности.

Во-вторых. Доказывая болезненную природу утраты способности понимать значение своих действий и руководить ними, эксперт, в соответствии с ст. 16 ГК Украины [Гражданский кодекс Украины, 1998] должен разграничить две группы расстройств: душевную болезнь и слабоумие. Эта формула закона (как и сам термин «душевная болезнь») явно устарела. Она не учитывает синдромы общего нарушения сознания при тяжёлых соматических заболеваниях, которые сопровождаются аутоинтоксикацией, при опухолевых образованиях. Это самостоятельная большая группа психических расстройств, которые довольно часто встречаются в практике посмертной СПЭ. С целью унификации экспертных подходов (до изменения зафиксированной в законе дихотомии) указанные расстройства следует относить к группе душевных болезней.

Таким образом, под душевной болезнью при посмертной СПЭ в гражданском процессе следует понимать болезненное расстройство психической деятельности, которое проявляется в форме психоза и синдромов нарушенного сознания. Под слабоумием понимаются состояния психического дефекта, независимо от их происхождения (врождённые, органические, постпсихотические).

В-третьих. Предметом посмертной СПЭ в гражданском процессе является определение психического состояния лица относительно совершённых ним юридически значимых действий на момент их совершения. Поэтому именно этот отрезок времени должен быть подвергнут особенно тщательному анализу. При этом аргументы, касающиеся психологического критерия, обязательно следует излагать отдельно и именно в отношении к определённому отрезку времени.

Научное формулирование выводов возможно лишь на основе использования экспертного метода исследования с его клиническими принципами, а именно: принципами презумпции, согласуемости данных и принципом обоснованности. Коротко остановимся на их содержании.

Напомним, прежде всего, что понятие «презумпция» означает предположение, основанное на вероятности. В свою очередь, вероятность является мерой объективной возможности появления случайного события (Э. Н. Шиган, 1986). Это определение необходимо знать и для правильного формулирования выводов.

В соответствии с первым правилом принципа презумпции — презумпцией психического здоровья — лицо считается психически здоровым и способным осознавать свои действия и руководить ими, пока обратное не будет доказано. В соответствии с этим определением каждое лицо, которое достигло установленного законом возраста, априори считается психически здоровым и способным к сознательным действиям, то есть, в определении действующего законодательства, дееспособным.

В соответствии со вторым правилом презумпции, сомнения, которые невозможно устранить, толкуются в пользу состояния, которое является более вероятным или возможным. Напомним, что при проведении экспертиз по уголовным делам, в соответствии со вторым правилом, сомнения толкуются в пользу обвиняемого. В этом контексте польза связывается с наименьшим ограничением прав и свободы подекспертного, связанных с наказанием. При посмертной экспертизе речь о наказании не идёт. Поэтому разрешение сомнений осуществляется непосредственно через определение определённого психического состояния.

При посмертной СПЭ проблема разрешения сомнений наиболее часто касается динамики заболевания.

Принцип презумпции тесно связан с принципом согласуемости данных. В сжатом виде он предусматривает, что выводы эксперта основываются на данных, полученных при исследовании максимально возможного количества объектов экспертизы, данных, которые согласуются между собой и диагностическим стандартом. Поскольку диагностический стандарт со времени изменяется (совершенствуется), следует исходить из стандарта, который действовал на период совершения юридически значимого действия. Это не запрещает его сопоставления со стандартом, действующим на период проведения экспертизы с соответствующими пояснениями для суда возможных отличий.

Необходимость применения принципа согласуемости данных определяется наличием при посмертной СПЭ нескольких объектов экспертизы. Принцип согласуемости данных позволяет методически правильно определить существенные признаки из разных объектов исследования, сопоставить их с диагностическим стандартом и таким образом получить вероятный вывод.

Принцип обоснованности имеет отношение к мотивировочной части акта в целом и отображает ход мысли эксперта при обосновании выводов, он является динамической характеристикой процесса экспертного исследования. В научном аспекте этот принцип отображает то, что является краеугольным камнем теории аргументации, а именно — структуру доказательства: тезис, аргументы, демонстрацию (В. С. Жеребкін, 1998). Тезисом является экспертный вывод, соответствие которого истине эксперт должен доказать. Аргументами являются факты, которые он получил, исследуя объекты экспертизы. Демонстрацией является способ, с помощью которого эксперт обосновывает свой вывод (табл. 2). То есть демонстрация — это сведение полученных фактов к определённой системе.

Таблица 2

Соотношение структуры доказательства и структуры экспертного исследования

Структура экспертного исследования Структура доказательства
Факты, полученные при исследовании объектов СПЭ Аргументы
Анализ, сопоставление, обобщение полученных фактов, устранение противоречий, обоснование выводов Демонстрация
Выводы эксперта Тезис

ВЫВОДЫ

Таким образом, использование при посмертном судебно-психиатрическом экспертном исследовании вышеизложенных сведений и предложений, квалифицированное применение экспертного метода с его клиническими принципами позволяет предотвратить ошибки, устранить противоречия, в условиях дефицита объективной информации, необходимости принятия вероятного решения и обеспечить научность и доказательность экспертных выводов.

Литература

  1. Гражданский кодекс. Гражданский процессуальный кодекс Украины. — Харьков: Консум, 1998. — 528 с.
  2. Гражданский процессуальный кодекс Украины. — Одесса, 1994. — 192 с.
  3. Жеребкін В. С. Логіка. — Київ: Знання, 1998. — 256 с.
  4. МКБ-10. Классификация психических и поведенческих расстройств. Клинические описания и указания по диагностике. — СПб: Адис, 1994. — 304 с.
  5. Первомайский В. Б. Невменяемость. — Киев, 2000. — 320 с.
  6. Шиган Е. Н. Методы прогнозирования и модернизирования в социально-гигиенических исследованиях. — М.: Медицина, 1986. — 208 с.

Консультации по вопросам судебно-психиатрической экспертизы
Заключение специалиста в области судебной психиатрии по уголовным и гражданским делам


© «Новости украинской психиатрии», 2008
Редакция сайта: editor@psychiatry.ua
ISSN 1990–5211